Мать, держащая дочь в заперти уже 10 лет, требует денег за ее показ в СМИ

Девочка около десяти лет не выходила из квартиры

14 ноября 2011 в 17:40, просмотров: 10581

Снаружи это квартира в Автозаводском районе Нижнего Новгорода выглядела привычным бомжатником с забитыми фанерой окнами. Попасть внутрь невозможно: хозяйка охраняет жилье как Брестскую крепость. По рассказам коммунальных работников, побывавших в нехорошей квартире, там нет даже мебели. Да и поставить ее было просто некуда: все пространство занимают груды мусора. Обитателями этого «подземелья» оказалась странная семья: мама – дворник Анна Попова и её дочка Катя.

Мать, держащая дочь в заперти уже 10 лет, требует денег за ее показ в СМИ
Мать девочки. Фото: Олег Зайцев

Поговаривают, что у девочки-затворницы нет паспорта, она не умеет читать и писать и даже общаться с людьми. К слову сказать, про маму-дворника среди соседей и журналисткой братии ходили истории о том, что дамочка берет деньги за показ дочери для СМИ. С одних потребовала 3 тысячи рублей, а с других уже больше. «Победил» один из федеральных телеканалов, давший наибольшую сумму за поездку матери в месте с несчастной девочкой на телешоу в столицу.

Когда мы приехали на место, то рядом с забитыми наглухо окнами увидели гостеприимно распахнутую дверь дворницкой. Туда мы и отправились. Работников метлы мы застали за распитием пива. Дворничиха Наталья Маслова оказалась не только коллегой нашей героини по работе, но и соседкой.

- Я чуть позже ее приехала сюда жить – 14 лет назад. Дочку ее помню, только потом она исчезла из виду. Сама Анна немного того…Ни с кем не дружит и не общается. Даже с нами – коллегами по работе. И отношение к людям у нее выборочное: кому захочет – улыбнется, захочет – нахамит и обматерит! Мы ее побаиваемся, если честно. У нас рядом квартиры, но мы не разговариваем.

Дворники поведали более чем интересные факты из жизни семьи Поповых. Свет у них отключили более полугода назад. Коммунальных долгов у мамы с дочкой накопилось аж на 150 тысяч рублей. По этому поводу приходили и коммунальщики и судебные приставы. Но всех хозяйка «послала». Так же были посланы представители опеки и соцзащиты, которые приходили узнать о Катиной судьбе. Их тоже «послали». Больше всего соседей возмущает, что за «показ» дочери мать берет деньги.

- Дочь свою продает за деньги! – вздыхает Маслова. - Я Катю впервые за десять лет увидела. Да и то по телевизору.

Аня Бешенная

Примечательно, что опрошенные соседи, кроме сочувствия, бедной девочке предложить ничего не могли. Никто не пожаловался ни в милицию, ни в органы опеки. И все из-за страха перед буйной мамашей, которую прозвали Аня Бешенная.

- Я ее боюсь, - честно говорит еще одна соседка, - Даже когда мимо проходит – сторонюсь.

- Жалко ребенка, - вздыхает другая, - Катя недолго училась с моей дочерью. Были случаи, что она и дневниками швырялась, и тетрадками. Мы думали, что ее забрали в интернат, а оказалось, что она здесь, дома сидит!

Домофон в квартире Поповых отключен. Стайка пацанов рассказала нам, почему окна квартиры на первом этаж заколочены фанерой.

- Это еще давно произошло. Она за старшими пацанами, им тогда как нам было, бегала то с метлой, а то и с ломом. Ну, пацаны озлились, и все окна повыбивали!

Как выяснилось, за малолетними обитателями двора дворничиха бегала не только из-за детских шалостей. По этой же причине она и не выпускала дочку из квартиры. Дескать, на улице много всяких нехороших лиц мужского пола, причем самого разного возраста, которые могут ее дочь снасильничать. Одна из соседок, клятвенно просившая не называть ее имени, заявила, что будто бы саму мамашу когда-то изнасиловали какие–то бомжи. А потом появилась Катя. С тех пор дворничиха ударилась в феминизм и мужиков на дух не переваривает. Так же ей противны все атрибуты «настоящего мужчины»: сигареты, алкоголь, а потому Анна — гроза всех местных алокологиков.

«На улице меня будут «задирать»

Сама мамаша заявила журналистам, что боится не только лиц противоположного пола. По ее словам, вообще жизнь в городе лишена всякого смысла – жить нужно в деревне на лоне природы.

- Здесь наркотой торгуют, героином, - заявила она, - Ребенок не выходит, потому что мама переживает. Я дочь от дурдома огородила. Она у меня все делает: готовит, стирает. Мы в деревню уедем и все…

Когда они уедут в деревню, дворничиха не пояснила. В телевизиооном сюжете, наделавшим много шума в Нижнем Новгороде, видно, как Катя, держа в руках фонарик, под окрики матери заявила, что ей все нравится, только платежки за коммунальные услуги приходят, а света нет. А на улицу она не ходит около десяти лет, так как её там будут «задирать»... При этом она стоит на пороге квартиры и в любой момент готова юркнуть внутрь. В квартиру Поповых так никому попасть и не удалось.

Тем временем, Анна Попова уволилась с работы. Говорит, что внимание к ее «семье» надоело. По словам её начальника Екатерины Смирновой, та проработала всего полтора месяца, и никаких нареканий к ней не было. Её уговаривали остаться, но она отказалась.

Надежда на соцработников

По возрасту, Катя уже не попадает под деятельность органов опеки. И милиции формально здесь заняться нечем – для этого нужны официальные жалобы. Но соседи не торопились с этим. По мнению же психолога Центра социальной помощи семье и детям "Журавушка" Светланы Гринберг, выход из этой ситуации есть.

- То, что у мамы психические отклонения – эта точно. И добровольно она на освидетельствование не пойдет. Здесь должны были проявить инициативу социальные работники. Они должны сформировать запрос от самой Кати, где будет сказано, что она хочет изменить свою жизнь: учиться, работать и т.д. Понятно, что девочка забита, находится под давлением матери и сама это вряд ли озвучит. В этом и задача органов соцзащиты – мотивировать и стимулировать ее гражданскую позицию. Если этого не произойдет – то выхода действительно нет.

Начальник управления социальной защиты населения Автозаводского района Светлана Судаева, уверена, что помочь великовозрастной девочке можно.

- Все дело в маме. Дочь находится под ее сильным диктатом и не имеет самостоятельного мнения. Наши работники отправились к ней, но мама все воспринимает в штыки. Например, даже то, что при огромном долге за квартиру, ей надо заплатить около 8 тысяч рублей что бы ей включили свет. Замечу, что на «Маугли» Катя совсем не похожа. Насколько я знаю, она проучилась в коррекционной школе до 8 класса, а потом пропала. То есть, читать и писать она умеет. А вот паспорта у нее действительно нет. Поэтому сейчас главное, чтобы девушка получила этот документ. Мы собираемся привезти к ней паспортистку. Может быть, Катю удастся разговорить… А потом уже можно будет говорить о дальнейшей социальной адаптации: что бы Катя закончила учебу и устроилась хоть на какую работу. Кстати, центр занятости идет нам в этом навстречу.



Партнеры