Жертва «трех пощечин»

«МК» поговорил с матерью забитого подростка

1 февраля 2012 в 21:23, просмотров: 10812

В прошлую пятницу на Ковалевском кладбище хоронили Никиту Леонтьева — обычного 15-летнего подростка, которого, вероятно, забили до смерти пьяные полицейские, прошедшие пресловутую переаттестацию. Эта история прогремела на всю страны. «МК» в Питере» разбирался в ее подробностях.

Жертва «трех пощечин»
фото: Михаил Ковалев

Свидетели или убийцы?

По официальной версии правоохранительных органов, в ночь с 21 на 22 января двое подростков напали на 45-летнею женщину, избили ее и отняли сумочку с 300 рублями. Это произошло в нескольких метрах от опорного пункта полиции на улице Шотмана, 12. Как раз в тот момент возле него находились трое сотрудников полиции — участковый, лейтенант Денис Иванов, и двое майоров, и. о. заместителей начальника 75-го отдела Олег Прохоренко и Алексей Малых. Они кинулись на помощь петербурженке. Один из нападавших сбежал, второго — Никиту Леонтьева - задержали с применением физической силы. Его доставили в опорный пункт, а два часа спустя - в 75-й отдел. Там парню стало плохо, ему вызвали медиков. Но в карете скорой помощи он скончался.
После появления такой информации многие горожане в чем-то даже поддержали действия полицейских — поймали воришку, поколотили, так ему и надо. Но вскоре история начала обрастать подробностями и нестыковками.

Например, несчастной ограбленной оказалась гражданка Кузьмина. По словам соседей, женщина любит выпить, часто шумит и вообще ведет асоциальный образ жизни. Она говорит, что Никита был ростом около 170 сантиметров. Хотя на самом деле парень был выше 190. Возникают сомнения, видела ли она его вообще.

Алексей Малых под утро 22 января общался с матерью Никиты — Ольгой Леонтьевой. И сообщил ей, что лично присутствовал при задержании, но в опорном пункте якобы не говорил с подростком, а всецело посвятил себя ограбленной Кузьминой. Вот только по словам «ограбленной», с полицейскими она провела минут пятнадцать. За это время успела написать заявление. Ей тут же вернули сумочку и отпустили домой. Как могли ей отдать главный вещдок? Почему не вызвали родителей задержанного? По закону его даже опрашивать без них не имели права.
- В ту ночь я разговаривала с Малых. Никогда не забуду, как от него пахло перегаром, - вспоминает Ольга Леонтьева. - Он мне сказал, цитирую: «Одного поймали, это был ваш сын. При задержании мы его и не били, а чего его бить, он и не сопротивлялся. Ну, может, я ему пару пощечин дал, ну, потерпевшая, но она на эмоциях. Он в снег упал, мы ему руки заломали, посадили в машину, привезли в опорный пункт». Зачем им машина, они же рядом его поймали, в нескольких метрах.
Но метры не главное. Санитары в морге всеми силами отговаривали мать хоронить сына в открытом гробу. По их словам на мальчике не было живого места — сплошной синяк. Это от пары оплеух и пощечины?

Сейчас обвиняемый только один — участковый 25-летний Денис Иванов. Двое его начальников — Прохоренко и Малых - уволены из органов и проходят по делу как свидетели.

- Свидетели чего? Убийства? Сидели рядом на стуле и были свидетелями убийства? Начальники не могли повлиять на своего подчиненного? - задается риторическими вопросами мать Никиты....
А может, майоры ничего не слышали? Сомнительно. Ведь даже жители квартир, соседних с опорным пунктом, говорят, что в ту ночь до них доносилась брань, стуки и крики.

«Страшнее всего было позвонить в милицию»

На похороны Никиты пришли почти две сотни человек. Большинство его ровесники, друзья из школ, в которых он учился, из баскетбольной секции, где тренировался восемь лет, просто со двора, где летом пропадал с утра до ночи.

- Я думаю, это хорошая точка в разговорах о том, каким негодяем и подонком был мой сын. На похороны плохих людей не приходит столько народу, - рассуждает Ольга Леонтьева.
Она говорит спокойно, сдержанно. Много курит и пьет сладкий чай. Кажется, она готова рассказывать о сыне часами, в деталях вспоминать самую страшную ночь в своей жизни и все, что было до нее.

- Никитос был нормальный пацан. Не ангел далеко, не домашний мальчик и не маменькин сынок. Покуривал. Ему 16 должно было исполниться в феврале, и он уже учился строить отношения с противоположным полом. Ничего не понимал еще. Спрашивал меня: «А вот что это значит, чего она обижается, я же ничего не сделал.» Объясняла: потому и обижается, что ничего не сделал, - вспоминает Ольга.

Когда Никита не вернулся домой, у нее поначалу и мысли не было, что с ним что-то случилось, скорее уж, загулял, с друзьями засиделся.

- Страшно за него стало около двух часов ночи. Но и тогда я 40 минут ходила вокруг телефона, боялась позвонить в милицию. К ним же в последнюю очередь хочется обращаться, связываться с ними не охота.

Как раз в это время шли последние минуты жизни Никиты. Парню вызывали неотложку в 75-м отделе полиции. Но врачи не успели спасти подростка…

«Моя кровь остановилась»

К утру родители мальчика узнали, что он в морге. Ольга, еще не веря в это, поехала к полицейским, бывший муж и отец мальчика Терентий - в морг.

- Я стояла у крыльца 75-го отдела, рядом трое полицейских в форме, внутрь меня не пустили. Они покуривали и вели со мной светскую беседу, рассказывали, что мой сын грабитель, наркоман, что у него эпилепсия. И тут позвонил Терентий — это был просто крик, вой мужика, вопль… Тогда я все поняла...

