Обыкновенное чудовище

Убийцы 9-месячной девочки валят вину друг на друга

1 апреля 2012 в 19:13, просмотров: 23915

В минувшую субботу на два месяца арестовали Александра Кулагина и Светлану Шкапцову, убивших свою 9-месячную дочь Анечку. Около здания суда собралось больше сотни человек. Многие из пришедших несколько недель безуспешно искали пропавшую девочку, поверив слезам убитой горем мамаши. Когда родителей-извергов выводили из автозака, вслед им неслись проклятия.

Побывав в родном городе извергов, «МК» выяснил, что Кулагина могли бы посадить за решетку задолго до трагедии: он регулярно избивал своих предыдущих жен, первую супругу в пьяном угаре облил бензином и поджег, а за драки и дебоши на него не раз подавали заявление соседи. Фигурировал он и в деле о взломе ювелирного магазина, но дело почему-то замяли. 

Между тем в деле могут появиться новые подозреваемые. Следствие предполагает, что отец Александра Кулагина, милиционер в отставке, мог быть осведомлен об убийстве внучки.

Обыкновенное чудовище
Света животных любит больше, чем детей.

Убийцы врали, что прячутся от журналистов

Село Анохино в 90 километрах от Брянска. Именно сюда, в родную деревню бабушки, приехал Александр Кулагин, чтобы сжечь тело своей 9-месячной дочери. В полутора километрах от дороги, между двумя березками, до сих пор чернеет костровище. Всю пятницу здесь работали оперативники: в обугленной траве следователи обнаружили пряжку от спортивной сумки, кусочки памперса и останки крошечного черепа.

Сюда же, к родному дяде Александра, ранним утром 23 марта заявились супруги-изверги, когда поняли, что инсценировка похищения провалилась и они оказались под подозрением.

Впрочем, для Михаила Кулагина они придумали другое обоснование своего ночного визита.

— В четыре утра я услышал стук в дверь. Думал, кто-то из местных пришел. Открыл: а на пороге Саша и Света. Мокрые, помятые, у племянника в руках банка энергетического напитка. Я удивился: ведь последний раз он приезжал ко мне очень давно. Тем более я знал, что сейчас вся милиция Брянской области ищет их дочку. Но Саша все объяснил: сказал, что им нужно переждать, пока найдут девочку. Дескать, им надоели журналисты, — говорит Михаил Степанович.

Потом же за чашкой чая Александр выдал другую версию их бегства из Брянска.

— Саша сказал, что скрывается от допросов. Якобы следователи с ними грубо обращались, избивали. Если честно, меня после ситуации в Казани это не насторожило. Потом он спросил, где можно спрятаться, если приедут следователи. Я сказал, что единственное место в доме — это погреб. Но предупредил, что его там сразу найдут. «Зачем ты бежишь? За бегущим гонятся!» Саша на это ответил, что больше на допросы он ходить не может.

В три часа дня в калитку действительно постучали оперативники. Пока Михаил Степанович открывал им дверь, супруги за несколько минут разобрали скрывающие вход в подпол доски, залезли туда и затаились.

— Следователи спросили, у меня ли племянник. Я им честно ответил: «Он в доме, но вас боится. Вы уж, пожалуйста, не бейте его, он и так переживает из-за пропажи дочери».

Когда следователи уводили супругов, Александр хлебнул пива — видимо, для смелости, чтобы врать более убедительно.

— Честно сказать, о ситуации с девочкой я их мало расспрашивал. Думал, зачем бередить рану, им сейчас и так несладко. Когда же узнал, какое зверство он сотворил, меня чуть инсульт не хватил. Ведь Саша был отзывчивым, добрым. Да и к детям нормально относился: своим ребятишкам от первого брака всегда игрушки из Москвы привозил. Я сам свидетель: мы же с ним одно время вместе работали вахтовым методом.

До сих пор родители-убийцы не могут сказать, когда точно убили Анечку.

«Я много раз писала на него заявление в милицию: он бил соседей, дебоширил...»

В крошечном городке Почеп, где Александр Кулагин жил с рождения и до переезда в Брянск, его знают многие. Еще бы: отец — майор милиции в отставке, за хорошую службу его фотография всегда висела на доске почета. В милиции работал и дядя Александра. А сам преступник одно время мечтал поступить в суворовское училище.

