Соборная стройплощадка столицы

Депутат Государственной думы, советник мэра Москвы Владимир Ресин: «Иногда жители сами подсказывают властям, где лучше разместить храм»

23.12.2013 в 18:58, просмотров: 2663

Совсем недавно вышло в свет восьмое (!) издание книги Владимира Ресина «Москва в лесах» — автобиографическое произведение с конкретными фактами. В этой книге — весь опыт, накопленный автором за полвека работы в строительной отрасли. Сегодня Ресин — депутат Госдумы, председатель Комиссии по строительству зданий и сооружений, предназначенных для размещения Парламентского центра. Также он является советником мэра столицы.

«МК» поздравил Владимира Ресина с выходом книги и, пользуясь случаем, задал несколько актуальных вопросов.

Соборная стройплощадка столицы
фото: Наталия Губернаторова

— Владимир Иосифович, вы курируете программу строительства храмов. Что уже сделано, что еще требуется сделать?

— В этом году, осенью, исполнилось три года с того момента, как было подписано постановление правительства Москвы, запустившее эту программу. При строительстве любого здания так получается, что люди начинают чувствовать результат, только когда стены уже показываются из котлована. А между тем еще до начала стройки нужно сделать проект, подобрать участок, оформить документацию. Это огромная работа, но неспециалисту она незаметна. Вот про программу 200 храмов в целом сейчас можно сказать, что она вышла из котлована. Что сделано за три года? Проведена трудная работа по подбору участков — сейчас в работе их 201. Разработаны проекты храмов. Восемь храмов уже построены в прошлом году. Сейчас одновременно работы ведутся на 31-м объекте, из них 20 — в стадии завершения. Причем почти везде, где идет стройка (а в некоторых местах и там, где работы еще не начинались), установлены небольшие временные часовни и началась активная приходская жизнь, проводятся богослужения. Таких часовен на сегодняшний день открыто уже 49. В целом программа состоялась, запущена и уже развернулась довольно широко. А главное, я вижу, что она востребована среди москвичей.

— Будут ли возводиться храмы на территории реформируемых промышленных зон?

— Да, такие проекты есть. Вообще вся программа разбита на 4 очереди, и как раз последняя — 12 участков — это храмы на территории реформируемых промзон. Храм закладывается на стадии планировки всего района бывшей промышленной зоны, и люди, которые будут покупать там жилье или арендовать офисы, сразу будут видеть, что здесь будет храм. Так и должно быть при проектировании городских кварталов. Просто большинство современных жилых районов закладывались при советской власти, когда о месте для храма, конечно, никто и думал. Сегодня мы стараемся проектировать комплексно, когда изначально просчитывается и закладывается все: и жилье, и рабочие места, и транспортные артерии, и инженерная инфраструктура, и все необходимые социально-бытовые объекты — школы, детские сады, поликлиники, храмы. Именно по таким принципам надо проектировать и новые территории Москвы.

фото: Геннадий Черкасов

— На какие средства реализуется эта программа?

— Только на добровольные пожертвования. Ни копейки бюджетных денег на программу не выделяется. И это, кстати, создает строителям серьезные трудности. Ведь пожертвования — это не плановые поступления, они сегодня есть, а завтра нет. А стройка — процесс непрерывный. Даже если финансирование приостановилось и нужно на какое-то время заморозить стройку, этот процесс требует денег на консервацию и охрану объекта. Сами понимаете, останавливать работы на стройке крайне сложно и невыгодно. Здесь нас выручают строительные компании, которые нередко работают в долг или даже сами выступают в роли благотворителей.

— Вы много лет возглавляли строительный комплекс Москвы, и вам известно, что бесконфликтных строек не бывает. Как вы поступаете, если жители категорически против строительства храмов? Кстати, много ли таких несогласных?

— Вы правы, любое строительство затрагивает чьи-то интересы, тем более в таком плотно застроенном мегаполисе, как Москва. И о причинах, и о путях решениях подобных конфликтов я знаю, как говорится, на собственной шкуре. Главный принцип для властей в этом вопросе только один: мы со своим народом не воюем. Если жители против — строить не надо. Тем более когда речь идет о возведении храма — для жителей же строим, для прихожан. А если они против или хотят видеть храм в другом месте, идем навстречу.

