Столичным властям предстоит поработать на природе

В Новой Москве необходимо решить судьбу лесов, переписать Красную книгу, повысить требования к АЗС по стандартам топлива

18 июля 2012 в 17:33, просмотров: 1894

C 1 июля Москва стала значительно более зеленым городом, чем прежде, — практически половину присоединенных к столице территорий занимают леса. Тем временем экологи спорят: во благо или во вред природе будет расширение города?

О том, какие планы строят столичные власти в отношении новых озелененных территорий, какие законы смогут защитить экологическую обстановку в Новой Москве, обозревателю «МК» рассказала председатель Комиссии Мосгордумы по экологической политике Вера Степаненко.

Столичным властям предстоит поработать на природе
фото: Кирилл Искольдский

— Вера Станиславовна, наверняка вы уже ознакомились с основными характеристиками присоединенных территорий. Каковы их природные условия, в чем их особенность?

— Начну с того, что нам досталась очень хорошая территория...

— Ой ли? Сегодня многие экологи отмечают совсем другие ее качества...

— Все познается в сравнении. Мы привыкли жить в Москве и руководствоваться московскими критериями. Так вот, столице досталась огромная территория с очень маленькой плотностью населения — в пятьдесят раз меньше, чем в пределах МКАД. А одно это уже означает, что там по определению менее загазованный воздух, менее загрязненные водоемы, почвы, и в целом экологическая ситуация куда более благоприятная, чем в «старой Москве». Общая площадь присоединенных территорий составляет 150 тысяч гектаров. Из них зеленые насаждения только лесного фонда занимают 72 тысячи га. Давайте проведем сравнение с прежней территорией. Тут площадь природного комплекса составляет 30 тыс. га — это примерно треть площади столицы до расширения, которая равна 100 тыс. га. Получается, что после присоединения площадь зеленых насаждений в городе выросла в 2,3 раза! При этом у нас появились по-настоящему девственные леса — где растут грибы и ягоды, где разрешена охота, где нет капитального строительства.

Однако экологическая ситуация оценивается не только по площади зеленых насаждений. Учитываются еще уровень загрязнения воздуха, водоемов, ситуация с отходами. Кстати, на присоединенных к городу территориях базируются 4 мусорных полигона, однако 3 из них уже закрыты и рекультивированы и лишь один имеет лицензию до конца 2012 года. Так что в целом ситуация, повторяю, благоприятная.

— Однако те же экологи отмечают, что на этой территории находятся и полигоны радиационных отходов. Могут ли они повлиять на экологическую ситуацию в регионе?

— Да, к сожалению, в советские времена существовала традиция захоранивать радиоактивные отходы неподалеку от места их производства. А в Подольске и Троицке есть предприятия, которые работали с радиоактивными материалами. Конечно, тут все надо проверять. Думаю, необходимо составить подробную карту всех полигонов и захоронений вредных отходов. Если уж говорить о недостатках новых территорий, то надо признать, что и состояние многих лесов на них далеко от идеального. Слава богу, они не пострадали от пожаров позапрошлого года, однако часть зеленых насаждений здесь стала жертвой ледяного дождя. Кроме того, надо учитывать, что на санитарной обработке этих лесов область тоже экономила из-за недостатка финансирования, поэтому есть проблема порчи зеленых насаждений жуком-короедом и другими насекомыми.

— С учетом всего сказанного, какие задачи ставит город в отношении новых территорий?

— В Москве за многие годы выработалась своя столичная политика экологических стандартов. И в городе действует немало законодательных актов, посвященных охране окружающей среды. Попробую провести анализ с точки зрения имеющихся у нас наработок в этой области и соотнести их с ситуацией на новых территориях. Прежде всего в Москве есть система экологического мониторинга и экологического контроля. Это система наблюдений за состоянием воздушной среды, водоемов, почвенного слоя и т.д. В городе работает 39 автоматизированных постов и передвижная лаборатория, которые берут замеры различных проб (воздуха, воды, земли). На основании полученных данных город принимает различные решения, включая градостроительные. Кстати, эта система создана по аналогии с лондонской. Мы проводим мониторинг не только окружающей среды — в системе задействованы все предприятия города, все ТЭЦ. Они передают данные о своих выбросах в атмосферу в единую городскую систему. Так вот, получается, что, руководствуясь нашими законами, мы должны мониторить ситуацию и на присоединенных территориях. А значит, нужно создавать дополнительные автоматизированные пункты контроля и, возможно, передвижные лаборатории. К тому же необходимо провести инвентаризацию и учет вредных предприятий, которые там есть, и включить их в нашу городскую систему.

