Кто следующий?!

У избитого лейтенанта Мечетного и изувеченного рядового Сычева — один начальник

3 декабря 2008 в 17:24, просмотров: 4814

Когда полковник Бизяев служил начальником Чебаркульского гарнизона, там изувечили рядового Сычева. Когда полковник Бизяев стал начальником окружного учебного центра в Елани, там избили лейтенанта Мечетного. Оба инцидента военные пытались скрыть от общественности. И это не удалось только благодаря прессе. Может, что-то не так в этом злосчастном полковнике?

Скандал с избиением солдатами-срочниками дежурного помощника коменданта Еланского гарнизона лейтенанта Владимира Мечетного явно пытаются замять в военной прокуратуре, несмотря на усилия как местной, так и столичной прессы.

3 декабря я побеседовал со следователем по особо важным делам Военного следственного управления Следственного комитета при Прокуратуре России по Приволжско-Уральскому военному округу Сергеем Парфеновым. Вот какой у нас получился диалог:

— Сергей Валерьевич, возбуждено ли уголовное дело по факту избиения лейтенанта Мечетного?

— Да, дело возбуждено 1 декабря по признакам состава преступления, предусмотренного пунктами “а”, “в” части второй статьи 334 Уголовного кодекса: “Насильственные действия в отношении начальника”.

— Мечетный проходит как потерпевший?

— По этому делу никто не проходит, оно возбуждено не в отношении конкретного лица, а по признакам состава преступления. И вся эта информация, которая сейчас активно мусолится по всем СМИ… На самом деле все будет еще уточняться и выясняться — кто там кем являлся, кто чего нарушил, кто кого первым ударил и кто пострадал в результате всех этих безобразий. И там никаких тяжких последствий ни у кого нет. Все живы-здоровы.

— Ну как здоровы? Лейтенант Мечетный лежит в госпитале…

— Да, лейтенант находится на лечении в госпитале. У него степень вреда здоровью пока еще не определена, но она ближе к легкому вреду. Там побои, ссадины в области головы и сотрясение мозга.

— А разве степень вреда здоровью в этом случае так важна? Статья-то ведь не о нанесении телесных повреждений, а о насильственных действиях в отношении начальника.

— Все будет зависеть от того, что будет выявлено в ходе расследования. Какая будет в дальнейшем квалификация, какое будет решение по этому делу и кто там будет привлечен в качестве подозреваемых, обвиняемых. Если вообще будет привлечен.

— Есть один фигурант в этом деле, на которого, в частности, указывает лейтенант Мечетный. Зовут его Максим Воробьев. И, по моей информации, этот солдат буквально сегодня-завтра может демобилизоваться. Вот уволится он из армии — и где его потом искать?

— А что вы от меня хотите услышать? Следователю, у которого в производстве находится это дело, виднее, как поступать. У меня же по этому делу предметной информации нету. Объясню почему. У нас есть внутренний приказ по ряду категорий уголовных дел, которые могут вызвать общественный резонанс, последствия определенные. Так вот, это дело лейтенанта Мечетного — оно нигде у нас не проходит как резонансное. И то, что вы сейчас бучу поднимаете, — я вообще не понимаю этих безумных причин, по которым кто-то где-то выплеснул в СМИ вот эту ерунду, и пошел этот вал.

— Да, это я руку приложил, это точно…

— Событие произошло 22 ноября. Сто лет назад! И оно у нас нигде не проходит — ни по категории сложности, ни по тяжести. Обыкновенное уголовное дело. Я даже не могу сказать, что там избиение было. Произошла драка. Спонтанная. Кто-то за кем-то погнался. Кто первый ударил — непонятно. Еще несколько человек ввязались. Дрались в темное время суток. По принципу — бей кого видишь. И в ходе следствия будет выяснено — били лейтенанта или, наоборот, лейтенант превысил свои служебные полномочия. Ну, вы понимаете, о чем я говорю.

— Как не понять, Сергей Валерьевич! Кстати, а следствие уже выяснило, что лейтенант Мечетный был в ту ночь при исполнении служебных обязанностей, то есть дежурным помощником коменданта гарнизона?

— Давайте-ка мы остановимся на том, что я вам уже сказал.

— Большое вам спасибо, Сергей Валерьевич!

— Да не за что, Вадим Владимирович. Звоните!

Как я уже говорил, начальником окружного учебного центра в Елани является полковник Виктор Бизяев, бывший начальник Чебаркульского гарнизона, а затем Челябинского танкового училища. В карьере Бизяева уже был громкий скандал, когда на территории вверенного ему гарнизона изувечили рядового Сычева. Эта трагедия, потрясшая общество, была тонко использована военными для расформирования Челябинского танкового училища. А вот инцидент с Мечетным пользы начальникам не принесет. Но долгожданное звание генерал-майора Бизяев в случае скандала точно не получит. Поэтому уголовное дело попытаются замять. Это ясно и по ответам моего собеседника из военной прокуратуры.

Выдержка из Уогловного кодекса РФ:

Статья 334. Насильственные действия в отношении начальника.

     1. Нанесение побоев или применение иного насилия в отношении начальника,
совершенные во время исполнения им обязанностей военной службы или в связи
с исполнением этих обязанностей, -
     наказываются ограничением по военной службе на срок до двух лет, либо
содержанием в дисциплинарной воинской части на срок до двух лет, либо лишением
свободы на срок до пяти лет.
     2. Те же деяния, совершенные:
     а) группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной
группой;
     б) с применением оружия;
     в) с причинением тяжкого или средней тяжести вреда здоровью либо иных
тяжких последствий
, -

     наказываются лишением свободы на срок от трех до восьми лет.

Комментарий к статье 334 УК РФ.

***

Вместе с нами за лейтенанта Мечетного борются и другие журналисты:

 

Солдаты-срочники Еланского гарнизона ПУрВО избили офицера ногами до потери сознания. news.ru.com

 В "учебке" под Свердловском солдаты зверски избили офицера. Полит.ru

Кадры для дисбата. Страна.ru



Партнеры