Три жизни за любовь

В Казани жестоко убиты сотрудница «МК» и ее семья. Полиция ничего не сделала, чтобы предотвратить это преступление

24 июля 2013 в 20:40, просмотров: 16748

В ночь с 17 на 18 июля, когда вся Казань гуляла по случаю окончания Универсиады, в городе в своей квартире была убита вместе с родителями дизайнер-верстальщик «МК в Поволжье» 33-летняя Наталья Ботвинова-Васильева. Отвергнутый поклонник, 36-летний Руслан Халимов, ворвавшись посреди ночи в дом, зарезал Наташу, ее 64-летнюю маму и 68-летнего отца. Все это произошло в присутствии сына Натальи — садист не тронул 4-летнего мальчика. Выйдя из залитой кровью квартиры, Халимов вызвал «скорую помощь», позвонил своей бывшей жене и попросил отогнать машину. Затем полоснул себя по правой руке и горлу. Врачи спасли ему жизнь.

Три жизни за любовь
Наталья Ботвинова, дизайнер «МК в Поволжье».

Об этой трагедии знает весь город. Но не все знают, что случившегося можно было избежать. Коллеги погибшей по редакции «МК» рассказали о том, какой была Наталья, а также о том, почему убийство не предотвратили на стадии его планирования.

Цветы от монстра

О том, что бывший поклонник ее преследует, Наташа рассказала в июне. Стол Натальи — по диагонали от моего. Увидела на нем красивый букет, похвалила и получила в ответ растерянное: «Ох, Лик, красивые да красивые, но только…»

«Только» — это тот самый Руслан, которого и задержали в доме Ботвиновых-Васильевых уже после преступления. С ним Наташа познакомилась еще в 2012 году. Случайно, на улице. Мимо нее нельзя было пройти — женственная, красивая, с плавными движениями и широко распахнутыми лучистыми глазами. Мужчины сворачивали шеи, завидев эту красавицу на улице.

Наталья.

Вот и Руслан не смог не оценить эту нежную бабочку. Сделал пару комплиментов, проводил. Начали время от времени видеться, затем встречаться. Но его собственнический и ревнивый характер сделал свое дело — быстро поняв, что в таких отношениях она не сможет быть свободной и счастливой, Наталья предложила ему расстаться. И тут же взрыв эмоций и обид!

— Я думала, что мы останемся друзьями, будем видеться, созваниваться, — рассказывала Наталья. — Первое время он просто уговаривал вернуться к нему. Затем избил. Знаешь, однажды даже за волосы таскал на улице. Господи, как мне было страшно! А потом всегда приходил с извинениями, с цветами. Со слезами на глазах просил прощения, вставал на колени, целовал руки, ноги.

Она еще надеялась, что все можно исправить. До тех пор, пока влюбленный монстр не пришел в наш офис.

Такие рисунки убийца размещал на своей странице в соцсети

Визит Минотавра

Был жаркий июньский понедельник. У нас полным ходом шла верстка, газету вечером ждали в типографии. Мы трудились, не отрывая глаз от мониторов. Я сидела спиной к двери, в углу. Открылась дверь, и вошел мужчина. Направился к столу Натальи, не замечая меня. С удивлением увидела, как резво сорвался с места наш редактор Андрей Григорьев, загородив собой подход к Наташе, и буквально вытеснил незнакомца из кабинета. Наташа вскочила с места в ту же секунду, что незнакомец вошел к нам, вжалась в угол. На ее красивом лице был ужас.

— Кто это? — спросила я.

— Руслан! Тот самый! — ответила Наташа.

Руслан.

В кабинет прошмыгнула менеджер по рекламе, они с Наташей обсуждали какой-то макет. Наталья переключилась на работу, но не переставала прислушиваться к тому, что происходит в коридоре. А там шел разговор на повышенных тонах, слышался шум. Испуганная сотрудница прижалась к стене.

— Наташа, вызываем полицию! — говорю ей.

— Нет, погоди, там Андрей, может, что-то решится, — попросила она.

Решилось неожиданно. Сначала зашел Андрей, предупредил, что сейчас зайдет Руслан и извинится. Руслан прошел к столу Натальи, произнес что-то типа «извини, я больше сюда не приду» и ушел в сопровождении Андрея, сжав кулаки.

— Сюда? Ты заметила, как он подчеркнул это слово? — посмотрела я на Наташу.

— Да! Ты тоже обратила внимание? Значит, он снова придет домой, — вздохнула она.

Он пришел. Не в этот же вечер, а спустя пару дней.

— Он приходил, попросил встретиться, поговорить, — рассказала она утром. — Я согласилась. Поехали в сторону речного порта. Там он начал уговаривать меня вернуться.

— А потом? — я поняла, что что-то произошло.

— Потом… выволок меня из машины за волосы, я закричала, меня полицейские спасли, — всхлипнула она.

— Ты написала заявление?

— Да, они сказали, что будут возбуждать уголовное дело. Он же меня там изнасиловать попытался, — горько призналась Наташа.

«Приходите, когда вас убьют»

Заявления на бесчинства Халимова у нее принимали. Первое было по факту нападения на квартиру — весной Руслан умудрился разбить окна ее квартиры на втором этаже. Какую именно работу проводили с Халимовым полицейские, и проводили ли — неизвестно. Затем было несколько заявлений о побоях — на теле Наташи оставались синяки и кровоподтеки.

— Тебе давали направление на судмедэкспертизу? — задавала я ей вопрос.

— Нет! А что, они должны были в полиции выдать? Мне сказали, что я сама должна подавать в суд, что по статье «Побои» они уголовное дело не заводят, — удивилась тогда Наташа. — Я им рассказываю, что он угрожает меня убить, а они смеются: «Ну не убил же! Вот убьет — приходите, расследуем».

