Меняю квартиру на могилу-3: история продолжается

Квартирные мошенники по-прежнему чувствуют себя неуязвимыми

18 сентября 2014 в 17:54, просмотров: 19807

13 мая 2014 года в «МК» была опубликована статья «Меняю квартиру на могилу-2». Речь в ней шла о москвичах, которые после продажи своих квартир попадали в психиатрические больницы, а потом обращались в суды и добивались возвращения квартир. Потом эти самые квартиры продавались повторно. При этом хозяев таких урожайных квартир, как правило, никто, кроме их представителей и врачей-психиатров, не видел. Одним из таинственных владельцев таких квартир (улица Коненкова, дом 116) был Дмитрий Зарщиков.

Меняю квартиру на могилу-3: история продолжается
Интерьер гостиной в квартире Дмитрия Зарщикова. Фото из личного архива

31 августа 2010 года Зарщиков продал свою трехкомнатную квартиру Дмитрию Полосухину и Александру Ширшикову. Из-за ужасающего состояния квартира продавалась немного дешевле рыночной стоимости, и друзья Полосухин и Ширшиков решили ее отремонтировать и заработать на последующей продаже.

Однако через две недели после заключения договора купли-продажи Зарщиков забрал из Регистрационной палаты документы на свою квартиру. Друзья обратились в суд. И там Зарщиков заявил, что денег от продажи своего единственного жилья он не получил, а продать квартиру его заставили какие-то сотрудники полиции. При этом сделка была совершена по доверенности, которую Зарщиков не оспаривал. И 18 марта 2011 года суд вынес решение в пользу истцов, а Зарщикову со всеми вопросами посоветовали обратиться к своему представителю.

Полосухин и Ширшиков ждали вступления решения суда в законную силу, чтобы оформить право собственности на квартиру. И тут 31 марта 2011 года появились новые представители Зарщикова — по сведениям из доверенности это были сотрудники Московского агентства недвижимости (МАН) Олег Бек, Михаил Радаев, Ирина Попова и Павел Злобинский. Они принесли в суд больничный лист Зарщикова, из которого следовало, что он не мог принимать участие в судебном заседании, так как был болен (позже выяснилось, что больничный лист Зарщикову не выдавался).

В связи с болезнью Зарщикова 17 мая 2011 года решение суда было отменено. И в это же самое время в Бутырский суд является некто Александр Серенко. Он заявил, что купил у Зарщикова квартиру 28 августа 2010 года, то есть на три дня раньше, чем Полосухин и Ширшиков. Правда, договор на регистрацию он почему-то не сдал, хотя с момента его заключения прошло целых восемь месяцев. Удивительно: человек заплатил большие деньги, купил драгоценную московскую недвижимость, а самого главного не сделал. И это притом что по закону право собственности на квартиру возникает только после государственной регистрации. Ну не ребус?

Интересы Александра Серенко представлял Алексей Куприянов, сотрудник уже известного нам МАН.

А Зарщиков в это время лечился: 23 июля 2011 года он оказался в московской областной психиатрической больнице №9, куда доставил его друг Павел Злобинский. Про друга придумала не я, так написано в истории болезни. А 24 сентября Зарщиков прибыл в московскую психбольницу имени Алексеева. Через год судебно-психиатрические эксперты ПБ имени Алексеева пришли к выводу, что в момент заключения сделок с Серенко, Полосухиным и Ширшиковым Зарщиков не осознавал значения своих действий и не руководил ими.

В ноябре 2012 года суд вынес решение в пользу Серенко.

Собственником квартиры он был всего четыре месяца и в январе 2014 года продал ее А.В.Вешкину.

■ ■ ■

В майской статье я задалась вопросом: а где же Зарщиков?

И сама на него глупо ответила: а кому он теперь нужен? Он пропал.

Была не права. Может, кто и пропал, но только не Зарщиков. За это время в его жизни произошло много интересных событий. Легким движением руки открываем сайт Федеральной налоговой службы и узнаем: 20 августа 2013 года он стал индивидуальным предпринимателем. Теперь ищем в Интернете: пожалуйста! Дмитрий Зарщиков является генеральным директором 16 обществ с ограниченной ответственностью. Идем дальше. На сайте Федеральной службы судебных приставов значится должник Зарщиков: за ним числится штраф в 5 тысяч рублей.

Это, конечно, смешные деньги, но дело не в сумме, а в сюжете. Выяснилось, что 7 мая 2014 года Дмитрий Генрихович Зарщиков, находясь на площади Тверской Заставы, подошел к владельцу автомобиля и сказал, что он находится на месте платной парковки и нужно заплатить за нее 1200 рублей. Однако никакой платной парковки там не было. И после передачи денег Дмитрий Генрихович был задержан сотрудниками полиции. Дело по обвинению Зарщикова в покушении на мошенничество слушалось в 367-м судебном участке Тверского района Москвы. Его признали виновным, он даже раскаялся, но штраф по сей день не выплатил.

