Загубленное кадетство. ВИДЕО

За изнасилование и убийство школьницы из банды гастарбайтеров судят только одного

25 октября 2011 в 16:03, просмотров: 19246

Процесс по громкому уголовному делу об убийстве и изнасиловании приезжим из Таджикистана 17-летней ученицы кадетского корпуса имени Александра Невского Лены Лифановой начался в Московском областном суде. Родители девочки считают, что дело передано в суд преждевременно, поскольку следствием не были найдены все виновные, а обстоятельства убийства так и остались непроясненными.

Загубленное кадетство. ВИДЕО

«Она шла с пивом в руке, попросила прикурить, сама заговорила со мной и сама согласилась на секс», - утверждал в ходе следствия 23-летний Тагайбек Якубов.

Родители Лены Лифановой, пришедшие в Мособлсуд в понедельник, утверждают, что в этих показаниях ни слова правды.

- Это случилось 15 мая 2010 года, - рассказывает мама убитой Марина Лифанова, - Лена прибежала из корпуса, приняла душ, оделась и побежала на остановку – вместе с подружками она собиралась пойти на «Ночь музеев», те ждали ее возле метро «Охотный ряд». Было примерно половина пятого вечера, светло.

По словам Марины Лифановой, дочь никогда не пила и не курила, была девственницей и в тот день была скромно и «сексуально неагрессивно» одета – легкая курточка с капюшоном, длинные, широкие, похожие на юбку шорты, колготки, балетки. В руках – коммуникатор: «Она постоянно общалась со своими подружками, прямо из рук его не выпускала, все время строчила какие-то сэмээски, наверное, и по дороге к остановке кому-то писала...»

- У нас было строгое правило: в девять дочь должна быть дома. Если вдруг опаздывает – отзвонится в любом случае, хоть с чужого телефона, если деньги закончатся. Я в этот день свой телефон отключила, а в девять включила и тут мне посыпались сообщения, что звонили ее подружки…

Смотрите фоторепортаж по теме: Загубленное кадетство
12 фото

Марина тут же набрала Инну, подругу, с которой Лена должна была встретиться и та, плача, сообщила ей, что Лена вот уже несколько часов не отвечает. Родители забили тревогу сразу. Но, как водится в таких случаях, на их заявление не сразу отреагировали.

- А когда через несколько часов оперативник, который пришел к нам домой и увидел ее комнату, он сам тут же позвонил свои коллегам и сказал, что нужно срочно поднимать тревогу, потому, что ребенок очень домашний, - вспоминает Лифанова.

Ночные поиски ничего не дали и только утром, прочесывая район с помощью солдат, девочку нашли изнасилованной и задушенной в лесу. Труп лежал метрах в трехстах от тропинки, по которой Лена шла к остановке. Сумочка открыта, коммуникатор пропал.

Вскоре нашлась свидетельница, которая видела нескольких таджиков неподалеку от места, где обнаружили труп. Но спустя примерно две недели, 4 июня, задержали по подозрению в преступлении только одного Якубова. Вскоре ему и предъявили обвинение.

- Все, что связано с его задержанием, для нас очень странно, - говорит отец Лены Олег Лифанов. – После показания свидетельницы стало ясно, что скорее всего убили нашу дочь таджики. Лена отчаянно сопротивлялась и у нее под ногтями остались образцы ткани тех, кто ее насиловал и убивал. Сразу же у всех таджиков, что проживают в нашей округе, взяли образцы крови и слюны для идентификации. Но образцы эти куда-то пропали. И только когда при помощи билинга был обнаружен дом, где находился телефон Лены, Якубова задержали. Нам совершенно очевидно, что он очень спокойно себя чувствовал все это время.

Родители Лены проводили собственное расследование. Они выяснили, что Якубов нигде не работал. При этом, по рассказам его сожительницы и земляков, у него постоянно с собой были пачки денег, передвигался он на такси, нанимал проституток и материально поддерживал свою пассию. Когда родители Лены рассказали следователям о том, что им стало известно, от них отмахнулись, дескать, ну, не работает, имеет деньги, но это же не преступление.

- Но он, судя по всему, грабил – у него нашли много мобильников, торговал наркотиками, - утверждает отец убитой. – И у него были покровители среди местных стражей порядка. Чем иначе можно объяснить то, что после убийства, когда оперативники повсюду искали преступников, он спокойно ходил весь исцарапанный и не думал скрываться даже после того, как у него взяли образцы крови и слюны.

А когда Якубова все-таки задержали, (по словам отца убитой, билинг осуществляла другая структура), выяснилось, что кроме него никого больше искать не собираются. Но Лифановы уверены, что Якубов был не один.

Во-первых это утверждает свидетельница. Во-вторых, Лену нашли далеко от того места, где она должна была идти. На ноге не было балетки, она валялась в нескольких метрах. Значит, она не сама пришла к месту, где лежала, - рассуждает отец девочки. – Но нет и следов, говорящих о том, что ее тащили волоком, если это был один человек. Наша версия того, где Лену насиловали, а где убивали, вообще не сходится с версией следствия.

Возможно, умозаключения родителей и неверны. Но, наверное, им нужно было это аргументированно доказать. А что же они услышали?

- Когда мы пришли к заместителю прокурора города Видное, Егорову, он начал орать на нас: «что вы все ходите и вынюхиваете? Вам говорят один, значит один. Что толку, что мы второго поймаем? Он скажет: ничего не знаю, ничего не помню и придется его отпускать», - утверждает Олег Лифанов.

В понедельник в Мособлсуде состоялось предварительное заседание по этому делу. Выяснилось, что интересы потерпевших в предстоящем процессе будет представлять экс-лидер ДПНИ Александр Белов. Он выступает в качестве общественного защитника и намерен придать процессу максимальную огласку.

- Только по официальной статистике, 70% изнасилований совершаются выходцами из Средней Азии, по неофициальным данным эта цифра еще выше, - утверждает Белов. – И этому есть объяснение. Это, как правило, молодые люди, не имеющие достаточно средств к существованию, некомплиментарно настроенные к нам, имеющие плохое понятие о нашем укладе жизни – например, по их понятиям, раз наши девушки ходят не в платках, а в коротких юбках, то этим они демонстрируют свою легкодоступность и даже желание вступать в половые связи. К тому же, существующий эмиграционный режим позволяет приезжать в Россию тем, кто у себя на родине находятся в розыске за уголовные преступления.

По мнению Белова, справиться с проблемой помогло бы введение визового режима, при котором гастарбайтер обязан будет указать фирму-нанимателя, показать, что у него есть средства, необходимые для пребывания в стране, подтвердить отсутствие претензий со стороны правоохранительных органов.

- Но, по мнению властей, это усложнит наши отношения с государствами, которые Россия до сих пор считает своими территориями. А руководства этих государств изо всех сил настаивают на существующем положении дел, поскольку боятся, что если туда вернутся мужчины, которым на родине нечем заниматься, они получат очередную цветную революцию, - считает Белов.

- Вот и получается, что из-за имперских амбиций наших властей страдают наши дети, - сокрушается отец убитой Лены Лифановой.

Смотрите видео по теме: «Загубленное кадетство»
05:03

Песня Лены Лифановой



Партнеры