Признание горноспасателя с 20-летним стажем: таких аварий еще не встречал

Сергей Вид, одним из первых спустившийся в «Северную», рассказал о ходе операции

29 февраля 2016 в 17:15, просмотров: 7010

На протяжении нескольких суток, несмотря на угрозу новых взрывов, нулевую видимость, пожар, обрушения и растущие концентрации газов, горноспасатели, работающие на шахте «Северная» искатели шахтеров. Подробности этой спасательной операции «МК» рассказал заместитель командира филиала Печорского военизированного горноспасательного отряда, горноспасатель с 20-летним стажем Сергей ВИД, который одним из первых спустился в забой на помощь горнякам.

Признание горноспасателя с 20-летним стажем: таких аварий еще не встречал
фото: mchs.gov.ru

- Сергей Николаевич, расскажите, с чего все началось.

- 25 февраля в 14:22 поступил сигнал от диспетчера шахты, предполагалось, что это «горный удар». На вызов выехали 4 отделения горноспасателей вместе с командным составом и группой реанимации. Через 15 минут отделения прибыли к диспетчеру шахты, чтобы выяснить первоначальную обстановку и пришли к выводу, что, скорее всего, это взрыв или какое-то горно-динамическое явление. Сразу же все отделения были направлены на спасение людей, находящихся в шахте, а там было 110 человек. Непосредственно на аварийном участке было 30 человек. В дальнейшем отделения спустились по стволу №2.

- Такие вызовы — обыденность для горноспасателей?

- Горные удары с последующим взрывом - это самая сложная авария, которая может быть в сравнении с другими авариями, взрывами и прочими ситуациями. Начиная с 98-го года подобные аварии случались на шахте Центральной, Комсомольской, Воркутинской, Северной.

- То есть, у вас уже был большой опыт. Пока вы ехали к шахте, вы уже готовили, инструктировали своих ребят? Что им говорили?

- Не зная обстановки в шахте, по первой информации от диспетчера нельзя точно сказать что там может быть. Реальная обстановка становится понятной только когда сам спустишься в шахту.

- Когда вы прибыли на место, вы сразу поняли масштаб разрушений, характер катастрофы или все-равно нужно было все изучать на месте?

- В любом случае, нужно было спускаться вниз и смотреть. Мы спустились в шахту, начали отзваниваться, чтобы доложить обстановку, и в этот момент произошел повторный взрыв.

- Где вы находились в это время?

- Это произошло, когда мы спускались по второму стволу.

- Сколько всего вас было?

- 25 человек: 4 отделения по 5 человек, медики, помощник командира взвода, помощник командира отряда.

- Повторный взрыв, это обычное последствие подобных аварий?

- То, что взрывная волна доходит до вентиляционных стволов, случается очень редко. Это не нормальное явление. К тому же, повторный взрыв был еще больший по мощности, чем первый.

- Когда вы спускались, вы мониторили воздух, концентрацию метана, концентрацию пыли, для того, чтобы обеспечить безопасность своих подразделений?

- Конечно, наши приборы постоянного действия, они определяют газовую обстановку, по ним видно, сколько там метана, кислорода, углекислого газа. То есть, мы это все видим в режиме реального времени.

фото: mchs.gov.ru
В Воркуте в понедельник прошли похороны погибших шахтеров.

- Какими были эти показатели?

- Сначала они были в норме, но после повторного взрыва показали превышение по углекислому газу. Все включились в респираторы на 2 минуты, пока струя воздуха не нормализовалась.

- Вот пошла свежая струя воздуха, вы выключили респираторы, поняли, что случилось что-то неординарное. Вы отдавали какие-то команды спасателям? Все ли они по опыту понимали, что все это означает?

- Естественно, все поняли, что это был за взрыв. Все это произошло на отметке 743 метра. Еще минут пять нам нужно было спускаться на клетьевом подъеме до горизонта, на котором расположен аварийный участок. В течении 15 – 20 минут мы ждали, пока нормализуется газовая атмосфера.

- Вы спустились на горизонт. На каком расстоянии от «клети» находился аварийный участок?

