Макака в Благовещение избавила москвича от алкоголизма

"Визит дьявола", произошедший в дореволюционной столице, вошел в историю благодаря репортерам.

6 апреля 2012 в 15:31, просмотров: 2563

Православная церковь отмечает один из главных праздников годового цикла — Благовещение. За долгие века своего существования на Руси он «прирос» самыми разными церковными и народными традициями. Среди них и такая — в этот день нужно совершить доброе дело: выпустить на волю из клетки птицу. Однажды «по вине» данного обычая в дореволюционной еще Москве произошел весьма комичный случай, о котором написали тогда некоторые газеты.

Макака в Благовещение избавила москвича от алкоголизма
фото: Александр Корнющенко

«Птичья» традиция существовала с давних времен, и предприимчивые люди из числа крестьян приспособились зарабатывать на ней. Заблаговременно, за несколько дней до праздника они отлавливали в лесах-полях силками и петлями множество малых птах — щеглов, синиц, зябликов, овсянок.., сажали их в клетки и на Благовещение выходили на рынки торговать таким живым товаром. Многие горожане охотно покупали пернатых узников и тут же выпускали их из неволи. Особенный восторг подобные акции вызывали у детей.

«Зоологическая» история, о которой пойдет речь, начиналась вполне заурядно. Довольно поздно вечером 7 апреля, на Благовещение развеселая компания купеческих сынков возвращалась с гулянки. Хоть и были молодые господа изрядно «под градусом», но один из них вспомнил-таки, что по случаю праздника полагается обязательно выпускать на свободу птиц. Как назло торговля пернатыми уже закончилась, весь свой живой товар птицеловы распродали. Однако купчикам приспичило в честь праздника непременно освободить из неволи хоть какую-нибудь «тварь животную»! Тут им и подвернулся на опустевшей улице бродячий актер с дрессированной обезьянкой в клетке, который, завершив дневные «гастроли» по базарам и площадям города, добирался домой. При виде циркача одного из парней осенило: « А давайте заместо синицы эту макаку выпустим!»

Тщетно отказывался хозяин обезьяны продавать ее. Гуляки ему всучили несколько крупных купюр и забрали клетку с мартышкой. Проехав еще пару кварталов, приступили к процедуре освобождения. Упирающуюся зверюшку все-таки вытряхнули из ее решетчатого домика и — чтобы она поскорее отправилась на вольную прогулку, — как следует шуганули. Перепуганное животное бросилось прочь, одним махом забралось на дерево, прыгнуло с него на соседнее... "Вот и отпустили на свободу!" — удовлетворившись произведенным в честь праздника «ритуальным действом», купцы-молодцы отбыли восвояси. А несчастная макака сидела на дереве до тех пор, пока окончательно не замерзла. Тогда в поисках тепла она забралась через открытую форточку в комнату ближайшего дома. Хозяин жилплощади мирно почивал после употребления — на сей раз по случаю Благовещения — изрядной доли спиртного. Под утро он очнулся от тяжких похмельных снов, глянул вокруг мутным взором и увидел на спинке стула...

«Черт! Черт пришел! За мной пришел!!» — пьянчужка вскочил, опрокинув стул, замахал руками... А вы бы на месте этого аборигена что подумали, увидев с похмелья в своей комнатушке какое-то волосатое и лупоглазое существо?

Обезьянка, в очередной раз напуганная, пулей выскочила обратно в форточку, а у мужичка случился сердечный приступ. К счастью, все обошлось. Однако, как утверждали московские репортеры, раскопавшие эту историю, «визит дьявола» так запал в душу трудяге-алконавту, что он с тех пор зарекся «отхлебывать лишнего».

Психотерапия, однако!

 





Партнеры