Педофил дальнего плавания

Почему в виновность директора клуба юных моряков не верят даже после сурового приговора?

08.08.2013 в 20:52, просмотров: 20829

Судебные дела о педофилах бывают разные. Где-то улик кот наплакал, все обвинение строится на показаниях коварной супруги или озлобленного ученика. Где-то, наоборот, все ясно как божий день, весь вопрос в том, насколько суров будет судья. Но почти всегда у обвиняемого найдутся защитники. И — что еще ужаснее — покровители.

Педофил дальнего плавания

Педофил по прозвищу Командор, директор клуба «Юные орлята флота» и бывший менеджер холдинга АФК «Система» Василий Мидцев очень гордился своими защитниками. Еще бы: перед ним открывались двери самых высоких кабинетов. Например, дверь президентской каюты на флагмане Северного флота. Даже туда «талантливый педагог и организатор» (цитируем по петициям в поддержку Мидцева) заманивал несмышленышей, чтобы спаивать и совращать их.

И даже после вчерашнего приговора — 18 лет лишения свободы — «правдорубы» не намерены успокаиваться. Как будто не слышат очевидного. Или не хотят слышать.

Крейсер как гнездо разврата

На суде из более чем тысячи воспитанников клуба показания дали семеро. Остальным просто стыдно вспоминать об этом. Мы приводим их показания почти без купюр.

— Василий Вениаминович закрывал дверь, брал в руки покрывало и расстилал его. Потом приказывал «раздевайтесь» и снимал одежду сам. Ложился на подстилку и говорил: «дернем!».

Учитель, сидящий на месте подсудимого, во время оглашения слишком пикантных подробностей опускает глаза и помечает что-то в блокноте. Визуально он вполне спокоен, слова детей не комментирует и не опровергает.

— Вы оговариваете приличного человека, — не выдерживают защитники. — Такое можно повесить на любого.

На лицах присяжных пробегает тень сомнения. Гособвинитель с разрешения судьи дает прослушать аудиозапись телефонных переговоров Мидцева.

— Ты пиво пьешь? — спрашивает знакомый голос. Не дожидаясь ответа, педагог что-то сообщает собеседнику на английском.

— Дома нет, — отвечает детский голос.

— Но в летнем лагере же пил, хорошо было.

— Угу, — ответил ребенок.

— А здесь будем пить — да или нет? А ты? — к кому-то еще обращается Мидцев (голос нежный, с придыханием).

— Да.

— Я знаю, как ты напился на крейсере, вообще было атас (хрюкающий смешок). Мы как будто с тобой в первом кубрике. Классно? Теперь наоборот — ты ему, а он мне, — брови присяжных невольно ползут вверх.

— Вам что-то хочется? Рассказывайте. Если есть какие-то задачи, поставьте их передо мной. Что-то купить, что-то посмотреть, что-то съесть, что-то выпить. Все будет, — слышен звук поцелуя.

Орлята учатся «любить»

В теплое время года Мидцев возил детишек в Подмосковье и на Смоленщину. С начала декабря по конец январских каникул «орлята» жили на территории детского лагеря «Мужество» в Кировской области, который располагается вблизи местной военной части. Малыши побывали и на базе Северного флота в Североморске. В гости к юнгам иногда приезжали друзья и сослуживцы Командора. Там офицеры иногда обучали мальчишек боевой науке, разрешали примерить форму и подержать оружие. Как оказалось, не только его. Кстати, родители по очереди отправлялись в поездки с отрядом, но общаться со своими детьми им было строго-настрого запрещено.

— Забудьте, что среди воспитанников есть ваш ребенок. Мальчики должны почувствовать себя самостоятельными, — командовал Мидцев. И взрослые верили, что казарменная дисциплина только во благо их домашним мальчикам. Проживая на одной территории с отпрыском, родители порой не обменивались с ним и парой слов — дети находились в отдельном помещении, куда сопровождающим вход был заказан.

Воспитанники тем временем постоянно общались с наставником, спали с ним в одной кровати и удовлетворяли его похабные прихоти. На суде мальчишки подробно описали, как стояли кровати в общем с Командором кампусе, кто и сколько раз выполнял отвратительные просьбы учителя. По завершении оргии Мидцев связывал ребят клятвой сохранить их тайну. Мечтающие о морской службе мальчишки свято блюли данное слово. Только вот грустнели при виде совместных фото, от стыда плакали в телефонную трубку, разговаривая с родителями, и старались избегать общения друг с другом по возвращении в Москву.

