Гонщик дождя

18 ноября 2002 в 00:00, просмотров: 593

“Наш человек в “Формуле-1”? Да ну, быть такого не может!” Примерно такой была, кажется, первая реакция на известие о подписании контракта между командой “Минарди” из Италии и российским гонщиком. Но вскоре Сергей Злобин действительно прокатился за рулем формулического болида по итальянской трассе в Мюджелло — пока, правда, только в качестве тест-пилота...

А на этой неделе отец-основатель команды Джанкарло Минарди гостил уже в Москве. Разумеется, в компании (чем черт не шутит?) будущего гонщика “Формулы-1”. Который, несмотря на жесткий график, согласился поделиться впечатлениями с корреспондентом “МК”.

— Пока, извините, рано называть меня пилотом “Формулы-1”, — напоминает Сергей Злобин. — Впрочем, все еще, возможно, впереди... Попасть туда я, признаться, и не планировал никогда. Хотя и знаком, например, с четырехкратным чемпионом мира Аленом Простом, с владельцем одной бывшей формулической команды Гвидо Форти... А с Джанкарло Минарди встретились примерно год назад, когда меня пригласили в Италию после удачной серии заездов в Европе. Я ведь свой путь уже распланировал: поездить в европейском чемпионате “Формулы-3000”, а потом отправиться за океан в серию CART или остановиться в европейском “Гран Туризме” (GT), где выступают наши Алексей Васильев и Николай Фоменко. Но когда речь зашла о первой “Формуле”, решил немножко поменять планы...

— Но ведь многие говорят и о падении авторитета и уровня “Формулы-1”, и о том, что там нынче всякого, грубо говоря, сброда полно.

— Как бы там ни говорили, все равно это вершина. Тот же класс GT — это специфические соревнования, которые мало кому известны. Я ездил на “Порше” в 24-часовых гонках и очень рад, что у Фоменко с Васильевым через два года все стало там получаться. Это очень короткий срок.

— Итак, вы оказались в качестве тестера за рулем “Минарди”. Только не говорите, что не испытали эйфории!

— За эйфорию я расплатился в первый же день. Мне показали, как там все работает, какое там хитрое сцепление. Думал: сяду и поеду. Ну, поехал, конечно, а потом взял и расслабился. Короче, головой прямо о руль стукнулся. Никакие ремни безопасности не помогли — сразу острую боль в шее почувствовал. Мне, конечно же, предложили отдохнуть, а Минарди подозвал и шепнул: “Понял, что главное? Концентрация от начала и до конца!” Мюджелло — вообще самый быстрый в Италии автодром. Я-то думал, что самую малость опоздал с торможением, а телеметрия показала, что аж сто метров. А такая ошибка стоит либо запчастей, либо здоровья...

— Выходит, многое в вашей жизни изменилось? Не только взгляд на вещи, но и быт?

— Не думаю, что все так сильно изменилось. Просто пришлось отказаться от российского “кольца” — и так слишком много всяких гонок. Я подумал и решил оставить самое неинтересное. Да, вот что для меня в новинку: стал очень много путешествовать по воздуху и через какое-то время научился спать в самолете. Это очень удобно, закрыл глаза — и уже на месте.

— А проблем с “физикой” не прибавилось? Все-таки российский чемпионат и “Формулу-1” как-то и сравнивать неудобно...

— Я понял, что требования стали несколько иными, еще в 99-м году, когда впервые поехал в российской “Формуле-3”. Ведь за пару лет до этого я весил 95 килограммов, а это слишком много для пилота. А все оттого, что всю свою прежнюю жизнь я занимался борьбой. Пришлось резко сбрасывать...

— Но к перегрузкам в 4,5 G, которыми славится первая “Формула”, поначалу не готов ни один человек!

— Да я и сейчас не очень готов. Морально. И вообще не понимаю, как эта штука ездит!

— Доводилось слышать, что ряд таких известных формулистов, как Кими Райкконен или Эдди Ирвайн, адаптируются к кокпиту болида при помощи чтения лежа в ванне. А вы не пробовали?

— Ирвайн? Пардон, рядом моя дочка сидит, — смеется Сергей, — а то бы я сказал, чем Эдди в ванне занимается!

— А если серьезно: “Минарди” — традиционный аутсайдер в чемпионате “Формулы-1”, которого никто и всерьез не воспринимает. Вот Джанкарло очень гордится двумя зачетными очками Марка Уэббера в Австралии. А у одного Шумахера этих очков — полторы сотни.

— Но почему-то никто при этом не вспоминает, что бюджет у этой команды в десять раз меньше, чем у топ-команд, а мотор слабее “Феррари” на 120 лошадиных сил. Не говоря уже о том, что через команду-карлика прошло в свое время десять чемпионов мира! А любой успех “Минарди” сравним с победой боксера-легковеса над супертяжем.

— Как будут развиваться дальнейшие отношения между Сергеем Злобиным и “Минарди”?

— Сейчас ожидаю тест-заездов в Валенсии. Жаль только, что дожди там — большая редкость. Потому что тогда я бы смог много кого обставить.

— Вот как? Так вы Человек дождя, как великий Айртон Сенна?

— А кем еще может ощущать себя гонщик из страны, где ровно полгода зима, а почти все остальное время случаются дожди? Это наша национальная погода. И ни один из гонщиков-формулистов не получает в достатке таких интересных условий для подготовки. Зимой, например, я оттачиваю свое мастерство на льду Гребного канала в Крылатском. Думаю, что это обязательно пригодится. Не в следующем году, так в 2004-м, когда я очень рассчитываю стать настоящим участником чемпионата мира.

— В плане автомобилей у вас есть какие-нибудь пристрастия?

— Я тяготею к джипам, но не для езды по городу, а так — полазить по грязи. На таком я собираюсь, если, конечно, время позволит, махнуть зимой в горы. А так, если честно, я в выборе машины неприхотлив.

— А на чем сейчас приехали?

— На “девятке”. Вижу, не верите? Пойдемте, покажу. Правда, за рулем сейчас не я, а жена. Это если надо ехать совсем быстро, я ее сменяю.

— Сергей, если честно, вы не очень похожи на спортсмена. Кем себя по жизни воспринимаете?

— Прежде всего отцом троих детей. Еще есть восемь гоночных машин — тоже по-своему дети. А так до конца пока еще не понял. Знаю одно: как раньше ездил, на чем — надо забыть. И еще: гонщик должен превратиться в компьютер, чтобы у него все получилось...




    Партнеры