Дипломатия со смертельным исходом

Немецкому педагогу могут простить убийство двух русских студентов

21 декабря 2008 в 18:25, просмотров: 1322

Общественное мнение, локализованное нынче преимущественно в Интернете, снова бурлит. Учитель-немец, насмерть сбивший в Москве на собственном “Порше Кайене” двух несовершеннолетних студентов, может уйти от уголовной ответственности. Родители погибших уверены, что российские власти делают все, чтобы замять скандал и выгородить водителя-убийцу.

Как уже сообщал “МК”, страшное ДТП случилось 30 ноября. Чуть за полночь двое студентов-первокурсников МИРЭА, Андрей Камынин и Александр Евтеев, переходили по зебре проспект Вернадского напротив дома №33. Им оставалось сделать всего несколько шагов до тротуара, когда в ребят на полном ходу врезался джип с красными, дипломатическими номерами. Удар был столь сильным, что один из парней перелетел через крышу, а второго машина протащила под        днищем еще метров 60.

— Очевидцы говорят, что водитель в последний момент изменил траекторию движения, — рассказала “МК” мама Андрея Камынина Ольга Эдуардовна. — Со стороны показалось, что он специально бросил машину на мальчиков. Еще говорят, что он попытался скрыться, но ему не дали — заблокировали джип другими машинами. По словам очевидцев, водитель был в невменяемом состоянии.

Управлял джипом учитель немецкой школы имени Гааза при посольстве Германии Бенжамин Томас Хоберт. На место ДТП сразу же прибыли представители посольства и сотрудники ГИБДД.

— Он был в шоковом состоянии, но трезвый, — пояснил “МК” следователь ГИБДД Павел Щукин. — Сразу после ДТП водитель прошел освидетельствование в больнице, потом его доставили в наш отдел на Обручева, 25. Я записал все его данные. Давать показания он отказался, воспользовавшись статьей нашей Конституции.

По словам следователя, представитель посольства сначала сообщил ему, что г-н Хоберт дипломатическим иммунитетом не обладает. Однако и задерживать его оснований не было — дескать, обычно такая мера применяется к иногородним, когда есть опасения, что участник ДТП скроется. Здесь же положились на известную немецкую порядочность и обещание сотрудничать со следствием. Уже на следующий день все материалы по ДТП следователь Щукин передал в Главное следственное управление при ГУВД, где и возбудили уголовное дело.

Следователь ГИБДД общался с Хобертом через переводчика, и у него осталось впечатление, что по-русски немец не говорит. Хотя в школе при посольстве Хоберт как раз преподает русский язык. Пикантность скандалу придает то, что в этой школе в свое время учились обе дочери тогда еще президента Путина. Правда, преподавал ли у них Хоберт и встречался ли он с ВВП на родительских собраниях, неизвестно. От комментариев в школе отказываются, ссылаясь на то, что все руководство уехало в Германию на рождественские каникулы. Не стали комментировать “МК” ситуацию и в посольстве Германии.

Всю пятницу мы пытались выяснить официальную позицию российского МИДа. По действующим нормам все следственные действия в подобных случаях должны вестись при посредничестве именно этого ведомства. Между тем родственники и друзья погибших студентов подозревают МИД в попытке замять международный скандал. В своем запросе мы просили объяснить, какие действия предприняты министерством для содействия расследованию за истекшие три недели. Ответа газета так и не получила. Но, по счастливому стечению обстоятельств, в тот же день на сайте МИДа появилось официальное сообщение о том, что МИД сделал официальное представление в связи с ДТП 30 ноября послу Германии В.Ю.Шмиду.

В представлении, кстати, говорится, что “25 октября, за месяц до трагедии, Хоберт уже грубо нарушил ПДД, передвигаясь по городу на автомобиле со значительным превышением скорости и с признаками алкогольного опьянения”.

— По закону минимальный срок следствия — 2 месяца, — рассказала “МК” следователь ГСУ ГУ ВД Мария Киселева, в чьем производстве находится дело. — Сейчас проводятся следственные действия — опрашиваются свидетели, проводятся экспертизы.

Потом все собранные нашими следователями материалы будут переданы в Германию. У учителя школы при посольстве все-таки оказался дипломатический иммунитет, и в таком случае судить его должны на родине, куда сам Хоберт, несмотря на данную им подписку о невыезде, улетел еще 9 декабря.



Партнеры