Из жизни начальника разведки

Коллега застрелившегося генерала КГБ в отставке Леонида Шебаршина, с которой он работал бок о бок в Иране, рассказала «МК» о его трудной судьбе

30 марта 2012 в 20:41, просмотров: 16068

Тело отставного военного обнаружила в его московской квартире на 2-й Тверской — Ямской улице пришедшая его проведать сноха. Рядом с генералом лежал наградной пистолет. Никаких следов борьбы в квартире не найдено. По предварительным данным, генерал покончил с собой.

Из жизни начальника разведки
фото: ru.wikipedia.org
Леонид Шебаршин.

-Леонид Владимирович прошел трудный, тернистый путь. Мы вместе были с ним в командировке в Иране, — рассказывает Ирина Сергеевна. — Леонид был родом из Москвы, вырос в Марьиной роще. Родители у него были простыми рабочими. Со своей будущей женой Ниной он познакомился в институте востоковедения, где оба учились на индийском отделении, изучали язык урду. Большая любовь у них случилась на целине, в стройотряде. Вернувшись в Москву, они решили пожениться. В это время институт востоковедения был включен в состав Московского государственного института международных отношений. На последнем курсе у Шебаршиных родился сын Алеша. С грудничком это отважная чета отправилась в 1958 году в командировку в Пакистан, где Леонид работал переводчиком посла, получил первый дипломатический ранг атташе посольства. Причем, жить им пришлось не в столице, а в маленьком, захолустном городке. По завершении служебной командировки Леонид работал в отделе Юго-Восточной Азии Министерства иностранных дел СССР в должности 3-го секретаря. В 1962 году был рекомендован для работы в разведке и в том же году поступил в 101 — ю школу Комитета государственной безопасности, которая готовила кадры для внешней разведки. Потом Леонида Владимировича перекинули в Иран, у них в семье родилась дочь Татьяна. В посольстве Леонид Владимирович был руководителем одного из внешне — политических отделов. В 1979 году его назначили резидентом КГБ в Иране, где он проработал до 1983 года. Запомнился он нам человеком ответственным, с хорошей реакцией и чувством юмора. Потом наши пути разошлись. От старых друзей я узнала о горе в их семье. От тяжелейшего приступа астмы умерла 21 — летняя дочь Таня, которая только несколько месяцев назад родила ребенка. Обстановка в Тегеране в 1983 году была очень сложная, Леонид Владимирович не смог приехать на похороны дочери. Такая судьба у многих разведчиков. В связи с постоянными командировками, они годами не видят своих близких. Знаю, что потом ребенка дочери Нина с Леней взяли под свое крыло. Не успел малыш встать на ноги, как Нину парализовало, и в беспомощном состоянии она пролежала 16 долгих лет. При этом часто была капризная, ревнивая. Но Ленечка все терпел. Его карьеру гладкой тоже не назовешь. Осенью 1983 года был назначен заместителем, а затем начальником информационно-аналитического управления Первого Главного Управления КГБ СССР. В 1987 стал заместителем начальника внешней разведки, в этой должности работал до 1989 года. Потом возглавлял ПГУ КГБ СССР. В связи с разногласиями с бывшим Председателем КГБ Бакатиным в 91 — он вышел в отставку.

Все последние годы Леонид был директором одной из частных фирм.

Его сын Алексей пошел по стопам родителей — закончил МГИМО, работал послом в Шри — Ланке, временно — поверенным в Юго — Восточной Азии. Леонид с моим мужем в последние годы часто ходили в баню в Сокольники.

Им было что вспомнить. С большим удовольствием недавно я перечитала все три замечательные книги Леонида Шебаршина: «Рука Москвы», «Из жизни начальника разведки» и «Хроники безвременья».

Его жены Нины не стало три года назад. Вполне возможно, что Леонид чувствовал себя одиноким. Это был сильный духом генерал — лейтенант. Повлиять на его решение уйти из жизни могла не тоска, не ностальгия, а только тяжелая болезнь. Видимо, он хотел достойно уйти из жизни.

Только что стало известно, что в квартире бывшего главы внешней разведки СССР был найден дневник. Отставной генерал-лейтенант до самого последнего момента сохранял чистое сознание и с военной четкостью фиксировал события своей жизни. На странице помеченной 29 марта 2012 года было написано: «17.15 — отказал левый глаз. 19.00 полностью ослеп». Последние слова он вывел уже простым карандашом.

Поверх тетради лежали очки и удостоверение ветерана Службы внешней разведки.

 

 




Партнеры