Иногда жители сами подсказывают властям, где лучше разместить храм. Стараемся прислушиваться: люди свои районы знают. Если говорить в цифрах, то всего было 27 случаев, когда по просьбе жителей участки были сняты с программы. Я к отказам отношусь однозначно: это результат нашей недоработки — префектуры, Москомархитектуры, которые выбрали не лучший вариант участка. Но могу сказать, что всем участкам, снятым по просьбе жителей, подобраны альтернативные.

фото: Геннадий Черкасов

— Все ли храмы сооружаются по одинаковым проектам или есть различия? Какие архитекторы задействованы в программе?

— Когда начиналась программа, перед нами стояла непростая задача: найти такие проекты, по которым можно строить быстро, качественно и недорого. А кроме этих критериев важно, чтобы храм был по-настоящему красивым, чтобы он мог стать архитектурной доминантой района. Мы обратились к трем ведущим городским институтам — МНИИТЭПу, «Моспроекту-2» имени М.В.Посохина и «Моспроекту-3». И они блестяще справились с этой сложной задачей, разработав 8 проектов повторного применения. Сразу оговорюсь: что такое храм повторного применения? Это типовой конструктив. А внешнее оформление, детали, цветовые вариации, с подклетом, без подклета — тут уже все индивидуально и разнообразно. Индустриальные конструкции применяются для того, чтобы можно было строить быстрее и дешевле, так как основная задача — быстрее обеспечить людей храмами шаговой доступности и не тратить на излишества народные деньги. Сегодня все эти проекты переданы в дар РПЦ и, возможно, будут применяться и в других регионах России.

Кроме того, есть в программе и совершенно уникальные проекты. Например, на проезде Шокальского возводится необычный трехкупольный храм в честь Серафима Саровского в Раеве, в Некрасовке — храм иконы Божией Матери «Воспитание» в византийском стиле, на Саранской улице, в честь Сретения Господня — в классическом. На Мичуринском проспекте сейчас заканчивается возведение храма Иверской иконы Божией Матери старинного архитектурного типа «иже под колоколы», когда храм располагается под шатром колокольни. Такого типа храмов вообще нигде нет, кроме России.

— В июле 2015 года исполняется 1000 лет со дня преставления св. равноапостольного князя Владимира — крестителя Руси. Принимаете ли вы участие в подготовке к этой дате? Что запланировано сделать?

— Эта дата будет отмечаться очень серьезно по всей стране, на межгосударственном уровне. Распоряжением президента летом создана специальная рабочая группа для подготовки и координации памятных мероприятий. Возглавляет ее Александр Беглов — полномочный представитель президента РФ в Центральном федеральном округе, а я курирую один из проектов — воссоздание Московского епархиального дома с храмом св. князя Владимира в Лиховом переулке. Это очень интересное здание с трагической судьбой. Его построили в 1902 году, но в советские годы и перестраивали, и использовали не по назначению. Только в 2004 году историческая справедливость начала восстанавливаться, и здание передали церкви — Православному Свято-Тихоновскому гуманитарному университету.

В сентябре на этом объекте были развернуты восстановительные работы. От здания остались одни стены, да и те требуют кропотливой реставрации. Полностью утрачена колокольня — ее будем возводить заново. К маю 2015 года планируем полностью завершить реконструкцию, причем уже с убранством и наладкой всех инженерных систем.

— Я слышала, что в храме Покрова Пресвятой Богородицы в Ясеневе создается необычный архитектурно-художественный проект — «Икона Святой Земли». Могли бы вы поделиться подробностями?

