Как жулики и воры выносят приговоры

В «МК» попала аудиозапись недавней сходки воров и барыг, на которой решили убить начальника ростовской полиции

26 июня 2012 в 17:42, просмотров: 36173

Поприсутствовать на настоящей воровской сходке — голубая мечта многих журналистов. Но, увы, нашего брата туда не приглашают. Проводятся ли вообще сегодня сходки в традиционном понимании? Может, они почили одновременно со старыми мафиози? Все ж таки времена и нравы нынче совсем другие...

Ничего подобного! Все то же и так же. В этом мы убедились, побывав на одной из таких сходок, так сказать, заочно. В «МК» попала аудиозапись беседы на встрече воров в законе. Узнать, о чем толкуют авторитеты, не мешало бы каждому, чтобы иметь представление о современной действительности. Чтобы узнать, насколько криминал и бизнес с властью срослись и как с ней же, родимой, борются. А еще участники сходки приходят к выводу, что надо показательно «убрать» одного из шерифов. Так что вдруг эта публикация их планы расстроит? В любом случае стенограмм с воровских сходок еще нигде не было. «МК» будет первым. Однако автор заранее просит читателя извинить за некоторую неуклюжесть и специфичность материала.

Как жулики и воры выносят приговоры
Рисунок Алексея Меринова

Судя по посторонним шумам, сходка была в каком-то ресторане. Присутствовало человек пять, может, и больше. Но разговор вели в основном трое. Первый — эмиссар Деда Хасана (по крайней мере так он себя представляет). Второй, с неприятным украинским говором, — коронованный вор в законе, смотрящий за одним из дальневосточных регионов. Он себя называет Соседом. Самое активное участие в беседе принимает близкий к криминалу местный предприниматель. В конце разговора к троим «спикерам» присоединилось еще двое, в том числе один ростовский авторитет с кавказским акцентом. Все коронованные воры. Имен не называют — на тот случай, если их запишут (что, собственно, и случилось). Манера разговора у них, прямо скажем, весьма специфическая, но мы с помощью экспертов постараемся какие-то детали прояснить.

Итак, «включаем» запись:

Эмиссар Хасана: Для начала — привет, поклон всеобщий людям от людей (воры в законе называют людьми только воров, то есть все остальные для них — не люди... — Авт.). От Дедушки особо (имеется в виду Дед Хасан. — Авт.). Разобрать нужно правильно тему непростую, она нам всем важна. И раньше речь об этом велась. От рук отбились Ростов-папа и Хабаровск.

Комментарий сотрудника спецслужб: «Ростов — знаковый регион для воров, именно они назвали его „папой“. А Хабаровск — это до сих пор „блатной“ город, так же, как Комсомольск-на-Амуре. Везде зоны, из них воры освобождались и там все оседали. Там довольно грубые нравы по нынешним меркам».

Ну, на сегодняшний день в Хабаровске как? Все «мусора», с которыми договориться не удалось, отъехали. В другое место главную их «команду» служить перевели. Типа на усиление. Так что в Хабаровске стало попроще.

Сосед: Ага, попроще... Я там в курсе всей обстановки. Братву покосили, все на нарах. Даже «мусоров», кто с ними был в темах, как градом побили. Людей-то не осталось. Какое ж «проще»?..

Э.: Да, положение было хреновое. Вместо правильных людей одни сявки пооставались.

Сотрудник спецслужб: «В Хабаровске дали огромные сроки (от 20 до 25 лет) трем известным ворам в законе — Еве, Сахно и Молодому. Им вменили 210-ю статью УК (организованное преступное сообщество)».

С.: Вот и надо было местным задачу упростить, от вас, из Москвы, хоть человечка забросить в помощь. Да, посмотреть — пока хотя бы такой шухер, а там видно будет.

Э.: Ну, хлопотно это пока. Пусть сами как-то пока поупираются. Знакомства свои заводят с новыми «мусорами».

С.: Да базар мой слышите?!! Я всё грю, кто там остался, веры нет. Если замутят чего — погонят их сразу. Дай Бог, чтобы нас не подставили.

Э.: Ну, погонят. Судьба такая, что ж делать. Сами стремились выйти в люди (то есть воры. — Авт.). Мы же, кто нашу масть держать старался, таких не забываем. Но уж тогда и человека опытного двинем туда. Прежняя ментовская команда отъехала — там одного лесу сколько хлынуло в Китай...

Сотрудник спецслужб: «Контрабанда леса на миллиарды рублей в Китай — традиционная сфера деятельности дальневосточного криминала. Так же, как торговля золотом».

С.: С рыжьём (имеется в виду золото. — Авт.) тоже дело помаленьку разворачивается в прежнюю сторону. Да вообще богатый ж край. Не в стороне стоять!

Э.: Жаловаться грех. С новыми ментами все нормально. Сразу же под деньги легли. С коммерсами поженились. В общем, сориентировались быстро.

С.: Сориентировались они, ну да! Тем более наших людей серьезных не осталось — хавают всё в одно рыло. Мол, бандюков нет — оно и проще!