— С первой женой Владимиру Степановичу, отцу Саши, не повезло. Она вроде сильно пила. Он с ней маялся, а на сына времени не оставалось. Вот и рос Саша, как сорная трава, — рассказывают соседи семьи. — Потом супруга скончалась. Его отец повстречал другую женщину, а Сашка к этому времени уже жил отдельно от них.

И не просто жил, а завел семью. Александру на тот момент едва исполнилось 16, избранница была на десять лет старше. Все утверждают: для первого семейного опыта Светлана, мягко говоря, сомнительная кандидатура. Пьющая, муж сидит в тюрьме. Как раз в квартире супруга, пока тот коротал время в местах не столь отдаленных, и поселились молодые. Вместе с ними жил и сын от первого брака. Потом родились еще двое детей: мальчик Олег, а через несколько лет — девочка Настя.

— Ой, что тогда творилось в этой квартире: драки каждый день, скандалы, — говорит соседка по дому. — Постоянно их видели вдвоем пьяных: идут, друг друга поддерживают. Но Света, если честно, пила сильнее. Саша даже за детьми ухаживал как мог, пока она в запое была. Когда они развелись, Саша к ней заходил с игрушками для малышей.

Впрочем, по мнению другой соседки, сам Александр Кулагин вел себя намного хуже, чем его первая и единственная супруга (с остальными двумя женщинами он жил гражданским браком. — «МК»). Несколько раз женщина писала на него заявления участковому. Но к ответственности Кулагина так и не привлекли. Соседка утверждает: «Отец, милиционер в отставке, не давал делам ход».

— В первый раз я написала, когда он в пьяном угаре зашел в квартиру соседей и избил их, — утверждает пенсионерка Антонина Подобедова. — Я пришла к участковому, но тот заявление не принял. Даже проверки не провел: сказал, их избили, пусть они и подают. Потом во дворе, а я как раз на лавочке сидела, он избил еще двоих друзей-собутыльников. На меня указали как на свидетеля. Пришли милиционеры, начали опрашивать меня. Саша это заметил. На следующий день ко мне пришел его отец и начал орать: «Пока я жив, моего сына не посадят! А тебе, если еще раз напишешь, плохо будет...»

Но пенсионерка не испугалась. Очередное заявление на Кулагина она накатала, когда тот разбил ей окно.

— Саша пришел на рогах, Света его не пустила домой. Он вышел во двор и еще ползал там под нашими окнами какое-то время. А потом мне в стекло полетел камень, — вспоминает Антонина Ивановна. — Кулагина вызвали к участковому, милиционер сказал выплатить мне деньги на новое стекло. Но тот начал плакаться, что у него ни копейки нет. В итоге сам участковый выдал мне деньги, а ему бросил: «Отдашь мне, когда появятся».

В квартире, где жил Александр с супругой, был настоящий притон. Жаловались на семейство не только Антонина Ивановна, но и другие соседи.

— В итоге отец даже попросил Александра из этой квартиры. Тот стал снимать комнату этажом ниже. Но и там было не лучше, — утверждает пенсионерка.

фото: Анастасия Гнединская
От следствия семейка убийц пряталась в погребе в доме дяди.

«Ира ответила, что очень любит этого изверга»

К тому времени Александр со Светланой были уже в разводе. Соседи утверждают: женщина сама подала на развод из-за того, что юный супруг ее частенько избивал, а денег домой не приносил.

— Однажды мы заметили у Светланы ожоги на шее и щеке. Оказалось, это он ее облил бензином, а потом поджег, — говорит пенсионерка.

Тогда же их лишили родительских прав. Двоих младших детей отдали под опеку в семью, старший же на тот момент был уже совершеннолетним.

— Сейчас вроде Светка особо не употребляет. Даже добилась того, чтобы ей вернули среднего сына. Младшенькая же живет в другой семье.

Но, по-видимому, судьба детей Кулагина особенно не интересовала. Ведь к тому времени у него появилась новая сожительница. С Ириной Александр познакомился в Почепе, сама же она родом из Новозыбкова. Девушка довольно быстро забеременела.

— К ней он относился не лучше: она в положении таскала 12-литровые ведра с водой на второй этаж. Водопровода-то у нас нет, — продолжает рассказывать Антонина Подобедова. — Однажды во дворе я нечаянно подслушала разговор Ирины с матерью, которая приехала навестить дочурку. Та говорила: «Уходи от него, раз он так к тебе относится». А Ира ответила, что очень любит этого изверга. Это удивительно, но женщины буквально вешались на Кулагина. Вот и с Ириной он не успел разбежаться, как у него появилась эта Света Шкапцова. Он мне еще ее фото показывал на телефоне. Говорил: «Это моя невеста».

