Москву захлестнула волна тир-актов

Стрелки на северо-западе столицы «посылают обществу» некое сообщение, считают психологи

25 июня 2012 в 18:32, просмотров: 5785

Эпидемию стрельбы из пневматики по автобусам, которая охватила Москву дней десять назад, многие склонны были причислять к молодежному хулиганству. Этаким идиотским, жестоким, но все же подростковым «забавам» от избытка дурных сил и недомыслия — сродни ослеплению самолетов лазерными указками. Между тем ситуация обострилась. 24 июня на пересечении МКАД и улицы Свободы из пневматической винтовки была обстреляна уже машина «скорой помощи», везущая пациента. Повреждено лобовое стекло, по счастью, никто не пострадал. «МК» решил самостоятельно поискать террористов.

Москву захлестнула волна тир-актов
фото: Александр Корнющенко

Справка МК ИЗ ДОСЬЕ “МК”

14 июня в 19.20 и в 19.57 автобусы маршрута №817, следовавшие из «Шереметьево» к метро Планерная, на 74-м километре МКАД (внешняя сторона, ориентировочно это между Ленинградкой и ул. Свободы) были обстреляны из неустановленного пока оружия. 15 июня на ул. Вилиса Лациса в 13.40 стрельнули уже по 96-му маршруту, а 16-го на Туристской улице досталось автобусу под литерой «Т». Это случилось ровно в 18.00. 24 июня снова на северо-западе Москвы стреляли по «скорой помощи». Снова из пневматики и снова с дальнего расстояния. Еще два случая были зафиксированы в Восточном округе, но они, как считают в полиции, стоят особняком.

— Я отъезжал от остановки «Бутаковский залив», — рассказывает водитель автобуса № 817 Дмитрий Мягков. — Слышу — хлопок. Потом пассажиры сказали, что третье окно слева с конца машины разбито. Форточка цела, а ниже стекло «в брызги». Там на противоположной стороне дороги кусты. Могли оттуда стрельнуть, а могли и из машины со «встречки». Так сразу и не скажешь. Ведь час пик был, машин много. Я по рации связался с диспетчером. Он вызвал полицию.

— Вообще-то с января этого года только в нашем автобусном парке зафиксировано 35 подобных случаев, — говорит руководитель 15-го автобусного парка Сергей Попиков. — Началось все это еще несколько лет назад. И когда закончится — не знаю. Мы не утверждаем, что во всех случаях использовалось пневматическое оружие. Это вполне могли быть и рогатки, и обычные камни, брошенные хулиганами, ну и пневматика не исключена. С начала года на восстановление пострадавших от вандализма автобусов мы затратили 295 363 рубля. Плюс упущенная выгода и неудобства для пассажиров.

Интересуюсь: что предприняло руководство парка? «Написали заявление в полицию. Теперь будем ждать». И г-н Попиков показывает копии «талона-уведомления», свидетельствующие о том, что заявление принято.

— А потом, — грустно вздыхает Сергей Васильевич, — приходит бумага, сообщающая о том, что «в возбуждении уголовного дела отказано: не удалось установить личности нападавших».

— А есть ли в парке своя служба безопасности, и чем она занимается?

— Наш отдел безопасности дорожного движения следит за тем, чтобы водители соблюдали ПДД. Остальное не в их компетенции. Так что будем продолжать писать заявления...

Единственная отчасти успокоительная весть — в автобусах устанавливают закаленные стекла. При механическом воздействии они рассыпаются на мелкие части, чтобы минимизировать ущерб для пассажиров. Ну а чтобы восстановить прежний вид автобуса требуется до нескольких суток. Все зависит от наличия на складе нужных стекол и компонентов для их вклейки (теперь стекла в автобусы не вставляют «на резиночку», как ранее, а именно — вклеивают).

фото: Кирилл Искольдский

Транспортники убеждены: это все-таки хулиганы.

— А может быть, стреляют конкуренты? Скажем, лица, «крышующие» маршрутки?

— Неувязочка выходит, — говорит замдиректора 15-го автобусного парка Иван Вержук. — Кабы это был новый маршрут — тогда да. А тут устоявшийся маршрут, все давно устаканилось.

Он рассказывал нам это еще до обстрела «скорой помощи». И теперь уже точно стало ясно, что это не бизнес-разборки.

Стоит отметить, что для приобретения такого оружия требуется паспорт. И не такое уж простое это было оружие. Судя по характеру повреждений, стрельба велась либо с противоположной стороны дороги, либо из машины.

— У нас продают пневматику, так сказать, «олимпийскую» — «питается» от баллончика, — говорит продавец одного из окрестных оружейных магазинов. — Стоит она дорого. Подросток такую не купит. А пробить автобусное стекло с противоположной стороны МКАД из нашей винтовки нельзя. Там скорее всего стреляли из машины.

Графика: Иван Скрипалев

Так из чего же все-таки стреляют?

— Сейчас в магазинах продают пневматику, соответствующую, скажем, разрешенной энергетике в 7,5 джоуля, — говорит оружейный эксперт Алексей Клишин. — Но в том же магазине зачастую можно приобрести и утяжеленный поршень, и усиленную пружину. И тогда эта винтовка уже серьезно превышает пресловутые 7,5 Дж. А такие винтовки должны продаваться по лицензии МВД. Но ответственность за это деяние наступает лишь после установления пружины и поршня. А экспертно-криминалистическим центрам и полиции невыгодно возиться с этим видом оружия — ответственность за нарушение лишь административная, серьезных «палок» за это не получишь. Что же касается газобаллонных пневматических винтовок, то сертифицируются они вообще как игрушки, а по своим характеристикам сравнимы с малокалиберным оружием. И сейчас в России этим занимается целая отрасль. Но я вижу здесь вину государства, которое, разрешая продавать эти винтовки, не создает инфраструктуру для его использования. Почти нет общедоступных тиров и стрельбищ. Что касается автобусных стекол, то я считаю, что разбить пуля из пневматики его может метров с 30. Но все зависит от угла попадания и типа пульки. Небольшой пример: у меня дома разбили окно из пневматического пистолета метров с 35, а некоторые пневматические винтовки питаются не от обычного баллончика, а имеют совмещенный с самим оружием большой баллон.

Отметим, что газобаллонная пневматика (та самая, которую сертифицируют как игрушку и доводят до боевого состояния) стоит от 30 до 50 тыс. рублей. Не у всякого подростка есть возможность достать такие деньги.

Работу правоохранительных органов осложняет еще и то, что через гильзотеку эти стволы «пробить» невозможно. Да и судить о личности и мотивах стрелявших, как мы видим, трудно.

Психологи в один голос заявляют, что подобные действия — всегда проявление внутренней агрессии. Или же это некое социальное действие. То есть представитель какой-то структуры посылает некий месседж. Остается только один вопрос: кому? И на этот вопрос сможет дать ответ лишь та оперативная группа при ГУВД, которой поручено ловить невидимых стрелков.




Партнеры