Легавые потеряли нюх

Полицейские отмахнулись от москвичек, у которых украли любимого пса

23 февраля 2012 в 16:38, просмотров: 5021

«Забивать» на граждан, обращающихся с заявлениями о незначительных преступлениях, давно стало нормальной практикой в полиции. Не сказать, чтобы подобное отношение к категории дел небольшой тяжести появилось у людей в погонах только что, — можно вспомнить знаменитую реплику из сериала «Улицы разбитых фонарей», где один из героев цинично с насмешкой заявляет потерпевшей: «Все ищут вашу шапку!» Но применимо ли подобное отношение к людям в государстве с претензией на правовое, где сыщики и следователи кормятся из кармана налогоплательщика? Страшным душевным ударом для 81-летней Раисы Васильевны, ветерана Великой Отечественной войны, и ее дочери стало похищение любимого кокер-спаниеля. Песика украла в центре Москвы незнакомка, а сотрудники полиции спустили это дело на тормозах. В подробностях истории с кражей питомца разбирался корреспондент «МК».

Легавые потеряли нюх

Солнечным субботним днем 22 октября прошлого года хозяйка с дочерью Анной решили вывести своего кокера на прогулку, а заодно зайти в магазин. Добравшись до супермаркета на Новолесной улице, Анна привязала поводок собачки к перилам и вместе с Раисой Васильевной заскочила в продмаг. Прямо в дверях женщину чуть не сшибла с ног дама, которая, судя по запаху и походке, была навеселе. Перекладывая покупки из тележки в сумку, хозяйки поглядывали на собаку через стеклянную дверь, но, взглянув в очередной раз, к ужасу увидели, что собаки на месте нет. Женщины стали расспрашивать прохожих. Одна пенсионерка сказала, что видела, как незнакомка в белой куртке и черных штанах из развеселой компании выпивох волокла за поводок черного кокер-спаниеля. Догнать похитительницу не удалось. В тот же день хозяйка появились на пороге ОМВД по Тверскому району, где написала заявление о краже собаки. К беде посетительницы полицейские отнеслись без энтузиазма, хотя заявление приняли подобающим образом, вручили талон-уведомление. Материал был поручен оперативнику Дмитрию Колганову.

— В магазине и на домах в окрестностях имеются камеры видеонаблюдения. Поэтому мы рассчитывали, что полиция срочно просмотрит пленку и установит, кто похитил Тузю, — вспоминает Анна. — Однако наши просьбы сходить в продмаг и побеседовать с сотрудниками службы безопасности сыщик игнорировал. Мы решили сходить на прием к начальнику отдела, и через несколько дней нам с мамой удалось с ним побеседовать. И только после того, как моя мать не сдержала слез, шеф полиции набрал кому-то из подчиненных по телефону, потом пообещал нам, что в супермаркет сходит участковый и изымет записи. У нас появилась надежда, что нам помогут найти пса. Но когда мы в очередной раз пришли выяснять судьбу нашего дела, нам сказали, мол, участковый был в магазине, запись, к сожалению, не сохранилась, ничем помочь не можем...

Кадры записи с камеры видеонаблюдения, зафиксировавшей похитителей Тузи.

Пришлось женщинам самим идти в продмаг. Оказалось, никто из полиции камерами видеонаблюдения не интересовался. В результате собственных усилий хозяйка добралась до головного офиса, где прониклись горем пожилой москвички. Специалист по системам видеонаблюдения покопался в архиве, нашел интересующую пленку, выбрал нужный временной интервал и даже распечатал фотографии, на которых запечатлена предположительная похитительница Тузи и ее спутники. Тут-то Анна и вспомнила дамочку — именно с ней она столкнулась в дверях магазина в злополучный день.

Москвичка решила провести собственное расследование — она побеседовала с продавщицей, обслуживавшей в тот день компанию. По словам кассира, клиенты, купившие в день похищения собаки спиртное и закуски больше чем на 5 тысяч рублей, — завсегдатаи магазина. Хозяйка на этом не остановилась и обратилась к руководству офисных учреждений, расположенных на пути следования воровки. В отделении одного из банков нашли запись с камеры, на которой видно, как посетительница магазина тащит за поводок несчастное животное. Специалист службы безопасности отложил интересующий файл в специальную папку, чтобы он не был удален, но пояснил, что выдать его может только сотрудникам полиции по специальному запросу. В другом учреждении сотрудница организации потратила 4 часа на просмотр пленки с их камеры и сделала фотографии для Раисы Васильевны, на которой четко видно, как незнакомка ведет Тузю. Казалось бы, дело за малым — установить личность похитительницы, что сыщикам не составит особого труда, тем более что дамочка и ее спутники постоянно затариваются в супермаркете.

— Было приложено столько усилий, и все оказалось напрасным, — продолжает рассказ о своих злоключениях Анна. — Хотя мне показалось, что этот парень, Колганов, даже как-то проникся нашей бедой и пытался заняться поисками. Но беседа с одним из его руководителей, Александром Фролковым, убила в нас с мамой всякую надежду на справедливость. Его слова мне врезались в память: «Даже если Колганов начнет заниматься вашим делом, то я лично ему запрещу. У меня 2 грабежа на территории, а за нераскрытую кражу вашей собачки мне по голове не дадут».