— Вероятно, придется учитывать и состояние воды и местных водоемах?

— Разумеется. Кстати, на новой территории расположено 47 рек, 251 пруд и 121 ручей. И мы должны ввести систему наблюдений и за этими водоемами. Раз уж в Москве есть система контроля за состоянием вод, значит, она должна быть и на присоединенных территориях.

— А какая ситуация с уровнем шума в Новой Москве?

— Есть данные, что эти территории подвержены повышенному уровню шума благодаря близости аэропорта «Внуково». Поэтому планируется создание двух станций по контролю за уровнем авиашума.

— Кстати, ведь полеты над Москвой запрещены. Как же теперь над Новой Москвой будут летать самолеты?

— Это тоже очень серьезный вопрос, который предстоит решить. Но есть и множество других. Например, в Москве никогда не было такой отрасли, как добыча полезных ископаемых. А в Новой Москве есть месторождения полезных ископаемых — глины и суглинка. Этот вопрос надо также решать на законодательном уровне.

— Давайте вернемся к лесам новых территорий. Они уже переданы Рослесхозом в управление столице?

— До последнего времени эти леса, находящиеся в федеральной собственности, управлялись Рослесхозом. Кстати, на присоединенных землях выделено 15 особо охраняемых природных территорий (ООПТ), из которых 8 — областного значения и 7 — местного. Общая площадь, которую они занимают, равна 3,5 тыс. га. Однако у нас, в «старой Москве», система природных комплексов регламентирована несколько иначе. Общая площадь природного комплекса в столице, занимающая, напоминаю, 30 тысяч га, делится на две части. Прежде всего это ООПТ, которые исторически находятся в ведении Департамента природопользования и охраны окружающей среды города Москвы и занимают 15 тысяч га. Во-вторых, это озелененные территории — бульвары, парки, скверы, зеленые насаждения во дворах, рядом с социальными объектами, вдоль дорог, за которые в Москве отвечают несколько организаций: Департамент культуры, Департамент ЖКХ, префектуры. Иными словами, вся территория, которая могла бы в Москве называться лесами, выделена у нас в особо охраняемые природные территории, и сделано это не случайно. Ведь российский Лесной кодекс в редакции 2005 года разрешает сдавать земли лесов в аренду, что в случае ООПТ абсолютно исключено. Однако теперь московская земля приросла новыми территориями, которые называются «леса». Если следовать московскому законодательству, то они попадают в ранг «природного комплекса», и их также надо распределить в ведение различных департаментов. А чтобы определить систему управления, надо определиться с их статусом. И для этого городу предстоит провести полную инвентаризацию новых лесов и их постановку на кадастровый учет. Кстати, сегодня на кадастровом учете состоит всего 1–2% этих территорий, так что работа предстоит долгая и непростая. Действительно, юридически Рослесхоз Москве эти леса еще не передал. На одной из комиссий мы пытались выяснить, какая часть этих лесов передана в аренду. А ведь такие территории есть, и по закону они имеют совсем другого хозяина. Вроде бы есть информация, что даже на ООПТ на присоединенных территориях кое-где построены коттеджи.

— Допустим, вы это обнаружите. И какие меры начнете предпринимать?

— Сначала надо узнать, какая именно часть лесного фонда изъята таким образом. Есть, конечно, вариант возвратить эти земли назад, выкупить их, расторгнуть договора аренды, а потом начать восстанавливать лес заново. Однако я считаю, что если территория десять лет назад была передана под застройку, она уже, увы, утратила свою ценность. Хочу еще добавить, что леса, о которых мы говорим, за последние 10 лет меняли хозяина трижды, были и в федеральной собственности, и в собственности Московской области, а теперь переходят в московскую. Так что нас может поджидать немало проблем. К тому же необходимо заниматься и их текущим содержанием, что включает и противопожарную безопасность, и санитарное состояние. Мэр Москвы Сергей Собянин уже объявил о намерении создать специальный штаб, который возглавил заместитель мэра Петр Бирюков. Этот штаб будет отвечать за ведение работ по противопожарной и санитарной безопасности на новых лесных территориях, которые, в свою очередь, должны проводить столичные префектуры. А это очень большой объем. Поэтому надо учитывать, что нам достались не просто новые земли, которые послужат дальнейшему развитию столицы, но и территории, которые нужно постоянно поддерживать в надлежащем состоянии. Территории, где много лесного фонда, причем он «разбросан» повсеместно, в том числе вокруг поселков и садовых товариществ. Причем это лес разного качества, частично переданный в аренду. Для начала нам нужно дождаться Концепции развития новых территорий, чтобы понять, как планируется их развитие. И следить за тем, чтобы на местах, планирующихся под застройку, не было свалок, захоронений отходов, особо ценных лесных пород. Это основная проблема, которую нужно решить. Однако в любом случае ситуация с присоединением к городу новых территорий для нас благоприятная.