Э.: Вот и я о чем говорю. Позабыли там о нас, Москву не хотят уважать. В общак оттуда прихода ноль. И просто так «мусора» к темам не подпустят. Как отдать — без кипиша нельзя. Что бизнес молчит?

Бизнесмен: Все правильно вы говорите. Там был начальником Лапин (начальник ГУ МВД России по Ростовской области, генерал-лейтенант полиции. — Авт.). Команда его — Грачев такой (заместитель Лапина. — Авт.), он сам московский, Чупрунов (ныне начальник полиции Управления МВД России по городу Ростову-на-Дону. — Авт.) — он из местных... Попили крови нашим авторитетным людям. Они уехали — посвободней стало (Лапин руководил полицейским управлением Хабаровского края, и Грачев с Чупруновым работали под его началом. — Авт.). Распределили — все довольны. Но, уж простите, там никакие воры в законе рядом не стоят.

Эдуард Сахнов (Сахно).

Э.: По причине отсутствия...

Б.: К сожалению... Я обязан крепко и не забуду этого. Меня бы и в живых не было... От сердца. Я любого вашего человека, кого поставите, поддержать готов. Но скажу сразу: наших предпринимателей сегодня непросто заставить на этого уважаемого человека смотреть... как бы сказать... с ответственностью. Заставлять придется. Если так только.

С.: Во барыга — честной народ на мокруху подбивает! Да только в тех краях лишними похоронами хрен кого удивишь.

Э.: Не надо. Вон наш гость бледнеет. Истину говорит партнер. Мы ему первому это высказать дали, потому что понимаем такие вещи без слов. Конечно, а как еще заставить их смотреть в нашу сторону? Возьмем, допустим, одного из «мусоров» в оборот безвозвратно.

С.: Нет, звону будет много, а толку мало. Кому они нужны? И так лежат ровно, деньгами задавленные. В случае чего на место одного пса продажного щенка его поставят!

Э.: Гость наш не тех имел в виду, которые сейчас в Хабаровске в кабинетах заседают. Этот кто-то из прежней команды должен быть... Только сделать все нужно не там, где эта команда сейчас бросила корни, а по правильному месту — в Хабаровске. Ну, заманить туда человека... Короче, как-то выдернуть. Говорилось, в той команде из местных кто-то?

Б.: Чупрунов. Но я не имел в виду...

С.: Да ладно, что ты имел! Шо, а хуже не сделаем Хабаровску и всем соседним? По случаю такому набегут чинуши мусорские!

Э.: К лучшему. Пусть набегают. Менты хабаровские новые за кипишем этим пригляд за барыгами убавят. Тут мы к ним, сиротам, и подкатим: дескать, «крыши» ваши ментовские по швам трещат, не сегодня-завтра вообще отъедут, так что срочно ныряйте под нас. Не бесхозными же ходить. Иначе придет новая метла — обнулитесь вообще.

С.: А шо это гость наш притих? Слово бросил, теперь съезжает? Только не надо мусолить, что он там имел в виду. Это без него определимся, помощи в натуре никто не попросит!

Олег Семакин (Ева).

Б.: Что делать, я не говорил; кто я такой, чтобы советовать. Я называл фамилию... Чупрунов, да.

C. Фамилия знакомая... Этот мент сам год на тюрьме чалился. Соскочил, жаль. Для него плохо началось, для других плохо кончилось!

Б.: Да, он в СИЗО год провел... Но там остались нормальные люди. Можно с ними поговорить — реанимировать какое-нибудь дело, к которому он близко подходил.

С.: И шо, под предлогом этой делюги он типа примчится в родные края? Слышь, а реально выйти на тех, кто это сорганизовать сумеет?

Б.: Да, они при делах до сих пор. С ними связаться можно. Поговорим, они подскажут. Там все должно получиться. Он энтузиаст такой — действительно примчится.

Э: Ну что, черту подведем?

Б.: Я еще хочу сказать, что в Хабаровске он был под госохраной. С автоматчиками ездил. Я не знаю, как будет сейчас.

С.: Опять говорят тебе: дело техники. Не лезь, не твое.

Э.: Да не наезжай ты, брат, на человека. Он как лучше хочет. Что под охраной — это не страшно. Лучше это. Звону по России будет больше. И до Ростова-папы, кстати, дойдет. Чтоб и там этого «мусора» дружки пониже о себе понимали. И по Ростову вот добавлю еще. Надеюсь, отпоют в Хабаровске человека из их команды — там и в Ростове станет посвободней. Воров сносят там, не дают укорениться — это непорядок. Ведь хотели без крови, по-хорошему. Проспонсировали там. И что видим? Фуфловый материал в газетенке? Только бабки зря просрали.

С.: Не, не скажи. Это какая-то недоработка конкретно по Ростову. На Дальнем Востоке партийные, например, реально за наших людей впрягались. За Сахно, за Еву, за «мусоров» дружеских — реально они впрягались, без балды.

Сотрудник спецслужб: «За Сахно, Еву и Молодого действительно вступались представители одной из партий и депутаты. Кое-кто писал всякие депутатские запросы, говоря, что это обычные граждане, что они акционеры заводов и их хотят оттуда убрать, потому и выдают за „воров в законе“. На самом деле это были чисто воры. Их короновал Джем — известнейший авторитет (он умер от болезни), который „держал“ весь Дальний Восток. Воры, по слухам, отдали тогда 300 миллионов за то, чтобы их дела развалились. Но ни это, ни запросы не помогли».

