Страстно любящие отцы

Два громких “педофильских” процесса — по делу Макарова и Тапия Фернандеса — кардинально отличаются друг от друга

7 ноября 2011 в 18:44, просмотров: 20542

Страшно, если педофил — сосед или тренер. Но вдвойне страшнее, если педофил — отец. Потому что в этом случае врагом становится тот, кто по самой своей природе должен защищать. Тот, кто всегда рядом.

Может, это стало причиной такого шума вокруг чиновника Владимира Макарова и пластического хирурга Тапия Фернандеса, обвиненных в педофилии по отношению к собственным детям? Увы, нет! Ведь в российских судах регулярно слушаются подобного рода дела, и до них, уж простите за тавтологию, никому нет дела. Мало кому интересно, что какой-нибудь дважды судимый алкоголик Иванов в пьяном угаре терзал своих малолетних детей. А здесь — высокие персоны. На следствие, экспертов давят со всех сторон. В защиту обвиненных выступают целые сообщества. И именно потому правда может так легко ускользнуть... И именно потому все забывают о главных жертвах — детях. Их имена полоскают без зазрения совести, смакуют чудовищными подробностями. Их предают не только близкие люди, которые сводят между собой счеты, но и целое государство. Шумихой вокруг двух дел хотят воспользоваться, дабы отложить принятие закона, ужесточающего наказание за педофилию. Об этом — в расследовании «МК».

Страстно любящие отцы

Беду старец нагадал?

Если экс-чиновник Минтранса РФ Макаров уже получил 13 лет тюрьмы (правда, его защита подала кассационную жалобу, которая будет рассмотрена 17 ноября), то судебное разбирательство в отношении Тапии пока не начато. Так что логичнее было бы начать именно с него.

Справка МК Справка "МК"

Тапия Фернандес, уроженец Боливии и гражданин РФ, известный пластический хирург, владелец крупной клиники. Оперировал сотни звезд шоу-бизнеса, политиков и т.д. Был задержан 21 октября 2011 года по подозрению в педофилии. Заявление в полицию написала его супруга Наталья. По утверждению женщины, ее муж в течение последних двух лет совершал насильственные действия сексуального характера в отношении 13-летней падчерицы и 5-летнего сына. Против Тапии возбуждено уголовное дело по части 4 статьи 132 УК РФ. Ему грозит наказание в виде лишения свободы до 20 лет.

— Когда мы узнали, в чем обвиняют Тапию, были в шоке! — говорят работники его клиники. — Это ведь абсурд. Мы все были в курсе, какие взаимоотношения были у него с женой, так что ее словам не поверили ни на секунду.

Супруга известного пластического хирурга почти вдвое моложе его. Она на два года младше его родной дочери от первого брака Кристины. Рассказывают, что Тапия влюбился в Наталью с первого взгляда и не тянул с предложением руки и сердца. Она почти сразу стала работать в его клинике, причем вскоре заняла пост гендиректора. Фернандес в буквальном смысле сам сделал свою жену: в поисках красоты и молодости она не раз ложилась под скальпель суженого.

О сыне Тапия мечтал давно. И когда тот родился, был на седьмом небе от счастья. По словам друзей Фернандеса, к падчерице он всегда относился трепетно и всячески демонстрировал, что не делает разницы между ней и родным сыном. Но вы, надеюсь, не забываете, что это говорят сторонники именитого хирурга.

А потом в семье случился разлад. Якобы несколько лет назад Наталья съездила к какому-то старцу. У нее стали выпадать волосы, и вообще чувствовала себя женщина неважно, вот и решила спросить совета у святого человека. А тот ей неожиданно выдал: тебе надо избавиться от мужа. Тапия, узнав об этом, очень переживал. Ходил в церковь, где постоянно общался со священником Александром. Тот его успокаивал: не берите с женой в голову слова этого шарлатана, святой человек не мог посоветовать жене бросить мужа. Но после этого случая Наталья стала вести себя странно. Часто, по словам Тапии, закрывалась в туалете на всю ночь. Изменилось ее отношение и к детям.

— Я всегда настаивал, чтобы у них был режим, — говорит Фернандес (вопросы от «МК» ему передали в СИЗО правозащитники). — А она на это внимания совсем не обращала. Я переживал, что дети часто оказываются без материнского присмотра...