— Уголовное дело по этой статье возбуждает мировой суд, но полиция должна провести предварительную проверку: направить тебя на судмедэкспертизу, опросить Халимова, собрать все материалы по этому делу и потом отправить тебе извещение об окончании этой проверки с рекомендацией обратиться в суд, где и будет рассматриваться это дело, — провела я ей ликбез. — Да они расписываются в своей профнепригодности! Я же видела, какой он. Он зациклен на тебе, он покоя тебе не даст, пока его не остановить. Такие, как он, только силу и понимают. Давай вместе поедем в полицию и там все выясним, затем напишем заявление. В Следственный комитет, в прокуратуру, я тебе помогу!

— Давай я его сначала уговорю сходить к врачам, на тренинги психологические. Может, там помогут? — ухватилась она за соломинку.

— Он обманет тебя, Наташа! Ты же видишь, он одной рукой тебе цветы дарит, второй бьет! — кипятилась я.

— Я надеюсь, что он исправится, — качала головой Наташа.

Одержимый

Каждое утро с тех пор на работе начиналось с моего вопроса ей: «Приходил?» Приходил. Почти каждый вечер. Пытался поговорить с ней, уговорить начать совместную жизнь. Но Наталья избегала его. Сменила номер телефона, возвращаясь домой, звонила маме, чтобы она ее встретила. Старшего брата Сергея в эту проблему не посвящали — не думали, насколько это все серьезно.

Однажды утром она гордо рассказала, что накануне вечером обхитрила Руслана:

— Подъезжаю к дому и вижу, что он паркуется во дворе. Я тут же свои фары потушила, тихо-тихо сдала назад и уехала. Вспомнила, что недалеко от поворота к нам проезжала мимо экипажа ГИБДД. Вернулась к ним, нарушила правила, чтобы они меня остановили. Они, конечно, остановили. Я им все рассказала и попросила после того, как они мне выпишут штраф, чтобы они меня проводили. А они, представляешь, протокол не выписали, а проводили до дверей! Даже фарами посветили, чтобы мне было удобно парковаться. Он не рискнул при них подойти.

Может, он и правда ее любил? Наверное, привыкший получать все, что хочет, Руслан принимал свою одержимость за любовь. Слова «нет» избалованный мальчик в принципе не воспринимал. Оттого и патологически увлекся Натальей. Как она рассказала, прежние его женщины во всем подчинялись и потому быстро надоедали капризному мачо.

С женой Халимов, по словам Натальи, развелся. Но связи, как оказалось, не терял. Именно его жена звонила подругам Наташи и по просьбе бывшего мужа искала ее, уговаривала встретиться с Русланом. Нонсенс!

Последний день

На закрытие Универсиады пошел дождь. Наталья с утра рассказала, что появился шанс вместе со знакомыми пойти на церемонию закрытия. Созванивалась с мамой, смеялась...

Она пошла на обед, как всегда, поздно, уже после трех часов дня. Лил дождь, и я одолжила ей свой зонтик дойти до машины. А вечером, когда собирались домой, оказалось, что мой зонтик Наташа оставила в своем авто.

— Ладно, не растаю! Завтра отдашь, — махнула я рукой.

— Ну уж нет! Простудишься, — возразила Наталья. — Сейчас я перезайму зонт и твой принесу.

Я ждала ее на пороге офиса здания. А она, раскрыв черный мужской зонт, старательно огибала расплывающиеся на тротуаре лужи, не обращая внимания на восхищенные взгляды проезжавших мимо водителей.

Не буду врать — никакого предчувствия «в последний раз» не было.

А назавтра был еще влажный зонт, который я так и кинула в свою сумку, не воспользовавшись им и не просушив. Была встревоженная подруга Валерия, которая не дозвонилась ни до Натальи, ни до ее мамы. Был знакомый из МВД, который отсыпался после Универсиады и пообещал попозже проверить ее квартиру. И анонс криминальной хроники местного телеканала: «Сегодня утром из-за ревности мужчина убил трех человек в поселке Дербышки. Отвергнутый поклонник зарезал свою возлюбленную, ее родителей и попытался покончить с собой».

Сразу после приезда полиции на место происшествия Халимова под конвоем доставили в больницу, на операционный стол. 23 июля суд арестовал Руслана. Стандартно, на два месяца, что идет следствие. Раньше сделать этого не могли — не позволял закон. Сейчас его состояние медики оценивают как средней тяжести. Находиться под стражей он может, его сразу же поместили в больницу при ИК. Следственные действия продолжаются. Как только будет готова экспертиза по погибшим, Халимову будет предъявлено окончательное обвинение.

Тем временем редакция газеты «МК-Поволжье» направила журналистские запросы в управление СК по Республике Татарстан, в республиканскую прокуратуру, а также в МВД РТ, чтобы там дали оценку бездействию сотрудников полиции в тот момент, когда Наталья обращалась к ним насчет угроз и издевательств со стороны Халимова. Ведь если бы полицейские предприняли какие-то меры, трагедии можно было избежать.

Кроме того, журналисты указали в запросе также на то, как повели себя прибывшие на место убийства правоохранители по отношению к 4-летнему Мише, сыну Натальи. Мальчика отдали соседке, которая вскоре ушла на работу. Лишь на следующий день ребенка передали второй бабушке. А ведь могли бы отвезти до ужаса напуганного мальчика, рыдавшего над маминым бездыханным телом, хотя бы к детскому психологу, если ночью не удалось разыскать родственников.

«МК-Поволжье».



Партнеры