Но самый эффектный выход Дмитрия Зарщикова состоялся 14 марта сего года. Он оказался счастливым обладателем одной четвертой доли в квартире 138, в доме 28, корпус 2, на Флотской улице.

■ ■ ■

Раньше в этой квартире жила семья Байчиковых с двумя детьми. Старший Владимир в свое время женился и переехал. Младший Игорь тоже жил отдельно, но остался прописан в квартире родителей. У него родился сын Никита.

В результате разных жизненных коллизий Владимир стал собственником трех четвертых долей в квартире, а Никита унаследовал одну четвертую. В марте 2013 года Никита решил продать свою долю — и представлять его интересы взялись уже известный нам М.Радаев и сотрудник МАН А.Никандров. В это же время Никита Байчиков заключил договор подряда на ремонт своей комнаты с неким Артемом Серенко.

Знакомая фамилия, да? Точно. Мы ведь помним, что владельцем квартиры Зарщикова в конце концов стал Александр Серенко. Может, совпадение?

Так вот, Никита занялся продажей своей доли в квартире. По закону вначале он должен был предложить ее своему дяде. По словам Владимира, он собрал в долг на эту покупку 33 тысячи евро, но неожиданно оказался в больнице. И в это время ему позвонил Никандров, который сказал, что они с Никитой вошли в квартиру и освободили комнату племянника от находившихся там вещей. Владимир позвонил в полицию и попросил друга отвезти его домой.

Приехал и увидел, что часть его вещей выброшена на помойку. А кроме того, пропали деньги, собранные на выкуп доли в квартире. Полиция возбудила дело по статье 158 ч. 4 УК РФ («Кража в особо крупном размере»).

В общем, это классическая схема квартирных разборок. И не стоило бы об этом писать, если бы не Дмитрий Генрихович Зарщиков, который весной этого года стал собственником доли в квартире. Просто для человека, который, как мы помним, страдает психическим расстройством и не отдает отчета своим действиям, это неправдоподобно сложная шахматная партия.

А когда он в очередной раз пришел на Флотскую улицу, Владимир Байчиков сказал ему, что прочитал статью в «МК» и знает о его проделках. С тех пор Зарщиков на Флотской больше не появлялся. Наверное, ищет покупателя на свою долю в квартире. И ведь совершенно неизвестно, отдает ли он отчет своим действиям и кто ими руководит.

Да, чуть не забыла. Директор Московского агентства недвижимости и президент Московской ассоциации риелторов Сергей Сергеевич Жидаев 29 августа сего года арестован Тверским судом по ч. 4 ст. 159 УК РФ («Мошенничество в особо крупном размере»). Его подозревают в причастности к хищению 519 миллионов рублей у дольщиков подмосковных жилых комплексов «Некрасовский» и «Южная звезда».

И еще. Интересно, Артем Серенко, которого Никита Байчиков якобы нанял для ремонта своей комнаты, не родственник ли Александра Серенко, купившего квартиру Зарщикова? Может, конечно, это совпадение. Всякое бывает. А если нет, есть информация для размышления. Ведь Артем Серенко и сотрудник МАН Александр Никандров раньше жили в одном доме на Ленинском проспекте. И до появления в суде по делу Полосухина и Ширшикова сотрудника МАН Куприянова про Александра Серенко никто и слыхом не слыхивал. А как все здорово получилось: ведь именно ему досталась спорная квартира…

■ ■ ■

В Москве каждый день покупают и продают жилье. И каждый раз люди рискуют остаться на улице, ведь мошенников с каждым днем становится все больше и больше — уж очень лакомый кусок достанется в случае удачи.

А удача — она прежде всего заключается в том, что государственные службы и правоохранительные органы не берут на себя труд проверять «интересных» участников сделок. Взять того же Зарщикова: даже со стула вставать не надо, нажал три кнопки — и вся информация о его бурной деятельности налицо. А ведь 16 обществ с ограниченной ответственностью — это запасные аэродромы, разве не понятно? И пустяковый случай на несуществующей платной стоянке — это характеристика личности, без которой никогда не разобраться ни в одном деле. А дела, как мы уже знаем, — игры с бесценной московской недвижимостью. И все знают: смертельно опасные игры.

И последнее. Не знаю почему, но правоохранительные органы давно не отвечают на наши официальные заявления. Между тем, как недавно стало известно, по фактам, изложенным в первой публикации «Меняю квартиру на могилу» от 10 марта 2014 года, возбуждено уголовное дело.



Партнеры