За «тулузским стрелком» следили

Но не могли арестовать его без веских причин

23 марта 2012 в 19:07, просмотров: 8047

Несмотря на гибель Мохамеда Мера, расследование, связанное с совершенными им в Тулузе и Монтобане терактами, еще не закончено. Французским правоохранительным органам предстоит выяснить, как человек, находившийся в поле зрения спецслужб США и Франции, едва не «поставил республику на колени».

За «тулузским стрелком» следили

Возникают вопросы — можно ли было предотвратить трагические события? Ведь даже в Соединенных Штатах тулузский террорист был внесен в так называемый no-fly list — список людей, которым запрещено прилетать в страну. Очевидно, из-за его неоднократных визитов в Афганистан и Пакистан. Там террорист, по его собственным словам, проходил подготовку в лагерях «Аль-Каиды». Ему даже довелось посидеть в тюрьме в Кандагаре, откуда он, впрочем, бежал спустя несколько месяцев.

Во Франции загранпоездки юного Мохамеда тоже не были секретом для спецслужб. Однако конкретных мер по ограничению его свободы не предпринималось (за исключением тюремного заключения за кражу). «У нас не было конкретной причины для того, чтобы задержать Мохамеда Мера, — комментирует премьер Франции Франсуа Фийон. — В нашей стране власть не имеет права постоянно следить за человеком, который никому не навредил, без юридических оснований для этого. Мы строго подчиняемся закону».

Некоторых французов подобное следование законам возмутило. Но большинство граждан благодарны правоохранительным органам за профессионализм при поиске и нейтрализации преступника.

— Люди положительно оценили работу спецназа, который действовал очень осторожно, — комментирует корреспондент французского издания Le Monde Мари ЖЕГО. — Операция прошла без большого ущерба. Было две попытки захвата. В первый раз Мера начал стрелять через дверь и ранил нескольких спецназовцев. Вторая попытка оказалась успешной.

— Есть информация, что Мохамед фигурировал в «черных списках» в Штатах...

— О США не могу говорить, но во Франции точно это было. Дело в том, что Мера провел несколько стажировок в Пакистане и Афганистане, и это попало во внимание наших спецслужб, которые следили за ним. Но поскольку он нашел работу, вел спокойный образ жизни — никто не заметил, что он связан с какими-то террористическими группами. Сейчас это будут расследовать.

— Люди не возмущены тем фактом, что спецслужбы знали о террористе, но не предвидели опасности?

— Да, такие заявления сразу прозвучали. Безусловно, будет проведено расследование в отношении этих фактов, как и в случае с его гибелью — сперва ведь сообщили, что он выбросился из окна, а уже потом было сказано о выстреле спецназовца, убившем его. И сейчас тоже будет выясняться, почему была приостановлена слежка за Мера. Полагаю, что он действовал в одиночку, но этот образ поведения достаточно типичен для «Аль-Каиды». Конечно, люди возмущены, но в большей степени они шокированы самими фактами убийств и тем, что он снимал все на камеру.

— Может ли история с «тулузским стрелком» повлиять на президентскую кампанию?

— Понятно, что она окажет влияние на выборы. Но сейчас еще не ясно, какого рода будет это влияние. Рейтинг Саркози действительно растет, но пока еще отстает от Олланда. Что интересно во всей этой истории — говорят, что Мера очень изменился после того, как отсидел в тюрьме за кражу. Возможно, там он столкнулся с представителями экстремистских движений и попал под их влияние. И сам президент Саркози уже заявил, что подобные вещи в тюрьмах недопустимы.

— Не секрет, что программа Саркози изрядно «поправела» в последнее время. Какое влияние на кампанию может оказать в этой связи арабское происхождение Мера?

— Дело в том, что он француз, у него французский паспорт. Это не иностранец, не мигрант. Конечно, избиратель, испуганный подобными случаями, может проникнуться идеями, подобными тем, что озвучивает Марин Ле Пен, разжигающая ненависть к исламу. Но дело не в исламе, это социальная проблема в первую очередь. Сейчас в стране большие экономические проблемы, растет безработица, и все это бьет по молодым людям из пригородов больших городов. В этих пригородах уровень безработицы — 20–30%. И эти люди — французы, но с арабскими фамилиями — не могут найти места в обществе. В наших органах управления вы не найдете французов, например, алжирского происхождения, и это ненормально, мне кажется. Безусловно, некоторые люди теперь больше станут слушать Ле Пен и те ужасные вещи, что она говорит. Легче всего винить людей другой религии.




Партнеры