— Тем временем общественные организации уже не раз высказывали опасения, что в результате освоения новых территорий природа может сильно пострадать. Какие меры может принять город, какие законы подготовить, чтобы этого не случилось?

— Должно быть понимание: если речь идет об ООПТ, то там не разрешено никакое капитальное строительство. По московскому закону на таких территориях можно возводить лишь некапитальные спортивные объекты, прокладывать велодорожки и лыжные трассы. Кроме того, надо понимать, что в Москве территории, занятые зелеными насаждениями, всегда несли эстетическую функцию. Москва создавалась в кольце лесов, и этот лесозащитный пояс мы стараемся всячески беречь, потому что он имеет очень серьезное значение для климата. Мы же дышим этим воздухом. И особенно явно это ощущалось, когда в Подмосковье горели леса — а в Москве стоял смог. Москва с ее плотностью населения и техногенной нагрузкой способна выжить только в окружении лесов. Однако когда в городе создавались ООПТ, на них изначально уже были сторонние пользователи: гаражи, санаторно-лесные школы... И когда мы будем решать судьбу присоединенных территорий, нужно понимать, какие леса нам нужны — естественные или окультуренные. Окультуривание, конечно, далеко не всегда необходимо. Иногда даже в наших дворах лучше оставить естественную траву, чем выложить газонные коврики.

Да, сейчас действительно многие опасаются, что на лесных угодьях присоединенных территорий развернут строительство. Однако я считаю, что нужно выделить участки, которые имеют наибольшую ценность. Ведь есть леса, которые уничтожены короедом, есть участки, побитые ледяным дождем. Но в любом случае все вопросы освоения новых территорий будут обсуждаться на общественных слушаниях. И мы обязательно выслушаем мнение местного населения — эта точка зрения будет непременно учтена. Ведь москвичи в большинстве своем привыкли в городе к окультуренным паркам, а жители присоединенных территорий — к диким лесам. Однако естественность вовсе не означает санитарную запущенность и непригодность для жизни. В этом вопросе нужен разумный компромисс.

— Экологи предлагают сразу перевести все лесные насаждения присоединенных территорий в ООПТ. Как вы к этому относитесь?

— Нет, это совершенно невозможно. Мы не можем перевести эти огромные массивы в зоны, где практически все под запретом. Область еще до присоединения приняла решения о создании в этих местах еще нескольких ООПТ, и мы доведем эту работу. Однако абсолютно все тысячи га этих зеленых насаждений перевести в ООПТ невозможно.

— Проблема бродячих собак для присоединенных территорий актуальна?

— Думаю, эта тема перед нами в очередной раз всплывет. Раньше бродячие собаки в пределах МКАД считались московскими, за пределами МКАД — областными. Сейчас эта граница стала больше условной. Своих, московских собак мы помещаем в приюты, именно поэтому в последнее время на улицах их стало меньше. Однако на присоединенных территориях приютов нет. Так что теперь экс-подмосковные собаки могут также претендовать на место в столичных приютах. Мы очень ждем принятия закона Госдумы, который введет ответственность для хозяев, которые выкидывают животных на улицу, — это очень важно.

— Еще сейчас заговорили о проблеме, связанной с Красной книгой. В Москве она одна, в области — совершенно другая. Для Москвы, допустим, какая-нибудь ромашка — редкий цветок, а на присоединенных территориях она растет как сорняк. Как придется поступить?

— Это тоже серьезная проблема, которую нам предстоит решить. Этим займется Департамент природопользования. В Москве совсем другая геодезическая основа и произрастают совсем другие растения. У Москвы вообще много особенностей. Например, на АЗС присоединенных территорий придется распространять столичные требования реализации моторного топлива не ниже класса 3; местный пассажирский транспорт предстоит перевести на газ или электричество; нужно ввести ограничения по движению автомобилей на ряде территорий; создать эффективную систему очистки поверхностных и сточных вод; провести инвентаризацию водных объектов... В общем, работы немало, однако столичные власти готовы с ней справиться.



Партнеры