— Меня смутил подавленный голос Алеши (имя изменено), когда он разговаривал со мной по телефону, — вспоминает мама одного из совращенных мальчиков. — Я спросила, все ли в порядке, а он просто разревелся в голос и сказал: «Мамочка, я так хочу домой».

Старшие мальчики, понимая, что происходит, посмеивались над малышами, ночующими в кампусе. Следователи подозревают, что некоторые из ребят вошли во взрослую жизнь, будучи нетрадиционной ориентации и поддерживали уже «настоящие» отношения с Командором на гражданке. Так, один из парней фигурирует на телефонной прослушке. Командор звонил ему по нескольку раз в день и капризным голосом требовал, чтобы тот немедленно приезжал в клуб. Впрочем, это лишь догадки — совершеннолетний вправе самостоятельно выбирать себе полового партнера.

— Ты приезжай с полными баками (иногда — каретами), — требует на пленке наставник.

Молодой человек, которому уже больше 20, выступал в суде свидетелем защиты и утверждал, что Мидцев никакой не развратник, а святой человек.

— Вы какие-нибудь емкости в клуб возили? — спросил свидетеля прокурор.

— Нет, никогда — пожал плечами бывший воспитанник.

— Тогда поясните, пожалуйста, выражение «приезжай с полными баками».

Парень не нашелся, что ответить. Подсказали адвокаты Мидцева: напомнили, что ребята привозили в клуб пустые банки для консервирования грибов, которые в большом количестве собирались в походах. Бак — банки — разве одно слово?

Господин обольститель

Наказать Василия Мидцева за спаивание детей обвинение не просило, а напрасно. Подростки утверждают, что добренький Командор без зазрения совести позволял им хлебать спиртное. Стратегические запасы хмеля были найдены при обыске в детском клубе. Несколько десятков ящиков водки предназначались, конечно, не детям, а родителям — мало какой школьник станет глотать эту гадость. Для ребят были припасены так называемые «говняшки» — слабоалкогольные коктейли — и пиво. Расчет прост — хмельных детей проще склонить к разврату. Водка нужна была, чтобы усыпить бдительность мам и пап, которые сопровождали детей в походах. Больше десяти родителей утверждали в суде, что Мидцев просто не мог развратничать — во время походов он был у них на виду.

— Василий Вениаминович заботился о наших детях, как о своих собственных, — так отзывались о Мидцеве защитники. Сами люди порядочные, они не могут даже предположить, что все это может быть правдой. А может, взрослые тоже попали под влияние умного и расчетливого Командора?

Успешный менеджер (в своей конторе он получал зарплату в 1 млн 400 тыс. рублей) и тонкий психолог, Василий Мидцев не забывал напоминать родителям, что является благодетелем для них и детей. Он говорил, что содержит клуб за свой счет. Хотя транспорт, поездки, какое-то оборудование финансировали спонсоры, в том числе и администрация Тверского района, на территории которого располагалось место встречи «орлят». Свои кровные он тратил на подарки малышам. Покупал детям еду, сладости, маечки-футболочки, а некоторым и более дорогие подарки — например, спортивные костюмы.

Примечательно, но никто из родителей, обнаруживших у сына обновку, не озадачился — а за что, собственно, ему сделали такой презент? Не насторожило взрослых и то, что, вернувшись из клуба, дети часами переписывались с наставником в Интернете и через СМС.

«Люблю, целую», — заканчивал свои послания Мидцев. Похожим был стиль общения и по телефону.

— Добрый вечерочек, спасибочки, — слышно из телефонных записей. При этом собственной дочери, звонящей ему во время приведенного выше разговора на аудиопленке, он отвечает резко, почти грубо.

— Я занят, перезвоню позже, — и бросает трубку.

Но в чем, кроме похабщины, проявлялась любовь Командора? Здоровье маленьких воспитанников его не интересовало — он без зазрения совести позволял детям напиваться. Тем, кто отказывался пить алкоголь, предлагались энергетики, ящики с ними тоже нашли при обыске помещения клуба. Для 10-летнего организма ядреная смесь кофеина и консервантов — отличный способ «посадить» неокрепшие почки и печень.