Коллеги говорят, что Тапия перенес все свои приемы в клинике на более позднее время, чтобы самому успеть отводить сына в детский садик. В конце сентября супруги подняли вопрос о разводе. Точнее, Тапия сообщил Наталье, что готов развестись. Еще недели через две он решил отстранить ее от должности гендиректора. Все имущество в любом случае после развода должно было делиться пополам. Вопрос стоял в том, с кем останутся дети. И он вроде сам собой решился после обращения Натальи в полицию...

Тапия Фернандес.
Падчерица Тапия Фернандеса — главный свидетель обвинения.

«Отец не способен на такое»

Сейчас Тапия сидит в СИЗО № 3. Забавно, начальник изолятора — человек по фамилии Горбачев. Когда-то пластический хирург предлагал вывести знаменитое родимое пятно Михаилу Горбачеву, а теперь другой Горбачев стережет его за решеткой... В довольно неплохой (есть телевизор, холодильник и т.д.) камере вместе с хирургом сидят еще 8 человек. Фернандес очень боялся, что с ним за решеткой сделают что-то страшное. Наслышан был, как относятся зэки к обвиненным в педофилии... Но опасения боливийца не подтвердились. Сейчас он в камере в центре внимания в самом хорошем смысле. Это один из талантов Тапия — быть душой любой, даже самой непривычной компании.

— Потому что он людей очень любит, — говорит адвокат Наталья Весельницкая. — Он к каждому человеку (и это я по себе знаю) относится как к какому-то чуду. Вот он видит тебя и прямо рассыпается весь. Как будто мечтал встретить тебя всю жизнь. Бережно берет тебя за руку, интересуется твоими делами. Причем это не наиграно. Может, у боливийцев это в крови?

Как только адвокаты заявили о том, что хирург слепнет в СИЗО, мы решили проверить это сами. Тем более что сидит Тапия в СИЗО... с нехорошей репутацией. В том самом, где умер 48-летний директор школы Кудояров, обвинявшийся в вымогательстве взятки.

— После обращения «МК» мы потребовали провести медицинское обследование Тапия, — говорит член президиума общественного совета Москвы Антон Цветков. — Его отвезли в больницу. Офтальмологи диагноз «отслоение сетчатки» не подтвердили. Но Тапия доверят только глазным специалистам одной клиники. Мы уже договорились с ее главврачом — они перепроверят выводы докторов горбольницы. Еще Фернандеса беспокоит болезнь пищевода и желудка — содержимое желудочного сока вытекает обратно. Но это старый недуг, «заработанный» еще в годы молодости, проведенной на БАМе. Там был конкурс — кто больше съест. Вот Тапия, будучи человеком озорным и веселым, в нем и поучаствовал, на свою беду. А в целом чувствует он себя нормально. ЭКГ, которое ему сделали в СИЗО, сердечных нарушений не выявило.

И все-таки Фернандес даже за эти две недели сильно сдал. Про детей без слез не может говорить. Особенно про маленького.

— Наталья ударила по самому больному, — говорят друзья. — У него в жизни было два интереса — работа и дети. Даже если его полностью оправдают, как он теперь будет жить с этим?

— Все произошедшее я расцениваю для себя как мое моральное уничтожение, — говорит Тапия. — Уничтожение меня как человека, как отца, как мужчины. Вины своей я не признаю, потому что ее нет и быть не может. Проблема вся изначально была в нашем с Натальей конфликте. Печально, что все так обернулось.

Кстати, иностранец собирается подать заявление на развод прямо из СИЗО. Все документы уже подготовлены. Супругов вполне могут развести заочно. Но если раньше он настаивал на том, чтобы дети жили с ним, то в контексте предъявленных ему обвинений это стало нереально. Интересно, что в защиту отца выступает дочь от первого брака Кристина. Она — главная помощница его адвокатов. Девушка ни секунды не сомневается в невиновности родителя. Говорит, что отец не способен на то, в чем его обвиняют. И еще она признается, что очень переживает за брата и сестру.

