Разбившийся в «Домодедово» самолет пугает пилотов и пассажиров

Аэропорт ничего не может с этим поделать

6 августа 2013 в 19:06, просмотров: 19932

Признайтесь, как бы вы себя чувствовали, если бы машины, разбившиеся в ДТП, так и оставались лежать на шоссе мертвым грузом? Представьте: едете вы по Ленинградке, а каждые сто метров на обочине — груда искореженного металла. Абсурд? Отнюдь нет. По крайней мере если речь идет о катастрофах небесных. Как стало известно «МК», «останки» самолета Ту-154М, потерпевшего крушение в декабре 2010 года в аэропорту «Домодедово», до сих пор лежат на месте аварии и продолжают встречать и провожать экипажи, идущие на посадку и взлет.

Разбившийся в «Домодедово» самолет пугает пилотов и пассажиров
фото: Кирилл Искольдский

Напомним, что авиапроисшествие, приведшее к крушению, произошло 4 декабря в 14.37 по московскому времени. Аварийный борт «Дагестанских авиалиний», летевший из столичного аэропорта «Внуково» в Махачкалу, из-за отказа двух двигателей из трех принял решение садиться в «Домодедово». Результат жесткой посадки — двое погибших (брат тогдашнего президента Дагестана Магомедсалама Магомедова и мать судьи Конституционного суда РФ Гадиса Гаджиева) и 172 спасенных пассажира и члена экипажа. Лайнер, столкнувшийся с холмом, разломился на три части и восстановлению не подлежит.

И хотя с момента ЧП минуло больше 2,5 года, куски самолета по-прежнему ржавеют на территории аэропорта с торца взлетно-посадочных полос. Эту странную «достопримечательность» хорошо знают местные жители, а также с любопытством лицезреют случайные путешественники — неподалеку проходит дорога на подмосковные Бронницы, и «части тела» Ту-154 прекрасно просматриваются поверх забора. Более того, лицезреть разбившийся самолет могут пилоты и пассажиры рейсов, идущих на посадку в «Домодедово». Впрочем, летчики — народ стойкий, да и вряд ли они смотрят вниз — скорее, на приборную доску. А вот пассажирам жутковатый пейзаж вряд ли добавляет оптимизма.

«Во время захода на посадку и во время взлета мы по сторонам не смотрим — внимание полностью сконцентрировано на приборах, — объясняет вице-президент профсоюза летного состава России Олег Приходько. — Я вот, если честно, не видел этот самолет, хотя только вчера мы приземлялись в «Домодедово». Тем не менее, по моему мнению, нужно убирать такие самолеты с территории аэропорта как можно быстрее, сразу как только отработала комиссия. Посадка и взлет — самые напряженные и ответственные моменты, а такая картина действует угнетающе на любого, кто ее видит».

Как выяснилось, сотрудникам аэропорта искореженное «железо» тоже режет глаз, если исходить из эстетической точки зрения, да вот только поделать они ничего с ним не могут.

«Воздушное судно находится на примыкающей к взлетно-посадочной полосе территории, вне зоны производственной деятельности аэропорта, и не влияет на безопасность выполнения взлетно-посадочных операций — опасности для взлетающих и приземляющихся воздушных судов объект не представляет. В эстетических целях самолет накрыт маскировочной сеткой, — сообщили «МК» в пресс-службе аэропорта «Домодедово». — Переместить или утилизировать воздушное судно аэропорт не вправе, так как не является собственником данного имущества. Вопросы об утилизации необходимо задавать владельцу воздушного судна — авиакомпании или новому собственнику, вступившему в права на имущество после процедуры банкротства авиакомпании. В любом случае действия по утилизации данного ВС согласно требованиям российского законодательства могут быть произведены только собственником и только после окончания действий следственного комитета и решения МАК (Межгосударственного авиационного комитета)».

Увы, рассчитывать на генеральную уборку со стороны «Дагестанских авиалиний» не приходится — в декабре 2011-го, через год после ЧП в «Домодедово», компания приказала долго жить. Ее сертификат эксплуатанта был аннулирован в связи с многочисленными нарушениями. Сегодня «Дагестанские авиалинии» болтаются между небом и землей. Полеты так и не возобновились, поскольку все суды подтвердили правоту решения о лишении компании сертификата эксплуатанта, как ни пыталась она доказать обратное. Но даже если бы и захотела, эта компания также не вправе очистить «Домодедово» от обломков лайнера, поскольку он был в свое время... арендован у другой компании — самарской «Римос Лимитед». Та же к своему имуществу никакого интереса не проявляет, всецело сосредоточившись на возмещении стоимости разбитого самолета посредством судебных исков. Сумма претензий первоначально составила больше 150 млн рублей. Спор компаний продолжается и по сию пору.

 

 



Партнеры