Рекордно быстрый вердикт

Поверившего в свою безнаказанность развратника выдала анонимка, присланная в муниципалитет Тверского района Москвы. К «Юным орлятам флота» пришли с проверкой. Это произошло в ноябре 2010 года. В анонимке рассказывалось о пристрастиях Василия Вениаминовича к групповым оргиям с участием детей. Инспектор по делам несовершеннолетних приехала в клуб, чтобы пообщаться с руководителем и родителями. Взору открылось множество полок, уставленных фото с воспитанниками, сувениры, макеты кораблей — их ребята клеили вместе с наставником. Ну разве можно не умилиться при виде всего этого? Говорят, после визита у муниципальной дамы появился новый мобильник стоимостью 9 тыс. рублей. Дама-то Командору поверила, а вот оперативники МУРа, к которым также поступил сигнал, — нет. Телефон Мидцева начали прослушивать, поговорили с консьержкой, выяснили нюансы. Оказалось, что в квартире на Тверской-Ямской менеджер проживает один, супруга вместе с дочкой переехали в другое место несколько лет назад.

На суде преданная женщина расскажет, что с мужем у них все хорошо, а разошлись они «по причине временных разногласий». Каких именно, несмотря на просьбы адвоката потерпевших, уточнять не стала.

Зато были зачитаны показания консьержки. Сторож рассказала, что мужчина часто приводил к себе домой мальчиков. Дети оставались на несколько часов, иногда на ночь. Конечно, с позволения родителей — причины были уважительные, например, детский праздник, позднее время. Иногда наставник оставлял у себя иногородних малышей: в клуб приезжали детки из Кировской области. Несколько эпизодов по их растлению в настоящее время проверяет следствие. Новое дело завели на случай, если присяжные вынесли бы оправдательный вердикт — такое случается время от времени. Именно поэтому депутаты хотят запретить присяжным судить педофилов.

Но присяжные по делу Мидцева практически единогласно и за рекордные 3,5 часа вынесли вердикт — виновен. Учитывая, что родители писали многочисленные петиции в защиту Командора. Что эпизодов было 70, и по каждому заседателям предлагалось заполнить анкету. Не признанным остался эпизод в бассейне, — скорее всего случайно. Уроки плавания тянут на отдельную заметку — «папе», как называли его некоторые дети, очень нравилось подбрасывать ребятишек вверх, подхватывая их за определенные места.

В суде было представлено заключение психолога, в котором говорится, что «психический вред детям не нанесен». Психика в этом возрасте гибкая — для самых маленьких это, наверное, была просто игра. Аукнуться может через несколько лет. Как-то мой сокурсник, гей, признался, с чего началась его тяга к однополым друзьям.

«В тот вечер у нас ночевал мамин брат. Мы жили в «двушке». Его положили спать на диване со мной. Ночью он обнял меня и начал трогать внизу. Я сильно возбудился, с тех пор на девочек и не смотрел».

Один в один история «орлят».

Мосгорсуд приговорил Мидцева к 18 годам колонии строгого режима. Также он должен выплатить по шести гражданским искам моральный ущерб — от 500 тыс. до 1 млн рублей. Фемида запретила педофилу в течение 15 лет заниматься педагогической деятельностью.

Командор вину так и не признал, в последнем слове повторил, что все неправда и на него клевещут. Детей он не совращал и не спаивал, а наоборот, пытался их оградить от улиц и подъездов. Только один вопрос мне не дает покоя — если так, почему подсудимый ни разу за весь процесс не сказал дающим показания мальчишкам: «Вася, Петя, Коля, зачем вы всех обманываете, не лгите суду». У него ведь было процессуальное право задать вопросы свидетелям, и он их задавал. Уточнял, как стояли кровати, кто где спал. И ни одного человеческого обращения к так горячо любимым им воспитанникам.

Василий Вениаминович не хотел травмировать психику детей, им и так досталось из-за суда, — пояснил мне адвокат подсудимого, пообещав, что обвинительный приговор будет обжалован в ближайшее время в Верховном суде РФ.

Кто бы сомневался.



Партнеры