Кстати, соседка рассказала, что некоторое время назад Александр проходил по делу об ограблении ювелирного магазина. Тогда до суда так и не дошло. Это подтвердил и отец Кулагина, пояснив, что сына оклеветал друг.

«Он у нас скрытный был, не любил эмоции напоказ выставлять»

В минувшую пятницу Александр Кулагин дал признательные показания. Всю вину за содеянное он взял на себя. Журналисты тут же начали атаковать дом Кулагина-старшего. Дверь он практически никому не открывал. Но с корреспондентом «МК» побеседовать согласился.

Отец признается: сын действительно не был пай-мальчиком. Но чтобы такое...

— Не знаю, не могу понять, как он это сделал. Он ведь даже выхаживал сбитую на дороге машиной собаку. А здесь собственную дочь... Он ведь ко всем своим детишкам хорошо относился: и игрушки им покупал, когда деньги были. А Анечке и Свете вообще все отдавал: и кроватку они купили, и игрушек кучу. А когда ехал с вахты в Брянск, обязательно Свете букет цветов привозил. Неудивительно, что он теперь взял всю вину на себя, он же ее любил. Но вы сами подумайте, как может женщина, видя, что умирает ее ребенок, не набрать 03, не позвонить соседям...

Впрочем, зная истории предыдущих браков Кулагина, в нежные чувства верится с трудом. А вот отец убийцы и его супруга уверяют, что Александра подкосила первая женитьба. Это якобы матерая Светлана сбила с добродетельного пути парня. И жизнь его пошла под откос.

— Когда Саша познакомился с этой женщиной, она вела разгульный образ жизни, пила. Как она обкрутила этого ребенка — а Саше ведь на тот момент было шестнадцать, — я не знаю, — говорит супруга Владимира Кулагина Мила. — Мы были против этого брака, доходило до скандалов. Иногда мы приходили в ту квартиру, чтобы забрать парня оттуда, а эта женщина сразу милицию вызывала. Она ему все время говорила: продадим эту квартиру, купим палатку и будем жить как короли.

Родители уверяют: пристрастился к алкоголю Александр тоже благодаря Светлане. Якобы он даже жаловался мачехе: «Сергеевна, не могу так жить: только просыпаешься, а она тебе рюмку водки подносит».

— Но неужели вы, как родители, не могли повлиять на выбор сына?

— Не слушался он меня, говорил: «Папа, не лезь в мою жизнь». Дома, когда приходил к нам, вроде соглашался, что надо от нее уходить, ребятишек вытаскивать из этого кошмара. А возвращался к ней — все по новой, — говорит Владимир Степанович. — Как зачарованный.

Однажды они даже не выдержали и забрали из дома младшую дочь.

— Когда мы пришли в дом, там даже носков не было, чтобы Настеньку одеть. Я свои на нее надела и в свою куртку завернула, чтобы до дома донести. Отмыли ее, постригли, накупили игрушек. За те две недели, что внучка прожила у нас, она даже мамой меня начала называть. А потом пришла Света и забрала девочку.

В итоге Александр, не выдержав, сам подал на развод. Он якобы даже хотел бороться за детей.

— Но ему бы все равно их не оставили: работал до устройства в охрану он вахтовым методом на стройках. Заработок — от случая к случаю.

Второй брак, по словам родителей, тоже был неудачным. Зато со Шкапцовой Александр жил душа в душу.

— Не знаю, бил он ее или нет, но когда я по телефону спрашивал у Светы, не обижает ли сын ее, она даже вопросу удивлялась. И Саша мне признавался, что с последней супругой только и начал жить по-человечески: кинотеатры, шашлыки, вкусные семейные ужины. И вы сами посудите: если бы он ее бил, она бы наверняка собрала вещи, пока Саша в Москве, забрала Анечку и уехала бы к матери.

Все эти дни, уверяют родители, они внимательно следили за поисками внучки, которую, кстати, видели всего два раза, хотя и живут в двух часах езды от Брянска. А Мила девочку и вовсе не видела ни разу.