— Это уникальный храм, яркий пример того, какую красоту могут создать люди на чистом энтузиазме. Настоятель храма отец Мелхиседек — человек деятельный и душой болеющий за свое дело. Он сумел собрать дружный и активный приход. Именно в этом храме впервые в Москве была заложена традиция «именного» кирпича, когда имена жертвователей пишутся на кирпичах, которые укладываются в стены храма. Сегодня именные кирпичи как символ добровольных пожертвований используются практически на каждой стройке по программе-200. А храм Покрова был заложен еще в 2009 году. За четыре года на улице Айвазовского вырос величественный собор, рассчитанный на 1000 прихожан. «Икона Святой Земли» — это архитектурно-художественный проект в нижней части храма, где собраны точные копии пяти величайших христианских святынь, находящихся в Иерусалиме: Гроба Господня, Камня Помазания, Гробницы Божией Матери, Голгофы, Вифлеемской Звезды. Теперь те, у кого нет возможности побывать на Святой Земле и все увидеть, смогут это сделать в Москве. Храм интересен и своей мозаикой — ее площадь аж 2500 кв. м. Поучаствовать в создании мозаики сейчас может каждый желающий — не только пожертвовав средства, но и в прямом смысле выполнив работы своими руками.

— Будут ли возводиться в Москве культовые сооружения других конфессий и где?

— Мое мнение — возводить храмы нужно, но только в том случае, если в этом есть реальная потребность жителей. Для этого проводятся публичные слушания, где жители могут высказать свое мнение. Кроме того, необходимо учитывать реальную потребность жителей города в храмах той или иной конфессии. Большинство жителей Москвы — православные, поэтому неудивительно, что православных храмов строится больше, чем других.

— И последний вопрос — на жилищную тему. 12 декабря Президент РФ Владимир Путин в своем ежегодном Послании Федеральному собранию анонсировал программу «Жилье для российской семьи» и заявил о необходимости к 2016 году строить по 75 млн. кв. м ежегодно. Как Москва планирует выполнять поручение президента? Вы как советник мэра будете участвовать в решении этого вопроса?

— Как советник мэра я буду выполнять любое поручение, которое даст мне мэр. А вообще решением жилищного вопроса в Москве, как вы знаете, я занимаюсь уже четверть века. Только если раньше занимался как практик, руководя стройкомплексом, то сегодня — как законодатель, в Госдуме. И должен вам сказать, что практическое знание всех болевых точек отрасли очень помогает в законодательной деятельности. Как советник мэра и как депутат, избранный от Москвы, я просто не могу оставаться в стороне от такого глобального вопроса, как жилищное строительство. И должен вам сказать, что сегодня у столицы есть огромный потенциал развития. Я имею в виду присоединенные территории. В ближайшие десятилетия в Новой Москве будут развернуты масштабные работы по строительству инфраструктуры, деловых центров, жилых районов. Инвестиционный потенциал только жилищного строительства на новых территориях оценивается в 100 млн кв. м жилья, причем это будет не точечное строительство, а комплексная застройка больших территорий.

Основная задача в Новой Москве — осуществить грамотное планирование, чтобы не повторять ошибок «старой» Москвы. В первую очередь необходимо обеспечить транспортный каркас новых территорий и создание инженерной инфраструктуры. Именно для этого в апреле 2013 года был принят закон № 43-ФЗ — об особенностях регулирования отдельных правоотношений в связи с присоединением к Москве новых территорий, в разработке которого я принимал непосредственное участие.

Считаю, что большое будущее — за государственно-частным партнерством. При грамотном регулировании этой сферы можно достичь неплохих результатов, главное — найти взаимовыгодные механизмы, при которых строительство «интересно» и государству, и инвестору. У Москвы в этой области богатый опыт. Когда в начале 1990-х в столичном бюджете закончились средства на строительство социального жилья, столичное правительство было вынуждено искать новые схемы, которые бы позволили продолжить городские жилищные программы. Это было ново, рискованно, но — получилось. Москва осталась единственным городом в России, где никогда не прекращалось строительство жилья для очередников, а с 1995-го началась программа сноса пятиэтажного фонда. Городу удалось разработать знаменитую схему «волнового» переселения, что позволило не только обновить жилой фонд и избавиться от аварийных зданий, но и преобразовать целые кварталы, создать параллельно необходимую социальную инфраструктуру, обновить инженерию. Столичный опыт показывает, что даже в самых трудных условиях (а московский стройкомплекс пережил и перестройку, и все дефолты и кризисы) возможно найти эффективные механизмы для роста строительной отрасли и обеспечения граждан современным комфортным жильем. Так что я совершенно уверен, что в заявленную президентом планку строительства в России ежегодно 75 млн кв. м Москва внесет достойный вклад.