- Приблизительно в 1,7 километров. Но пройдя метров 200 по откаточным выработкам, мы обнаружили, что нарушено вентиляционное сооружение.

- То есть, ударная волна докатилась на расстояние 1700 метров?

- Да, ударная волна докатилась до ствола. Был травмирован шахтер-дизелист, мы ему оказали помощь.

- Что с ним было?

- Ударной волной подняло какой-то предмет, которым его травмировало. У него был перелом рёбер и травма спины.

-Что дальше происходило? Вы ему оказали помощь и пошли дальше? А он с кем остался?

- Одно отделение спасателей я послал, чтобы его передали врачам. Когда они вернулись, мы продолжили движение. Пройдя 300 метров, свернув на выработку, мы обнаружили два очага горения, площадью по 2-4 метра. Горели деревянные конструкции.

- У вас были с собой огнетушители?

Они находятся в горных выработках, мы их собираем и тушим. Потом, по мере продвижения вниз, мы смотрели на состояние выработок. Ближе к лаве сопряжения были ослаблены, была угроза обрушения. Непосредственно перед входом в лаву мы обнаружили еще двоих пострадавших. Мы их не сразу увидели, потому, что они лежали под элементами конструкций и были засыпаны слоем пыли. К сожалению, они уже не подавали признаков жизни.

- Какие чувства вы испытали в этот момент?

- Смерть человека это всегда очень тяжело. А уж тем более, когда потом узнаешь, что этих людей ты знаешь, что это близкие знакомые...

- Погибшие оказались вашими близкими знакомыми?

- Да.

- А остальные шахтеры — те, что были под землей на выработках, они ведь поднимались по первому стволу, основному. Откуда они знали, куда им нужно идти?

- У каждого шахтера, в зависимости от места работы, есть свой запасной выход, о котором он знает и через который выходит. Те люди, которые там работали, выходили по своим запасным выходам.

- А как шахтеры там, внизу, получают информацию о нестандартной ситуации? У них есть специальная связь или срабатывает сигнализация?

- Обычно диспетчер должен предупреждать – начинает моргать светильник, то есть всем выходить на поверхность. В данной ситуации все линии были оборваны и никакого сигнала от диспетчера не поступало. Каждый из них сам увидел, что пошло задымление, где-то произошла просадка. Там оборвало все телефоны – звонить было некуда. В такой ситуации, в случае неизвестности, каждый человек тут же выходит на поверхность.

Фото: mchsmedia.ru

- Сергей Николаевич, вы много раз ликвидировали аварии на разных шахтах. Эта авария чем - то отличилась, имела какую-то особенность?

- Таких аварий за всю свою бытность горноспасателем я не встречал. Самое опасное в ней то, что ударная волна вышла на ствол, такого еще не было.

- А как ваши подчиненные и коллеги себя ощущали? Была ли у них паника или, наоборот, нестандартная ситуация их сплотила?

- Они вели себя спокойно. Понимали опасность, но знали куда идут.

- Сколько по времени вы там находились в первой разведке?

- Более 6 часов.

- А сколько вообще горноспасателям положено находиться в подобных ситуациях под землей?

- Сколько мы можем спасать людей, столько и будем это делать. Нужно будет три смены, значит, будем три смены находиться в шахте. Но в данной ситуации усугублялось все тем, что через 2-3 часа начались хлопки, которые продолжали происходить с интервалом 5-10 минут.

- Это был выход газа?

- Да, горные удары по выработке.

- Поясните пожалуйста, что это означало?

- Опасно было находиться в этих местах. Мы получили распоряжение с командного пункта брать пострадавших и срочно выходить.

- Сергей Николаевич, как часто у вас проводятся учения или тренировки на аналогичных объектах?

- На каждой шахте нашим отрядом проводится по две тренировки в год. Плюс каждая шахта проводит еще по одной тренировке в год. И каждое отделение еще проводит самостоятельные тренировки в составе взвода, в составе отряда, в составе шахты. То есть, в течение года такие тренировки спасатели проходят каждый месяц.



Партнеры