Стражи беспорядка

Почему полиция не расследует убийство на дороге?

18 июля 2012 в 18:20, просмотров: 14380

7 июня 2012 года в первом часу ночи Наринэ Хачатрян позвонил Виктор — родной брат ее мужа Михаила Кунчо. Михаил должен был отвезти брата домой — на Волгоградский проспект, дом 164. Виктор сказал, что они попали в ДТП. Он спросил, может ли ее отец приехать на место происшествия, так как один из участников ДТП просит заплатить им 50 тысяч рублей. Она перезвонила мужу. И тот ответил, что беспокоиться не о чем, и он уже подъехал к дому брата. Наринэ попросила его перезвонить с домашнего телефона, но он так и не позвонил. А Наринэ, которая долго не могла успокоить проснувшихся детей, уснула вместе с ними. Около четырех часов утра ей снова позвонил Виктор. Он сказал, что Михаил находится в операционной института Склифосовского. Наринэ бросилась туда. И выяснилось, что Михаила избили люди, приехавшие на помощь одному из участников ДТП. Наряд «скорой помощи» доставил его в больницу без сознания.

Стражи беспорядка
Михаил Кунчо с женой Наринэ. До своего 27-летия он не дожил трех часов.

Согласно рапорту инспектора ГИББД, в ночь с 6 на 7 июня на Волгоградском проспекте возле дома № 140 столкнулись три автомобиля: «Фольксваген Пассат», «Лада Приора» и «Тойота Лендкрузер Прада». За рулем «Фольксвагена» был Михаил Кунчо. Он, как мы помним, вез домой подвыпившего брата. Это все, что мы знаем наверняка. Остальное — информация, полученная от людей, заинтересованных в своей версии случившегося. Показания Виктора не в счет, поскольку он был пьян.

Итак, по словам водителя «Лады» Погоса Оганджаняна, он ехал в крайней правой полосе по Волгоградскому проспекту со скоростью 50–60 км в час и собирался повернуть направо. В это время из «кармана» остановки неожиданно выехал «Фольксваген» и ударил «Ладу» в правую заднюю часть. От этого удара машину выбросило в крайнюю левую полосу, где произошло столкновение с «Тойотой».

В результате ДТП у «Лады» оказались повреждены справа задняя фара, задний бампер, оба крыла и обе двери, капот, передний бампер и стойка. У «Тойоты» оторвало левую часть бампера, разбилось левое заднее крыло, переднее левое крыло, передняя левая противотуманная и обычная фары, переднее левое колесо с диском, задний бампер. А у «Фольксвагена» немного помялись переднее левое крыло, передний бампер, решетка радиатора и капот.

Фото с места происшествия. Хорошо видны свидетели, которых там якобы не было.

Из объяснений Елены Гамбург, которая управляла «Тойотой»: «Я двигалась в левом ряду, и скорость составляла около 50 км в час. Внезапно с правой стороны, двигаясь задом, пересекла мою полосу движения автомашина «Лада» и, хаотично вращаясь, совершила удар в левую переднюю часть моего автомобиля, затем, совершая вращение, повредила левую заднюю часть... После столкновения я остановилась... Подойдя к «Ладе», я выяснила причину, по которой она произвела столкновение с моей автомашиной. Виной тому была автомашина "Фольксваген«...На момент прибытия ДПС и оформления ДТП водитель «Фольксвагена» был неадекватен, но в медпомощи не нуждался и не просил вызвать «скорую». Но его поведение отражало его странное состояние, он пытался скрыться в близлежащих дворах, убегал и падал, спотыкаясь об ограждения, и чуть не попал под колеса проезжающей машины. Снова вставал и продолжал убегать с места ДТП, но очевидцы происшествия, которые остановились у обочины, вернули его на место ДТП и я, решив, что ему необходима не только медицинская помощь, а скорей психиатрическая, посчитала своим долгом вызвать «скорую». Он лежал на мокрой земле и бормотал..."

Так что же все-таки произошло? Кто и куда ехал и кто от кого убегал?

Экипаж ДПС ЮВАО прибыл на место в 2 часа 25 минут. «Скорая» появилась в 3 часа. Спасибо Елене Гамбург, которая выполнила свой гражданский долг и вызвала «скорую», но к ее туманным объяснениям мы еще вернемся.

Дети Наринэ и Михаила, Римма и Полина.

Итак, приезжают полицейские. Составляют протокол осмотра места происшествия, план-схему. Как следует из рапорта инспектора Р.А.Серпокрыла, подробности случившегося он установил путем опроса водителей. Внимание: каких водителей? Оганджаняна и Гамбург. А где же показания Михаила Кунчо? Нет и быть не может. Потому что, как следует из справки отделения реанимации для экстренных больных НИИ им. Склифосовского, «больной Кунчо Михаил Сергеевич, 27 лет, был доставлен „скорой помощью“ 7 июня 2012 года в 3 часа 35 минут. Клинический диагноз: закрытая черепно-мозговая травма, ушиб головного мозга тяжелой степени, острая субдуральная гематома в правой лобно-височной-теменной области. Травматическое базальное и конквекситальное субарахноидальное кровоизлияние. Перелом костей носа. До настоящего времени в сознание не пришел». То есть сейчас, когда я пишу этот материал, пошли сорок вторые сутки с того момента, когда Михаил Кунчо впал в кому. И объяснить, что случилось на Волгоградском проспекте, он не может.

