Так близко и далеко от Кремля

Стоит ли торопиться с перестройкой знаменитого музея

2 июля 2012 в 19:29, просмотров: 1452

Одним из градостроительных проектов последнего времени, вызвавших широкий общественный резонанс, стало расширение ГМИИ имени А.С.Пушкина. Международный конкурс на лучший архитектурный проект в 2008 году выиграл известный архитектор Норман Фостер совместно с «Моспроектом-5». А дальше разразился скандал, в котором поучаствовали как выдающиеся эксперты и общественные деятели, так и персоны, чей опыт в области охраны культурного наследия неоднократно ставился под сомнение.

Так близко и далеко от Кремля
фото:

Возмущение в первую очередь вызвал предполагаемый проект сноса реконструкции городской среды и частичного сноса исторических зданий. Споры также вызвали архитектурно-пространственные решения предлагаемых проектом объемов.

Безусловно, наиболее важным является расширение музейных пространств ГМИИ имени А.С.Пушкина, создание удобной и функциональной системы помещений как для музейных работников, так и для посетителей. И в то же время нужно постоянно переосмыслять градостроительное пространство, рассматривать его в развитии, таким образом пытаясь сбалансировать ту уникальную среду, создававшуюся столетиями возле Московского Кремля.

Реконструкция территорий, связанных с Кремлем, негативно отразилась на исторической застройке и привела к утрате сложившегося облика пространства вблизи Кремля.В последние два десятилетия новое строительство было продолжено, в непосредственной близости от Кремля появились такие объекты, как торговый комплекс «Охотный ряд», гостиница «Балчуг-Кемпински» и офисное здание поблизости, перечеркнувшие визуальную связь между Кремлем и Замоскворечьем.

В среде, близкой к Кремлю, с точки зрения городского развития проблемными зонами, помимо пространства возле Музея изобразительных искусств всегда являлись площадки напротив Дома Пашкова и место бывшей гостиницы «Россия».

В данном контексте было бы уместно рассмотреть возможность создания единой социокультурной зоны, включающей в себя и музейные кварталы, для всех трех пространств. Но подобный проект сегодня вряд ли окажется по силам кому-либо из современных архитекторов.

Архитектурные образы, которые создает Норман Фостер, являются композиционно сложными и визуально насыщенными, что само по себе требует особой городской среды, сверх современного пространства, которое сможет развить идею и образы уникальных творений архитектора. Использование же таких решений в сложившейся на протяжении многих десятилетий городской среде, включающей в себя объекты культурного наследия, вряд ли может быть уместным и, более того, может привести к разрушению данного пространства.

Насколько сможет Фостер отойти от своего обычного стиля, переработать проект в соответствии с архитектурно-градостроительными особенностями Москвы и принять во внимание доминирующее положение Кремля, сформировавшиеся ритмы городского пейзажа, до сих пор неясно, так как проект проходит финальные обсуждения и доработки.Важно помнить и то, что Волхонка обладает колоссальной исторической значимостью, будучи дорогой, которая вела от Кремля к Новодевичьему монастырю.Вместе с Пречистенкой сегодня они составляют уникальное пространство старой Москвы.

Формирование культурного сообщества в России, как и гражданского общества в целом, сейчас находится в состоянии поиска. Сегодня число экспертов, способных грамотно оценить подобные проекты, чрезвычайно мало. Привлечение этой категории общественности, возможно, даст тот нужный импульс, который в результате приведет к осмыслению исторического пространства, искусства и страны в целом. В их число могут войти специалисты в области охраны всемирного и национального культурного наследия, специалисты в области архитектурной реставрации, художники, последователи русской реалистической школы живописи.




Партнеры