Но, разумеется, хватает тех, кто придерживается совершенно другой версии. В первую очередь это, конечно, супруга Наталья, уверяющая, что спасает собственных детей и ни о какой бы то ни было мести мужу не думает. У Натальи появились серьезные защитники. В их числе называют Анатолия Кучерену.

— Это не так, я не принимал сторону супруги Тапия и не являюсь ее адвокатом, — говорит Кучерена. — Я лично и члены общественной комиссии курируем это дело и отвечаем за то, чтобы оно расследовалось в рамках закона. Ни я, ни вы не присутствовали при определенных событиях. Свидетелей нет. Есть 2 маленьких ребенка, которые говорят, что с ними что-то произошло. Как здесь должна была поступить мать? Следователь? Давайте уберем эмоции и подумаем логически. И что должно было произойти между родителями, чтобы один из них решил свести счеты с другим, обвинив в педофилии? Это абсурд. Я в это не верю. Мы, взрослые, порой находимся в плену эмоций в силу только того, что бывали в гостях у этого человека, видели его в работе и считаем его добрым и порядочным. Но когда он остается один на один с ребенком, он может быть совершенно другим. Что это — болезнь, распутство? Заключение могут дать только специалисты. Лишь эксперты, пообщавшись с детьми, могут сказать — было насилие или не было. Для этого ведь есть определенные методики.

Черный пиар для педофила

— Экспертизу с детьми никто не проводил, — уверяет адвокат Весельницкая. — Было лишь собеседование, которое показало, что ни мать, ни дочь сейчас не могут пока адекватно говорить на эту тему.

Самое интересное, что полноценную экспертизу делать теперь... некому! Из-за скандала с делом Макарова эксперты единственного в своем роде в Москве центра «Озон» обследовать детей отказываются, да и не могут. Тут самое время вспомнить про экс-чиновника, тем более что точку в этой истории ставить рано.

Справка МК Справка "МК"

Владимир Макаров был задержан по подозрению в педофилии больше года назад. В июле 2010 года 8-летняя дочь экс-чиновника упала со шведской стенки. Опасаясь переломов, родители привезли ее в больницу, где во время исследования врачи выяснили, что с ней совершались насильственные действия сексуального характера. 5 сентября 2011 года Таганский суд Москвы признал его виновным.

Если Наталья Тапия обвиняет супруга, то Татьяна Макарова бросается на его защиту. Она выступила с заявлениями где только можно, уверяя, что все обвинение основано только на экспертизе одного детского рисунка. Той самой экспертизе, что сделали специалисты центра «Озон».

Надо признать, что случаи, когда жены покрывают мужей, — не редки. Делать они это могут по целому ряду причин — начиная от страха остаться одной и заканчивая ревностью к собственному ребенку. Что ж конкретно по Татьяне Макаровой, меня смущает не то, что она защищает своего мужа (это ее законное право), а то, что она использует для этого своего ребенка, оглашая интимные подробности прессе. Личность ребенка изначально была раскрыта тоже ею.

Цитата в тему:

«Я, естественно, буду бороться дальше за будущее своей дочери, прежде всего за свою семью, за своего мужа. Олечке я скажу, что произошла ошибка, папа будет некоторое время в тюрьме. Мы будем доказывать, что ничего подобного он не делал. Он скоро к нам вернется».

Татьяна Макарова

И что страшно — кампания по защите Макарова превратилась в нападение в целом на политику государства по борьбе с педофилией, на экспертов. Единственному в Москве центру «Озон», где проводят такие экспертизы, запрещено сотрудничать со следствием.

— На прошлой неделе к нам обратились два следователя с просьбой провести экспертизу, — говорит руководитель центра «Озон» Евгений Цыбмал. — Мы обоим отказали. Следователи в шоке. Им было необходимо срочное обследование детей, потому что в обоих случаях подозреваемые задержаны и нужно решать, возбуждать или нет уголовное дело. Теперь следователи стоят перед выбором: либо отпускать преступника, либо продолжать держать за решеткой, возможно, невиновного человека. И то, и другое делать они не хотят. Но те, кто поднял скандал вокруг «Озона», своего добились... Все наши эксперты запуганы. В их и мой адрес поступают постоянные угрозы.

