Полицайские будни

В Питере стражи порядка до смерти забили подростка, выбивая нужные показания

23 января 2012 в 18:28, просмотров: 8291

Грандиозный скандал разразился в Санкт-Петербурге. В одном из отделений полиции был забит до смерти 15-летний подросток, задержанный за кражу. Парнишка скончался в машине «скорой помощи» после того, как копы применили к нему силу при задержании, а участковый уполномоченный провел его допрос.

Полицайские будни
Подростка задержали прямо возле опорного пункта.

Все произошло в ночь с пятницы на субботу. В 75-е отделение полиции по Невскому району Санкт-Петербурга был доставлен 15-летний Никита Л. По словам доставивших его полицейских, он на улице Шотмана напал на 44-летнюю женщину и вырвал у нее сумку. Женщина закричала, и прибежавшие на ее зов полицейские смогли догнать парня.

Никиту доставили в отделение, но вскоре после задержания ему стало плохо, и ему вызвали «скорую». Состояние мальчика было таким, что врачи решили его госпитализировать. Но по пути в больницу он скончался.

По факту гибели ребенка тут же было возбуждено уголовное дело. Однако все полицейские утверждали, что никто не бил Никиту, а умер он от эпилептического приступа. Но в конце концов следствию удалось добиться от копов признания.

Как рассказал «МК» источник в питерской полиции, всех, кто работал в эту ночь, собрали сотрудники управления собственной безопасности и допрашивали до тех пор, пока не выяснили, кто и что делал с мальчишкой. Во-первых, выяснилось, как именно был задержан Никита.

В этом дворе подросток попался при попытке грабежа.

Примерно в 23.50 из опорного пункта, что расположен на улице Шотмана, 12, корпус 1, вышли трое: и.о. зама по службе 75-го отдела полиции Олег Прохоренко, и.о. зама по уголовному розыску Олег Калмыков и участковый Денис Иванов. На улице они увидели, как два молодых человека напали на 44-летнюю петербурженку. Одного из них — 15-летнего Л. — они смогли задержать.

Потом Прохоренко и Калмыков, которые сначала утверждали, что не трогали парня, все-таки признались, что применяли к нему физическую силу при задержании, потому что тот пытался скрыться с места преступления. Однако в отделение его привезли живым-здоровым.

Там допрос проводил 24-летний участковый-уполномоченный Денис Иванов. Ему удалось узнать имя второго подростка, напавшего на женщину. Опер долго не признавался, каким образом. Но показания полицейских, каждый из которых выгораживал себя, настолько разнились, что следователям в конце концов удалось припереть участкового. Он сознался, что хотел выбить из парня признательные показания. А для этого избивал его руками и черенком швабры.

Как пояснили «МК» в СК Санкт-Петербурга, по факту гибели подростка возбуждено уголовное дело по статье «умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего». Максимальная санкция по этой статье — 15 лет лишения свободы. Обвинение в ближайшее время будет предъявлено Иванову, но следствие по делу продолжается. Во-первых, по результатам экспертизы следователи смогут установить точную причину смерти Никиты. Во-вторых — степень вины Прохоренко и Калмыкова, которые, к слову, как и Иванов, действовали в нерабочее время. В ходе их допросов у следователей сложилось мнение, что они применяли физическую силу не только при задержании, но и помогали выбивать признания из Никиты.

А кроме того, будет дана оценка действиям дежурного и других сотрудников, ответственных за работу подразделения. Например, сейчас выясняют, почему руководители 75-го отделения изначально дали «наверх» неверную информацию о состоянии госпитализированного ребенка. Так, начальнику Управления уголовного розыска Константину Власову было доложено, что «скорая» не зафиксировала травм на теле ребенка. При этом в УСБ утверждают, что «на теле несовершеннолетнего не было живого места».

Между тем в понедельник стало известно, что глава ГУ МВД Санкт-Петербурга Михаил Суходольский принял решение о временном, до окончания проверки, отстранении от работы начальника УМВД по Невскому району Валерия Белоцерковского и его заместителя. В Санкт-Петербурге считают, что это решение уже можно расценивать как увольнение.



Партнеры