Секретаря посольства Кувейта отравил дипломатичный друг

При обыске у Карена нашли несколько таблеток лекарства

21 декабря 2011 в 20:56, просмотров: 6074

Загадочную смерть третьего секретаря посольства Кувейта, 30-летнего Алокааба Салеха Мухамеда, раскрыли столичные стражи порядка.

Секретаря посольства Кувейта отравил дипломатичный друг
фото: talks.guns.ru

По версии следователей отдела по Северо-Восточному округу СУ СК по Москве, мужчину ради дорогой иномарки отравил его приятель.

Как стало известно «МК», 17 апреля этого года Салех кутил в ресторане на Новом Арбате. Оттуда он отправился в фешенебельный столичный клуб. Заведение рекламирует себя как «театр ночной жизни», который учит «фантазировать и экспериментировать», место для лучших представителей ночной тусовки. Здесь мужчина встретился со своим знакомым, 32-летним мастером спорта по борьбе Кареном Папояном. Приятели общались несколько часов. В ходе беседы Карен сумел незаметно бросить в бокал со спиртным Салеха несколько таблеток лекарства, которое является аналогом клофелина. Из ночного заведения мужчины ушли около 3.00. «Порше-Каррера S» Салеха отъехал от развлекательного заведения. А через несколько часов труп Салеха обнаружили путевые обходчики на железнодорожной насыпи в отстойнике поездов неподалеку от Рижского вокзала. Специалисты определили, что смерть мужчины наступила от сердечного приступа – оно просто не выдержало большой дозы лекарства. Спустя сутки нашли и машину – ее бросили во дворе одного из домов по улице Вешних Вод.

Сыщики предположили, что иностранца отравили. И эта версия подтвердилась – на днях оперативники УВД Северо-Восточного округа, МУРа и ГУУРа задержали Папояна. Он уже несколько лет снимал в Москве двухкомнатную квартиру, где проживал с женой и двумя детьми. Официально Папоян зарабатывал перепродажей дорогих часов, а неофициально – грабежами. При обыске в ящике на кухне у Карена нашли несколько таблеток лекарства. Очевидно, ловкач решил отнять у дипломата машину, не прибегая к насилию, но не думал, что лекарство убьет дипломата. Бросить «Порше» он, очевидно, решил, когда понял, что сбыть авто с дипломатическими номерами ему не удастся. Правда, пока Папоян не признает своей вины.




Партнеры