Без труда виноватые

В Шатуре снова процветает бартер, хотя его преследуют по закону

12 апреля 2012 в 19:32, просмотров: 5872

Когда лидеры государства говорят про заботу о народе, то она сплошь и рядом касается бюджетников: врачей, учителей, библиотекарей. Миллионы «другого» народа — заводчан и фабричных — живут как бы совсем в другой, не нашинской стране, о них никто не вспоминает. А зачем? Им подфартило устроиться в разные ОАО, ООО, ЗАО, где частный капитал, акции и дивиденды с них. Они и есть средний класс, которым так гордятся отцы нации.  На днях «МК» побывал в Шатуре, в самой гуще «среднего класса» — в ООО «Шатурское производственное объединение». Частное предприятие, зарплата от готовой продукции — фильтров для автомобилей, которые, кстати, востребованы на рынке. В общем, все преимущества элементов капитализма налицо.

Но работяги 4 месяца... сидят без зарплаты — и их уже вот-вот начнут выселять из квартир!

Без труда виноватые
Рисунок Алексея Меринова

Нужно сказать, что нынешний кризис не первый в истории предприятия. В середине 2010 г. городская администрация, прокуратура и следственный комитет потратили немало сил, чтобы владельцы завода погасили 3-месячную задолженность по зарплате.

Конец 2011 г. выдался и того хуже. Ноябрь и декабрь люди работали бесплатно, даже Новый год встречали без подарков. По долгам начальство обещало расквитаться то в следующий понедельник, то подождать до пятницы.

За ноябрь в ШПО зарплату получили только 20 февраля, а с тех пор как отрезало. Гарантий, что владельцы завода вернут коллективу деньги за декабрь, январь, февраль и март, не может дать даже местная прокуратура. Предприятие наглухо опечатано со всех сторон, сюда никого не впускают и не выпускают.

* * *

Голодные люди каждый день по привычке тянутся к проходной: кушать-то хочется! Поскольку попасть на завод нет никакой возможности, то о его технической оснащенности могу судить лишь со слов рабочих.

Они утверждают, что из 7 машин, купленных в Китае, в работе только одна, остальные — для блезиру, для показа кредиторам, что завод имеет неплохую залоговую базу. А весь технологический процесс в основном сопряжен с ручным трудом. Интересуюсь, как же тогда с качеством фильтров, ведь «на коленке» их хорошо не сделаешь, а фильтры тем не менее расходятся на ура. Мне отвечают, что такое бывает, ведь английская «Бентли» тоже собирается вручную и тоже с весьма высоким качеством.

На стихийном собрании у «запечатанных» ворот завода объявляют, что из Москвы прибыло подкрепление — «МК» то есть, и накопившиеся эмоции сразу лезут наружу:

— И туда надо заплатить, и сюда, — голосят женщины. — А с чего? Мы уже забыли, когда в руках держали деньги!

Понятно, что о каком-то материальном достатке работников предприятия говорить не приходится, нужда во всем. За четыре месяца, что без зарплаты, детишки в молодых семьях повырастали на 4 месяца, одежда и обувь им мала, а обнову покупать не на что.

Соответственно, за малышей, посещающих детские сады, тоже накопились долги — в среднем по 1–1,3 тыс. руб. в месяц. Оправдания горе-родителей в том, что им задерживают зарплату, никто не слушает, малолеток не пускают в группы.

Скоро, через пару месяцев, в квартиры нагрянут судебные приставы, ведь долги по квартплате тоже растут как снежный ком. Конечно, судебные исполнители скрепя сердце могут отложить карательные санкции для работников предприятия. Но все они должны представить из бухгалтерии справки о задержке зарплаты. Кто им даст такие бумаги, если свет на заводе отключен, а сами цеха, даже их ворота, опечатаны гербовыми печатями следственного комитета?

На столь безутешном фоне особо драматично выглядит судьба 20-летнего сборщика фильтров Руслана Кузнецова. Ему намного тяжелее, чем остальным. Он круглый сирота, воспитывался бабушкой. Сегодня ему помочь абсолютно некому! Когда предприятие еще работало, Руслана подкармливали сердобольные женщины. На работу они брали домашние обеды — картошку в мундире, грибы, соленья, все со своего огорода. И честно, по-братски, нехитрым провиантом делились с Русланом. Но завод не работает уже почти месяц — и Руслана опекать некому... На свою беду, он еще и крупный парень, из старой одежды на него трудно подобрать что-то подходящее, «все зимние морозы проходил в ветровке». А размер обуви «45-й растоптанный», тоже мало кто носит и, значит, в состоянии пожертвовать.

В общем, куда ни кинь, всюду клин.

* * *

Хотя ровно 10 лет назад в сельской Шатуре все радовались появлению нового промышленного предприятия. На базе старых цехов местной ГРЭС его открыл гражданин... Израиля. Настоящий капиталист показал шатурянам, как нужно жить и работать по-коммунистически: сам целыми днями крутился на производстве, а на летние каникулы с Земли обетованной привозил сюда своих детей. И те, как заправские, стояли за станком, приучались к труду.

— Мы изготавливаем воздушные и топливные фильтры для легковых, грузовых автомобилей, а также для сельхозтехники, — поясняет заведующая производством Ольга Есина. — Раньше оборот составлял около 12 млн. рублей в месяц, это было одно из самых стабильных предприятий в городе, в штате числились 120 человек, средняя зарплата была около 10 тыс. рублей, но для Шатуры это нормальные деньги... Сегодня на заводе всего 70 человек.

