Шойгу просят спасти детей от прокуратуры

Родители подмосковного Лыткарина бьются за центр досуга для школьников

26 апреля 2012 в 18:22, просмотров: 3830

— Почему в нашей стране, где все руководители так много говорят о детях, где все делается якобы для блага и во имя детей, на самом деле на детей всем плевать! — разгневанные лыткаринские мамы специально отпросились пораньше с работы, чтобы встретиться с приехавшим из Москвы спецкором «МК».

Около 500 родителей протестуют сейчас против закрытия в Лыткарине детского учебного центра, единственного в их районе. Там занимаются ребятишки от полутора и до восемнадцати лет. Английский, французский, немецкий и японский языки, основы программирования, детская изостудия, секция карате, школа игры на классической гитаре, занятия с детским психологом и логопедом-дефектологом, школа раннего развития…

Разогнать центр, похоже, решила городская прокуратура.

Обосновали это... заботой о здоровье подрастающего поколения.

Шойгу просят спасти детей от прокуратуры

Приют для наркоманов

Когда-то в этих помещениях находились учебные классы ДОСААФ, которые в случае ядерной войны планировалось использовать как бомбоубежище.

Потом заброшенное местечко облюбовали местные лыткаринские наркоманы. По вечерам жители ближайших домов боялись ходить мимо: темнота, шприцы на земле, мат-перемат ...

— Почему молодежь у нас приобщается к наркотикам? А что еще делать в Лыткарине? Чем заниматься? — объясняет Наталья, мама двух подростков. — Да, в Лыткарине есть замечательная музыкальная школа, Дом детского творчества, но они находятся в других районах города, и городской транспорт от нас туда не ходит, а пешком — далеко, да и страшно детей одних туда отпускать, потому что идти-то надо через пустырь!

Многоэтажки прилепились друг к другу тесно-тесно, как соты в пчелином улье. Мальчишки с пластмассовыми автоматами после школы носятся по улицам, сшибая прохожих. Спереди — пойма Москвы-реки. С другой стороны — лес. С одного боку — песчаные карьеры. С другого — промзона.

Пойти некуда. В далеком 2003 году шесть преподавательниц местного колледжа задумались над этой проблемой.

«Мы захотели открыть для наших детишек хоть какой-нибудь центр дополнительного образования, — говорит Елена Михайловна Мещурова, директор учебного центра „РусКом“. — Обратились за помощью в администрацию города. Нам даже доказывать не пришлось, что городу это необходимо, так как отвлечет детей от пагубного влияния улицы. Город предоставил нам сроком на десять лет эти самые заброшенные учебные классы ДОСААФ.

Спускаешься по лестнице в страшную темноту и разруху, в вонь, в слякоть и в грязь по пояс: кто-то из „завсегдатаев“, видимо, под кайфом, взял да и вскрыл НЗ воды, хранившийся здесь с незапамятных времен в специальных металлических бочках, — интересно, а если бы действительно завтра война?..»

Я смотрю на старые фотографии. Фото «до» — и фото «после».

Родители лыткаринских ребятишек, педагоги и даже их родственники, выкачав из подвала затхлую воду, всем миром принялись за ремонт. Восстановили за собственные средства все системы жизнеобеспечения: освещение, вентиляцию, отопление, водоснабжение и канализацию.

Разумеется, еще до ремонта было получено предварительное разрешение Роспотребнадзора оборудовать здесь учебные классы для дошкольников и школьников.

Скрытая угроза

После того как ремонт был окончательно завершен, в городской суд поступил иск от... местной прокуратуры.

Лыткаринский прокурор потребовал немедленно закрыть учебный центр и удалить оттуда несовершеннолетних — на том основании, что занятия им вредны. Причем вредны не каким-то конкретным детям, а некоему «неопределенному кругу лиц» (так сформулировано в иске. — Е.С.). Так как учеба в бывших классах ДОСААФа создает им (опять же из иска) «опасность причинения вреда в будущем».

Что в переводе с казенного языка на русский означает: посещая курсы иностранных языков или, к примеру, учась рисовать, лыткаринские дети подвергают потенциальной угрозе свое здоровье.

— Мы, законные представители несовершеннолетних детей, не просили прокурора защищать их от неведомых опасностей, — возмущены родители. — Конечно, хорошо бы было, если бы государство строило специально оборудованные, просторные Дворцы творчества, и детям не приходилось бы заниматься в бывших классах ДОСААФ, но если выбирать между бесцельным шатанием по улицам и дополнительным образованием, то понятно, какое из этих занятий приносит пользу, а какое — вред...

В своем иске прокуратура выступила не от имени конкретного родителя и даже не от имени государства. А от себя лично. Хотя по идее претензии к учебному центру должны были выдвинуть мамы или папы учащихся. А надзорный орган имел право всего лишь поддержать их обеспокоенность за судьбу и здоровье школьников.

Но прокурор города стал истцом и — что совсем невероятно — взыскателем по иску сам. Судья Лыткаринского суда Матвеев принял решение запретить в центре занятия с детьми до 18 лет. Родители учеников ходили на процесс, целыми автобусами приезжали в Московский областной суд, умоляли, чтобы детей не выгоняли вон, но их никто не желал и слушать!

