Человеческий фактор «Кольской»

Дочь капитана и независимый эксперт уверены: буровую погубили люди

23 декабря 2011 в 19:30, просмотров: 6783

Много шуму наделало недавно появившееся в Cети открытое письмо Натальи Дмитриевой — дочери капитана Михаила Терсина, отвечавшего за безопасность буксировки самоподъемной плавучей буровой установки «Кольская» и, по всей видимости, погибшего вместе с ней. Дмитриева обвиняет в случившемся руководство компании — владельца установки «Арктикморнефтегазразведка», в частности и.о. гендиректора Юрия Мелехова. «МК» связался с капитаном буксира, имевшим опыт буксировки аналогичной СПБУ, и попросил его прокомментировать как обращение Дмитриевой, так и саму аварию.

Человеческий фактор «Кольской»
фото: mr7.ru

В своем письме Дмитриева рассказывает, что и ее отец, которого направили руководить непосредственно опасным переходом, и уже работавший к тому моменту на буровой капитан Александр Козлов в категоричных формулировках предупреждали свое руководство, что в декабре в Охотском море такую буксировку осуществлять нельзя: «Это почти самоубийство». Оба капитана даже писали заявления об увольнении, но их не приняли и каким-то чудом смогли уговорить отправиться в последний рейс.

Дмитриева также намекает, что буровую нельзя было оставить на точке, так как ее потеря в этом случае не будет покрываться страховкой. Если же она затонет при транспортировке, то владелец получит выплату. Письмо дочери капитана заканчивается эмоционально: «Как всегда, ДЕНЬГИ, ДЕНЬГИ, ДЕНЬГИ. На моряков плевать». При этом на собрании родственников погибших Юрий Мелехов фактически заявил, что в гибели людей виноват Терсин, который руководил операцией на месте.

Дмитриева также утверждает, что в телефонном разговоре с ее матерью отец говорил о крайней неустойчивости платформы: «она как поплавок», а уже во время аварии руководство компании запретило покидать платформу, и экипаж до последнего боролся за ее живучесть, вместо того чтобы спасать свои жизни.

Дочь капитана подчеркивает, что сама не сильно разбирается в морских премудростях, но ей звонят знакомые и коллеги отца, рассказывают про тяжелые условия работы на буровых, при этом никто не рискует выступить открыто, боясь потерять работу.

С одним из таких опытных моряков, который также попросил не называть его имени, удалось связаться «МК». Капитан буксирного судна заверил редакцию, что за 27 лет работы в море не раз участвовал в доставке платформ к месту бурения, в том числе и в Охотском море, и на Крайнем Севере.

— На самом деле ничего совсем уж экстремального в задаче по доставке «Кольской» на Сахалин не было. Такая операция вполне выполнима. Другое дело, что надо иметь четкое представление, в каких условиях ее придется выполнять, и планировать соответственно.

Когда я проводил такие установки на Севере, мы по ходу маршрута два раза в день проходили контрольные точки, в которых в случае необходимости можно было укрыться от непогоды и даже поставить платформу на грунт. Так что вести «Кольскую» надо было вдоль берегов, по Курильской гряде. Вместо этого, как мы знаем, решили рвануть «напрямик», через открытое море. Там, понятно, укрыться негде.

Другой важный момент: явно ошибочные действия экипажа уже во время бедствия. Явно не справился капитан «Магадана»: он не должен был допустить обрыва буксировочного троса, связывающего его ледокол с платформой. Вероятно, из-за этого не удалось развернуть платформу углом к волнам, повысив этим ее устойчивость.

Также не было сделано самого очевидного: не были опущены «ноги» платформы при первых признаках надвигающегося шторма. Занимает это немного времени, а центр тяжести при этом уходит вниз, устойчивость при волнении значительно повышается. Это могло случиться по нескольким причинам: либо механизмы заклинило, либо произошло разрушение корпуса.

Судя по сообщениям, разрушения не было — установка была на плаву около трех часов с момента подачи сигнала SOS, владельцы утверждают, что все механизмы были исправны. Тогда остается предположить, что существовала какая-то раскоординация в действиях руководителей операции. В пользу этой версии говорит и то, что фактически в критический момент командовали два капитана: Терсин и Козлов. А часто бывает, что, когда командуют двое, не командует никто.

Не возьмусь оценивать ни действия капитанов, ни указания руководителей. Но что-то не так там явно было. Например, Терсин должен был быть на «Магадане», а не на «Кольской». Как так получилось, наверное, разберется следствие. Но без явных ошибок здесь не обошлось — валить все на «внезапный» шторм глупо.

Что же до заявлений Дмитриевой, то могу лишь посочувствовать ей и указать на некоторые несуразности. Сознательно топить буровую никакой владелец не станет. Компания с нее живет, даже если есть деньги на постройку новой, то это займет годы. И уж точно никто бы не стал топить людей вместе с ней, и никакой капитан на это бы не пошел. Ведь для него в таком случае вариантов немного: его точно посадят.



Партнеры