И не тронуло бездушных полицейских даже то, что к ним обратилась за помощью ветеран войны, участница партизанского движения под Смоленском. Горя Раиса Васильевна хлебнула с детских лет — еще будучи несовершеннолетней, она попала в оккупацию, а потом примкнула к партизанскому отряду. После школы женщина всю жизнь проработала педагогом. Собака для Раисы Васильевны была и отдушиной, и хобби, и другом.

Полицейские начали играть с пострадавшими в прятки — на звонки не отвечали, общаться отказывались. Когда в очередной раз Анна заглянула в околоток, ей было сказано, что по заявлению ее матери в возбуждении уголовного дела отказано. Она попросила копию постановления о данном факте, но ей пояснили: мол, отправили почтой по месту жительства. Письмо идет до сих пор. Пришлось Анне с матерью искать правды в Тверской межрайонной прокуратуре. Там к ветерану отнеслись с большим уважением, нежели в полиции. В канцелярии нашли присланный из ОВД отказной и сделали женщине копию. Ее стоит процитировать. «...22 ноября 2011 года в ОМВД по Тверскому району г. Москвы... поступило заявление, в котором она сообщает, что 22.10.12 примерно в 12 часов 50 минут она, находясь по адресу: г. Москва, ул. Новолесная, обнаружила пропажу своего движимого имущества (собаки), которое ранее оставила без должного присмотра возле магазина „Дикси“, расположенного по вышеуказанному адресу. Размер причиненного ей ущерба в настоящее время указать не может, установить иными способами последний не представляется возможным в виду времени использования (возраста) указанного имущества (собаки)».

Говоря доступным языком, в документе сыщик «установил», что собака с ошейником, крепко привязанная поводком к перилам, которую он назвал «оставленной без надлежащего присмотра», исчезла сама собой. А на информацию, собранную пострадавшими о девушке, которую видели с чужим псом, он просто закрыл глаза. Руководствуясь такой логикой, не стоит учитывать кражи велосипедов, автомобилей, вещей в гардеробах и раздевалках. Помимо прочего, опер откровенно слукавил по поводу ущерба — в объяснении потерпевшей, подшитом к отказному материалу, указан его размер. И уж совсем смешными выглядят рассуждения об износе имущества в связи с возрастом собаки.

— Наш пес безобидный, редко лает, никому не докучает, соседи его и не слышали, — сокрушается Анна. — Купили его в 2001 году за 30 тысяч рублей. Кстати, эту сумму мама указала в объяснении. В прокуратуре мне помогли составить жалобу на бездействие сотрудников и записали на прием к прокурору.

Конечно, кражу собаки не положишь на одни весы, например, с нападением на инкассаторов или изнасилованием девушки. Но неужели у больших шишек с крупными звездами на погонах в душе ничего не екнуло, когда на протяжении нескольких дней две женщины обивали пороги околотка в перерывах между поисками дорогого их сердцу пса. Тайное хищение собаки, как ни крути, тоже преступление — ст. 158 УК РФ (кража), им обязаны заниматься. Полицейские поленились выполнить даже примитивный алгоритм действий, которому учат в школе милиции. Отношение блюстителей порядка к заявителям напоминает тактику работы страховщиков. Те любыми правдами и неправдами ищут возможность отказать клиенту, у которого произошел страховой случай, в причитающейся выплате. Но они-то действуют в интересах процветания своего предприятия, им премии за это платят на работе. А вот полицейские, отмахиваясь от попавших в беду людей, лишь вредят имиджу полиции и признаются в собственной никчемности.

К сожалению, случай с кражей собаки далеко не единичный пример бездействия правоохранителей, это тенденция. В прошлом году «МК» писал о злоключениях москвича, сын которого подвергся разбойному нападению преступника-клофелинщика. Тогда отец пострадавшего, осознав, что на правоохранительные органы рассчитывать бессмысленно, самостоятельно вычислил злодея, задержал его и сдал полицейским из ОМВД «Пресненский». А горе-правоохранители при таинственных обстоятельствах упустили злодея. Даже после публикации материала «Сам себе детектив» от 3 ноября 2011 года на страницах нашей газеты, где подробно рассказывалась эта история, для поимки жулика, находящегося в Армении, ничего не сделано.

— Мы люди небогатые, — говорит Анна, — но готовы заплатить и 20, и 30 тысяч рублей, чтобы вернуть Тузю. Или хотя бы знать, что с ним все в порядке. О собаке в таком почтенном возрасте надо заботиться. Он как ребенок.

...На днях у женщин вновь появилась призрачная надежда на то, что их делом займутся, — Тверская межрайонная прокуратура признала отказ в возбуждении уголовного дела по заявлению Раисы Васильевны необоснованным и вернула в полицию для повторного рассмотрения и принятия решения о возбуждении уголовного дела.



Партнеры