Евгений Цымбал умолчал, что он уже подал заявление с просьбой включить его в госпрограмму по защите свидетелей. Источник в правоохранительных органах говорит, что его жизни сейчас реально угрожают. Причем преступники знают номера всех его телефонов, адреса родных и т.д.

Жертвы педоистерии

Разумеется, дела Макарова и Тапия очень разные, но и очень похожи. В одном случае семья сплотилась и защищается, используя ребенка. Во втором супруги воюют между собой, также используя ребенка.

— Фамилии, фотографии, интимные подробности — все раскрыто, — вздыхает Кучерена. — Как этим детям дальше жить, общаться со сверстниками? Что они должны кому-то объяснять? Они априори становятся изгоями общества.

— Эти два дела заставили многих задуматься и сделать выводы, — говорит член Общественной палаты РФ Ольга Костина. — И председатель СК Бастрыкин спустил во все свои подразделения распоряжение, согласно которому теперь, если расследуется дело против половой неприкосновенности несовершеннолетних, со всех должны брать подписку о неразглашении. И с заявителей, и с подозреваемых, и со свидетелей. Кроме того, подготовлен законопроект, ужесточающий ответственность за распространение личных данных ребенка в любом виде.

Два дела заставили поднять и другую проблему — экспертизы. На сегодняшний день в России нет единой сертифицированной методики проведения исследований по преступлениям против половой неприкосновенности детей. Разные научные организации спорят, ругаются, доносят друг на друга... И зачастую экспертизу доверяют частным организациям.

— Когда речь идет о тяжелом преступлении против маленького человека, жизнь которого в наших руках, заниматься экспертизой все-таки должно только государство, — комментирует Ольга Костина. — Мы обратились в Департамент здравоохранения Москвы, и в ближайшее время рабочая группа займется разработкой методически выстроенного процесса и созданием медико-социального центра.

На этом хорошие новости, увы, заканчиваются. Жаль... Так, например, не решен один из больных вопросов — чтобы во время допроса, экспертизы родитель не присутствовал. Ведь понятно, что это может смущать ребенка — и он скажет то, что хочет мама. Татьяна Макарова на одном из исследований присутствовала, несмотря на просьбы ребенка уйти (кстати, зафиксированные в протоколе). И помешать ей никто не мог, поскольку в законе сказано, что допрашивать ребенка можно только в присутствии родителей. Другой момент — во многих странах на время, пока идет расследование, ребенка изымают из семьи. Ведь понятно, что он примет сторону того родителя, с кем останется. Ну и, наконец, надо резко ужесточать наказание за ложный донос. А то ведь стало модным обвинять в педофилии для сведения личных, профессиональных и прочих счетов. Даже если человека в конечном итоге оправдают, на его репутации останется такое черное пятно, что не отмыть. В УК есть две статьи — ложный донос и дача ложных показаний. Но они у нас не действуют. По этим статьям практически никого не привлекают, что фактически способствует поощрению этого рода преступлений. И можно совершенно безнаказанно сначала утверждать одно, а потом с пеной у рта утверждать совершенно противоположное. Как в случае с Татьяной Макаровой.

Общество спокойно реагирует на сообщения о педофилах, ранее судимых, персонажей с асоциальным поведением. Оно с ходу готово поверить в их виновность. Но значительная часть педофильских преступлений во всем мире совершается людьми респектабельными. В их рядах тренеры, преподаватели, музыканты, политики... и прочая внешне абсолютно добропорядочная публика. И такие преступники наиболее изворотливы, имеют множество покровителей и рычаги давления на следствие. С этим россияне столкнуться были не готовы. Вот под напором защитников людей, обвиняющихся в этих преступлениях, мы, мягко говоря, и прогнулись. Отказались от идеи ужесточить наказание за педофилию. Уж не этого ли кто-то добивался? Эксперты убеждены, что в России существует тайное общество педофилов, занимающих высокие посты. Они использовали удачный момент, чтобы не допустить усиление ответственности за педофилию. А дела Макарова и Тапия пошли как дрова в топку.

Материалы по теме:

Истинное лицо пластического хирурга

Экспертиза от лукавого

Бывшего сотрудника Минтранса осудили за изнасилование дочери





Партнеры