Новый голос: И где те Сахно с Евой? И Молодой с ними вроде. На нарах мерзнут?

С.: Это кто мерзнет? Вы о чем?

Новый голос.: Да шутка... Правильных людей есть кому греть.

Б.: Мы, со своей стороны, таких уважаемых людей не забываем. Не только бизнес. Вот коммунисты...

С.: Вот корефаны, вообще. Дожились. (Смеется.)

Б.: Мы же все избиратели! Мы поддерживаем — нас поддерживают.

Э.: Но надо с ценой вопроса тоже как-то соизмерять. В Ростов тоже вкладывались, между прочим. Бабки наши хавают, а толку ноль. Чтобы в Ростове-папе ни одного законника не было — это ж фуфло! Кто про это пояснит? Ну, Ростов!

Голос с кавказским акцентом: Позвольте сказать при уважаемых людях. Да, митинги были у нас в Ростове, но «мусора» там пинать отказываются. На этом фоне у горлопанов вид беспонтовый. «Мусоров» им не уронить. На их плечах правильным ворам, значит, не подняться. Мы с этими политическими общаемся давно... Наши деловые люди в контакте хорошем с ними, но наши методы как бы надежней.

С.: Ну и о чем долгий такой базар: грохать «мусора». Однозначно. Все ясно: пусть люди работают. Выдернуть его на Хабаровск и быстро подгадать ситуацию.

Э.: А те менты, которые там сейчас сели, палки в колеса не будут вставлять? Они ж, кроме бабок, ничего не видят.

Голос с кавказским акцентом: Сказать можно еще? У нас в Ростове менты могут пошатнуться, если их человек из Хабаровска не вернется.

Э.: Конечно, разделим эту команду. На них тень ляжет. Люди скажут, типа, если вас не тронули, значит, вы готовы с бандосами подружиться?

С.: Так это лохи. А поумней который народ, те скажут: значит, где-то покойник поучаствовал. Значит, где-то криво въехал, раз завалили. Правильных-то ментов не валят. Значит — за шо? За беспредел. За взял — не отдал, обещал — не сделал. Короче, просто так в могилу не ляжет. Только замазанным.

Олег Шохирев (Молодой).

Э.: Заодно и на их движения на Дальнем Востоке тень упадет. Типа, не так уж хорошо все зачистили, раз бандюганы там живы-здоровы и еще сами «мусоров» убирают.

С.: Слушай, брат, совет: сразу, как придет к вам в Ростов депеша, что мента в Хабаровске грохнули, надо бы послать к этой команде гонцов, хто там у вас к ним поближе и не робкий. Пока из Москвы по такому случаю начальники не нагрянули.

Э.: Конечно, нагрянут, не запылятся. Как случилось да почему недоглядели... То да се... Так вот: до того! Тут же! Мигом! Пока у них волосы дыбом стоят.

(Запись обрывается.)

Комментарий столичного вора в законе: «Не убирают ментов за их службу, это не по понятиям. Даже чтобы поставить своих людей на регион, нельзя на беспредел идти. Не годится „законнику“ и у политических поддержки просить. К хорошему это не приводит; жизнью проверено. После Джема и Сахно на Дальнем Востоке и правда все плохо. Пора его в свои руки брать».

От автора: Начальник ростовской полиции, о котором толкуют на сходке, — личность во всех отношениях примечательная. Вот ведь интересная судьба у человека! Он действительно целый год провел в хабаровском СИЗО по обвинению в целом ряде преступлений. Тогда он был еще зам. нач. ОРЧ УНП при УВД по Хабаровскому краю. Люди, проходившие с ним по одному уголовному делу и называвшие его организатором, получили реальные сроки. Чупрунова из СИЗО выпустили, сразу же повысили в звании и должности. Любопытный факт: на Законодательном собрании Ростовской области КПРФ попросила у начальника областного ГУ МВД Алексея Лапина комментарии по поводу назначения: дескать, почему на ключевые должности назначаются люди с темным прошлым? И потом эту же тему поднимали в Госдуме. Лапин ответил, мол, в Хабаровском крае было обезврежено организованное преступное сообщество «Общак». Цитирую: «В „Общак“ входили 15 высокопоставленных представителей силовых структур, в том числе сотрудники Следственного комитета, Управления по налоговым преступлениям, Главного управления МВД по Дальневосточному округу. Им инкриминировалось присвоение около 10 млрд. рублей. Чупрунов не пошел на поводу у них, и против него было сфабриковано уголовное дело». Еще Лапин добавил: мол, побольше бы таких людей, как Чупрунов, в полиции... Такая вот история.

Кстати, мы поставили в известность ростовскую полицию о записи, о возможном преступлении, попросили дать комментарии. Вячеслав Чупрунов аудиозаписью очень заинтересовался, просил послушать, но от комментариев отказался — передал, что такую деликатную тему обсуждать не готов.



Партнеры