В 2010 г. владельцем предприятия и гендиректором стал московский бизнесмен Михаил Свинцов. Он не особенно часто появляется в Шатуре. Его даже заместители, из числа шатурян, видят редко, как правило, указания получают по телефону или по электронной почте. За это время без руля и без ветрил (в 2010 г. и начались задержки зарплаты!) завод в некоторой степени перешел на рабочее самоуправление, где все равны — что последняя уборщица тетя Нюра, что зам. генерального директора — коренной шатурянин. Ведь все начальство кроме московского местные жители, они целыми днями в цехах — и делить им с рабочим классом абсолютно нечего.

Ошалев от хронического безденежья (напомним, что оно началось еще с ноября!), 19 марта на заводе не вытерпели и отважились позвонить в Москву, «самому»: попросить разрешения на продажу партии фильтров, в счет погашения долгов по зарплате. Беседа шла по громкой связи, на нее шатурский менеджмент пригласил весь трудовой коллектив. Поскольку большинство работяг впервые слышали глас своего хозяина, то заметно волновались и нервно мяли в руках промасленные кепки.

— Он разрешил, — вспоминает замдиректора предприятия Татьяна Маркина. — Мы отгрузили заказчику продукцию, получили за нее деньги и тут же, через кассу, по ведомости раздали каждому работнику по 1,5 тыс. руб.

Доверчивые шатуряне мигом забыли свои 4-месячные обиды на владельца предприятия и решили, что мужик он в принципе неплохой. И 23 марта по громкой связи опять попросили босса разрешения на продажу еще одной партии фильтров — в плане все того же частичного погашения долгов по зарплате. Склад забит готовой продукцией, она идет нарасхват, а в весенний период особенно востребована, ведь самый сезон.

И снова получили «добро»! В принципе схема для отечественной экономики далеко не новая, она была отработана до мелочей еще в 90-е годы прошлого столетия. Когда трудовые коллективы получали зарплату одеялами, хрусталем, табуретками — в общем, тем, что сами же изготавливали.

Однако с реализацией второй партии товара получилось не так гладко, как с первой.

— Мы опять под расписку выплатили каждому по 1,5 тыс. рублей, — продолжает Татьяна Маркина. — Нескольких человек в Шатуре в тот день не было, их «аванс», около 30 тысяч, я положила в несгораемый сейф в своем кабинете.

На следующий день, 24 марта, по провинциальной и тихой Шатуре прокатилась страшная весть: завод ночью ограблен, несгораемый сейф вскрыт болгаркой, а из него пропали те самые 30 тысяч рублей, а вместе с ними и трудовые книжки работников предприятия. Они тоже хранились в сейфе!

Пришедших на смену заводчан за ворота предприятия не пустили, но многие видели, как прибывший еще накануне вечером из Москвы замдиректора Анатолий Шиянов готовит к вывозу оборудование.

— А оно вместе с землей и зданиями заложено под кредиты банку, — утверждают рабочие. — «Под шумок» на нас хотели повесить и воровство станков.

Именно повесить. Ведь тот самый руководитель, который разрешил продать вторую партию товара, заявил, что такого разрешения не давал. И по всему получалось, что работяги, сидящие четыре месяца без зарплаты, своровали фильтры, чтобы на них нажиться (по 1,5 тыс. рублей на нос!), а затем, войдя в раж, обчистили еще и сейф с 30 тыс. рублей, и ценные китайские станки, не побрезговав даже трудовыми книжками. Сами у себя украли десятилетия трудового стажа...

Теперь если не весь трудовой коллектив, то его шатурских управленцев за воровство могут отдать под суд. Во всяком случае, Татьяне Маркиной намекнули, что три срока она уже заработала: за «несанкционированный» отгруз фильтров, за 30 тысяч полновесных рублей и за трудовые книжки. Оборудование никак не инкриминируется, поскольку сами рабочие предотвратили его вывоз.

Рядовой персонал теперь понимает, что триумфальная выдача зарплаты за ноябрь аж в конце февраля не столько победа коллектива в борьбе за свои птичьи права, сколько желание Михаила Свинцова пустить пыль в глаза кредиторам.

— Он в то время набирал кредиты в банках — и ему нужно было показать, что предприятие живое, — поясняют рабочие. — Да, мы энергично вкалывали, а он водил делегации и показывал, что оборудование не блеф, есть станки, продукция на складе и что мы выполняем план...

В январе-феврале склад был забит фильтрами, от него то и дело отъезжали автомобили с грузом, каждый примерно на 300 тыс. рублей. В целом завод, реализовавший еще декабрьские фильтры, получил около 6 млн. рублей и мог погасить 4-месячные долги. Но почему-то не погасил.

* * *

Сегодня рабочие ШПО чувствуют себя заложниками ситуации. Заявления о возмещении задолженности по зарплате мировые судьи от них не принимают. Требуют справки о зарплате, копии трудовых договоров. Но кто их даст, если завод опечатан?

Обнадеживает тот факт, что за дело взялись городская прокуратура и следственный комитет. Но они будут рассматривать заявления по месяцу, значит, без денег людям сидеть еще 2 месяца, а в общей сложности набегает ровно полгода. Срок, когда органы ЖКХ за неуплату могут принять крайние меры — отключить свет и горячую воду в квартирах. В центр занятости населения на получение пособия по безработице и то не пойдешь, там первым делом спрашивают трудовую книжку, а они, как уже сказано, похищены...

— Даже если предприятие ликвидируют, по закону бухгалтерия должна там работать еще полгода, выдавать разные документы, — возмущаются люди. — У нас полная тишина!

Это как раз и странно. В государстве, где жесткая вертикаль власти и десятки разных контрольных организаций, не принято лишний раз кошмарить бизнес. А люди... Пускай питаются с огородов.




Партнеры