— Я ведь когда услышала утром из теленовостей, что девочка мертва, мне даже с сердцем плохо стало. «Скорую» вызывали. А эта симулянтка в телефонную трубку так рыдала, когда пропала Аня. Я говорила: «деточка, держись, тебе психолог нужен», — уверяет Мила.

И тут же начинает по новой: «Как мать не вызвала милицию, как со спокойной совестью вместе с волонтерами искала девочку?» Нет, вину Александра его родители не отрицают. Но и поверить во все не могут.

— А Саша, он переживал? — спрашиваю у отца.

— Ну да, — говорит мужчина. Но в голосе слышна неуверенность. Потом добавляет: — Он у нас скрытный был, не любил эмоции напоказ выставлять.

фото: Анастасия Гнединская
Сперва Кулагин хотел закопать трупик дочки. Но земля оказалась замерзшей, и он решил сжечь тельце девочки.

«Где пьянство, недалеко и до преступления»

А вот отец Светы Шкапцовой уверен: его дочь нужно оправдать, потому как она ни в чем невиновна.

— Ее вина лишь в том, что сразу не сказала, что этот изверг сделал с их дочкой. Что сразу не заявила в полицию, а потакала ему в инсценировке похищения. Но скорее всего он ей пригрозил. А она ведь молодая, неопытная, к тому же была влюблена в него по уши.

По словам Владимира Шкапцова, Александр был первой любовью его дочери.

— До этого она ни с кем не встречалась, не гуляла, не пила. А познакомилась с этим хлопцем — он ее и окрутил. А потом довел до трагедии. Я больше чем уверен: это он заставил ее молчать, он заставил убежать в деревню. Пусть теперь и берет всю вину на себя.

— Ну а вам, как отцу, ее избранник показался достойной кандидатурой?

— Этот человек вообще для меня темная лошадка, я его видел всего дважды за два года. В первый раз он пришел к нам домой: вроде нормальный пацан, не балабол, не подлый. Люб дочери — пусть живет. Но он с нами не общался — я с ним тоже.

Зверски убитую внучку Анечку родители Светы и вовсе ни разу не видели. Впрочем, такое невнимание к судьбе дочери они объясняют прогрессивными взглядами на воспитание: дескать, молодым надо не мешать.

— А то некоторые родители вмешиваются в отношения детей, так те потом их всю жизнь клянут.

Не признавая, что судьбой дочери они особо не занимались, отец Светы все время повторяет, что в трагедии виноваты не сами изверги-родители, а государство.

— Это оно оставляет молодые семьи за чертой бедности, заставляет снимать квартиры, ездить на заработки в Москву и все равно жить на копейки. Отсюда и пьянство. А там, где пьянство, недалеко и до преступления.

Кому верить в этой жуткой истории? Скорее всего врут и те, и другие. Точнее, хватаются за спасительные версии типа «охмурили, пригрозили, споили» как утопающие за соломинку. Да и кто из родителей отважится признать, что их любимое чадо — монстр, замучивший ни в чем не повинного младенца?

Такое впечатление, что Кулагин и Шкапцова нашли друг друга. Ведь про брак недаром говорят: склеились две половинки. Только здесь половинки составили не счастливую семью, а чудовище. Страшное, тупое и безмозглое.

Комментарий психолога Светланы Лукичевой:

— В большинстве случаев пропажи детей виноваты родители. Они напрямую или косвенно — своей беспечностью и безответственностью — провоцируют подобные ситуации. Нередко выясняется, что ребенок становится заложником отношений между родителями, другими родственниками или знакомыми. В таких случаях за счет ребенка стараются отомстить партнеру, окружающим за свои обиды или решить какие-то личные проблемы. Чаще всего бывает, что сам ребенок этим взрослым и не очень-то нужен. Достигнув своей цели, они, как правило, вовсе не становятся хорошими родителями, как не обращали на него, на его личность внимания, так и не обращают. Несмотря на видимость семьи, такой ребенок в реальности чувствует себя брошенным и одиноким. Такие дети часто бегут из дома, пополняя списки пропавших. Ситуация же в Брянске просто шокирующая. Отсутствие материнского инстинкта, цинизм, безумная зависимость от мужчины говорят о патологических изменениях личности у матери. Уже сейчас можно предположить, что женщина, заявляя о пропаже ребенка, была во вменяемом состоянии, и такое поведение говорит о явной деградации ее личности.




Партнеры