Разумеется, Лыткарино переполняли разные слухи: будто бы на самом деле после ремонта этот учебный центр приглянулся неким коммерсантам, выносить из-под наркоманов дерьмо и мусор они не хотели, ну а когда комнаты привели в божеский вид — почему бы и не забрать?..

— У нас начались бесконечные проверки — от Роспотребнадзора до УЭПа; местные газеты писали страшилки, в каком кошмаре занимаются подростки, причем журналисты к нам даже не приходили, а статьи выходили одна за одной, одна хлеще другой: что дети у нас сидят в темноте и разрухе, меж канализационных труб... — местные преподавательницы показывают мне комнаты центра.

Конечно, это не пятизвездочный отель, мобильные здесь не ловят, и нет привычного WI-FI, но вентиляция работает, в классах тепло, светло и чисто. И дети занимаются не на полу и не под огарком свечи.

— Если вы у нас хотите забрать эти помещения, то предложите хоть что-нибудь для детей взамен, — продолжает директор центра Елена Мещурова. — Администрация города сперва помогала как могла. Выделили центру своего бесплатного адвоката, чтобы тот представлял их интересы на суде.

Но дело затягивалось, руководство города между тем сменилось. А новый мэр, посетив учебный центр сразу после выборов и на словах пообещав защиту: «Родители просят, чтобы вас не закрывали», — на деле, получается, так и не помог.

«Город дал — город взял», — вздыхают педагоги. Среди них — обладательницы международных сертификатов Кембриджского университета и Центра им. Гете по английскому и немецкому языкам; педагог-тренер, бронзовый призер чемпионатов России и Европы по карате, обладательница черного пояса; преподаватели детской изостудии и школы игры на классической гитаре; детские психологи и логопеды-дефектологи... Этот центр — как ребенок, которому они бескорыстно отдали свою любовь. «В 2011 году наши ребята-каратисты Аня Жданова, Егор Столяров, Андрей Самосадский и Илья Сабуров стали членами сборной Московской области по карате-до, — гордо перечисляют они достижения. — Юные художники уже четвертый год как трудятся в благотворительном проекте «Дети детям от души». Их работами проиллюстрированы книги детской писательницы Елены Егоровой: «Котик и стрекоза», «Благородный Тузик».

Воздушная тревога

В самом конце декабря прошлого года по требованию прокурора Лыткарина Александра Исайкина деятельность учебного центра была все же срочно приостановлена. С воистину жуткой формулировкой: «в целях предотвращения непосредственной угрозы жизни людей» — как будто бы действительно в бомбоубежище попала бомба.

13 января 2012 года все тот же городской судья Матвеев принял решение опечатать учебные классы на 90 суток.

— Прямо посреди рабочего дня к нам явились судебные приставы, распахнули двери в классы и заявили, что занятия должны быть немедленно прерваны, а дети распущены по домам, — рассказывают преподаватели и родители, которые стали очевидцами тех событий. — Мы просили подождать опечатывать помещения, потому что многие родители привели детей на занятия и ушли по своим делам, а ребятишки еще маленькие, и их нельзя оставлять одних на улице. Родители придут за ними к положенному времени, подождите немного, будьте вы людьми, ведь для детей это невероятный стресс: шум, непонятные крики, как будто война началась... Но приставы и слушать ничего не желали: выдворили детей из кабинетов!

Лыткаринские мамы написали жалобы на творящийся беспредел президенту Дмитрию Медведеву и губернатору Борису Громову. Громов передал жалобу в министерство образования Московской области. «Но минобразования не может выдать нам комнаты для занятий!» — возмущены преподаватели. На родительском собрании было подписано также письмо к главе администрации Лыткарина с просьбой разобраться.

Подписали это заявление 494 человека.

В конце марта, по истечении положенного судебными приставами срока, учебный центр вроде бы открылся вновь. И снова — скандал, судебные исполнители, проверки прокуратуры, угрозы, что их закроют...

— Нам много раз объясняли то, что жить и работать спокойно, несмотря на то, что по закону мы можем находиться здесь вплоть до 2017 года, все равно не дадут, — вздыхает директор Елена Мещурова. — Каждый день как на пороховой бочке — такой режим более невозможен. Какой уж тут учебный план?! Что делать дальше? Перекрывать единственную шоссейную дорогу, которая ведет из Москвы в Лыткарино? Сейчас к власти в Подмосковье пришли новые люди. Возможно, им небезразличны судьбы подрастающего поколения... Уважаемый Сергей Кужугетович, если сможете, пожалуйста, помогите нашим лыткаринским детям в их праве на досуг и дополнительное образование!

В одном из близлежащих дворов родители учеников центра нашли заброшенный двадцать лет назад ненужный фундамент.

Лыткаринские мамы просят отдать этот фундамент — хотя бы фундамент — детям! Мамы сами на нем дом для детей построят...

P.S. В прокуратуре города Лыткарина, куда «МК» обратился за разъяснениями по поводу данной скандальной ситуации, сообщили только, что никаких комментариев они не дадут.



Партнеры