Следует пауза.

- Вы не переживайте, со мной все нормально, - продолжает Ольга. - У меня еще тогда кровь в венах застыла, она не двигается. И не будет двигаться, пока все, кто были в том помещении, где убивали моего сына, не сядут в тюрьму. Мне плевать, сколько там комнат, кто в какой момент где находился, в туалете, в соседней комнате спал, в наушниках слушал музыку. Эти люди должны быть наказаны.
Затяжка. Глоток чая.

- Я Никитоса родила почти в свой день рождения. Он появился на свет, а через час мне исполнился 21 год. Он везде и всегда был со мной. Вырос с моими друзьями. Я играла в баскетбол, и с двух лет он ходил со мной на соревнования. Он вырос в этой среде. И в шесть лет я сама привела его в баскетбольную секцию.

Из-за баскетбола Никита начал отставать в учебе. Решили на год отложить тренировки, до лета и поездки в спортивный лагерь и перейти в коррекционную школу, чтобы наверстать упущенное.

- У Никиты были две задачи в жизни — учеба и сестра Иля, - говорит Ольга Леонтьева. - Это, кстати, Никита так ее назвал. Когда ему было шесть лет, мы показали ему святцы, и он сам выбрал имя Илия. Это отдельная тема про отношения брата и сестры. Он ей заменял отца, забирал с продленки, кормил, делал с ней уроки. Иля у нас принцесса. Она из брата веревки могла вить. Ей достаточно было сделать грустное личико, и он отдавал ей все, что она просила. И я гордилась, что Никита настоящий брат. Иля должна была впитать любовь брата за свои девять лет жизни, чтобы на всю оставшуюся хватило. Они были очень близки. Она же без него не засыпала. И в ту ночь ждала.

Отобрали мечты

Говорят, матери любят сыновей больше, чем дочерей. Ольга ненадолго задумывается над этим тезисом. Не о любви, конечно, речь...

- Но да. За сына у меня была особая гордость. Как приятно было, когда он шел со мной рядом, такойвысокий, сильный парень. Он выходил с собакой на парковку встречать меня, когда я поздно возвращалась. Это мой сын… - с гордостью говорит Ольга. - У меня его не стало… У меня не просто не стало сына, у меня жизни не стало. У меня было двое детей. Я знала, что ни один из них не останется один. Я ведь дочку родила, чтобы у Никиты кто-то был.

У меня был взрослый сын, и я понимала, что я уже не одинока, у меня в доме был взрослый мужчина. Я забыла, что такое занавески вешать. По поводу готовки – это вообще отдельная тема. Я последние полгода вообще на кухню могла не заходить. У нас действовало распределение. Моя задача была зарабатывать деньги, приносить в дом еду. Все остальное делал сын. Никита готовил. Суп за полчаса мог сварить. Он хотел после школы учиться на повара, поступать в кулинарный техникум. Однажды подошел ко мне и сказал: «Я все узнал, если тебе нужно мое высшее образование, после кулинарки я поступлю в «холодильник» и принесу тебе эту корочку». У него мечта была — открыть ресторан, в котором были бы представлены все кухни народов мира.
У меня отняли жизнь, ту, которую я хотела прожить. Я должна была быть бабушкой внуков, у меня должно было быть две свадьбы у детей. Я должна была быть не только тещей, но еще и свекровью. Но кто-то решил, что мне это не надо.

У меня есть цель – убийцы должны быть наказаны. Понятно, что их еще ждет суд божий. Но сейчас они не могут ходить среди людей...Мне сейчас люди звонят, сочувствуют и сами плачут в трубку, а я их успокаиваю: теперь все изменится, не может не измениться, не зря же Никитос умирал в таких муках.

Субординация
Убивали втроем, отвечать младшему? Единственному обвиняемому в этом деле Денису Иванову 24 января исполнилось 25 лет. За решетку отправился самый младший из полицейской тройки по возрасту и по званию. Иванов женат, свадьба состоялась в начале сентября. У Дениса, так же как и у Никиты, есть друзья. Они не верят в то, что он мог убить человека (так же как Никитины не верят, что тот мог напасть на женщину).

- Денис, отлично справляющийся с обязанностями участкового уполномоченного, сотрудник полиции. Хороший друг, готовый всегда прийти на помощь в трудную минуту, - рассказал «МК» в Питере» близкий знакомый Дениса Евгений (но фамилию свою он назвать отказался). - Никого покалечить, а тем более убить он бы никогда не смог. Предполагаю, что скончавшийся по дороге в больницу молодой человек получил травму головы либо в момент задержания, когда пытался покинуть место преступления, либо до этого при аналогичном нападении на другого гражданина... Вся эта история, на мой взгляд, раскручена для смещения действующего последние полгода руководства УМВД РФ по Невскому району... Это лично мое мнение...

Смещение действительно было. Главк очень рьяно отреагировал на произошедшее. Понижены вдолжности начальник РУВД Невского района и глава 75 отдела полиции. Не уволены, конечно, но и это не в пример суровая расправа, по сравнению со многими аналогичными случаями. В июле прошлого года Следственный комитет сообщил о возбуждении уголовного дела в отношении четверых полицейских о 58-го отдела. Они обвиняются в том, что 24 июня до смерти забили задержанного по подозрению в краже 32-летнего мужчину. За то, что он громко кричал и пытался разбить стекло, накинули на него кусок тряпки и били, пока он не умер. Это было летом. Разбирательство дела длится до сих пор, никто из начальников этой четверки не уволен.
 



Партнеры