Но есть еще один документ, который проливает свет на случившееся. Это постановление о прекращении дела об административном правонарушении и окончании административного расследования: «Во время ожидания приезда сотрудников ГИБДД для оформления ДТП, со слов брата пострадавшего, на место происшествия подъехали еще несколько автомашин, и неизвестные молодые люди кавказской внешности стали угрожать водителю Кунчо Михаилу. Восприняв угрозы неизвестных людей реально, водитель Кунчо М.С. и его брат Кунчо В.С. попытались убежать с места происшествия, однако были пойманы гражданами, угрожавшими им, и подвергнуты избиению, в результате которого Кунчо М.С. потерял сознание и с места происшествия был доставлен в НИИ „скорой помощи“. По факту избиения гражданина Кунчо М.С. неизвестными лицами следователем СО ОМВД по району Кузьминки Арюпиным И.А. 18 июня 2012 года возбуждено уголовное дело № 336803 по части 1 ст. 111 УК РФ» («умышленное причинение тяжких телесных повреждений». — О.Б.).

Автомобиль Погоса Оганджаняна.

* * *

Помните объяснения водителя «Тойоты» Елены Гамбург? Из них следует, что Михаил, находясь в каком-то малопонятном состоянии, ни с того ни с сего бросился бежать, падал, прыгал под машину, и несколько очевидцев догнали его и вернули на место. Странное дело: в справке по ДТП в графе «свидетели» пусто. Выходит, что, кроме водителей столкнувшихся машин и брата Михаила, на месте происшествия никого не было. А кто же тогда догнал Михаила? И не об этих ли людях говорил брат Михаила, описывая его избиение? Если это свидетели, почему их фамилий нет в материалах дела и отчего же они до сих пор не допрошены? А если это группа поддержки Погоса Оганджаняна, то понятно, почему Михаил Кунчо до сих пор находится в коме и не может дать показания.

Но следователи-то в сознании. Кому же предъявлено обвинение в нападении на Михаила?

Какое обвинение? Следователь И.А.Арюпин сказал матери Михаила, что он ведь не может предъявить обвинение первому попавшемуся человеку, а она — никто, и он вообще не имеет права с ней разговаривать. Была бы она официальным опекуном — другое дело. А так придется ждать, когда Михаил сможет ответить на вопросы. Ему известно, что Михаил в коме.

Из-за этой царапины убили Михаила Кунчо.

Как это называется? Есть много прекрасных русских слов, но все они непечатные. Арюпин прекрасно знает, что делать в таких случаях. Требуется небольшое физическое усилие, чтобы напечатать постановление о признании матери Михаила его законным представителем, — ч. 2 ст. 45 УПК РФ и п. 12 ст. 5 УПК РФ. Но у семьи Кунчо нет денег на адвоката. Арюпин это понимает и может говорить родителям Михаила все, что ему заблагорассудится. Сейчас он — главный человек в жизни этой семьи. Как не покуражиться? Он ведь знает, что ему за это ничего не будет.

В ходе административного расследования нужно было провести автотехническую экспертизу машин и определить механизм образования повреждений. По сути дела это единственная возможность выяснить, что же произошло в ту ночь на Волгоградском проспекте. Но никаких экспертиз никто не проводил. На глаз удачно определили, что во всем виноват Михаил Кунчо. Больные и мертвые водители, как известно, самые удобные участники ДТП. Ответить не могут, а с ролью справятся достойно. И отчитываться одно удовольствие. Теперь бы и уголовное дело сплавить...

Собственно, сплав уже начался. Следователь Арюпин на полтора месяца отбыл в отпуск, а его начальник не подходит к телефону. Так и надо работать, чтобы не отвечать на неудобные вопросы. Например: с какой скоростью должны была ехать машина, чтобы выполнить на дороге «тройной тулуп»? Как зовут очевидцев, которых не было? И отчего же вдруг стал спотыкаться Михаил Кунчо? И почему наряду «скорой» сначала сказали, что потерпевших в ДТП нет? И еще: почему Елена Гамбург не приехала на назначенную по ее просьбе оценку ущерба, причиненного ее автомобилю?

А самый главный вопрос: наши «органы» не хотят или уже просто не в состоянии расследовать простейшие дела? Если не в состоянии — может, еще раз поменять название организации, которая так блестяще охраняет наши права? А если не хотят — тут медицина бессильна. Разве что десять таблеток виагры — и под одеяло? И форточку закрыть, чтобы не дуло.

* * *

Я закончила работу над этим материалом поздним вечером 16 июля. Через четверть часа я узнала о том, что Михаил Кунчо умер в больнице, не приходя в сознание.

Я никогда не видела Михаила. Во время работы он смотрел на меня с фотографии: веселый, рядом с женой и детьми. За окном был чудесный летний вечер. И люди, которые избили Михаила, наверное, наслаждались этим вечером, ужинали с семьей, смотрели телевизор. А в это время врачи позвонили его матери и сказали о том, что спасти его не удалось.

Эти люди должны быть наказаны.

Хочу, чтобы мать и жена Михаила Кунчо знали, что в ту ночь я была с ними.





Партнеры