Изменения в системе медпомощи в подземке не лучшим образом сказываются на здоровье машинистов

Чем болеет московское метро?

10 августа 2014 в 19:16, просмотров: 4565

Самая масштабная техногенная катастрофа в истории столичной подземки произошла около месяца назад. Однако ее отголоски слышны до сих пор. После случившегося к «МК» обратились сотрудники медицинской службы, которая была создана при метрополитене в январе 2014 года. По мнению медиков, упрощения в сфере оказания медицинской помощи в метро не только ухудшили условия труда самих врачей, но и сказываются на состоянии здоровья машинистов.

Изменения в системе медпомощи в подземке не лучшим образом сказываются на здоровье машинистов
фото: Сергей Иванов

Более 50 лет машинисты и служащие Московского метрополитена получали медицинскую помощь в городской поликлинике №6 на улице Вучетича. Здесь они проходили ежегодную медицинскую комиссию, обследования до и после рейсов, а также лечение, в том числе — от профильных заболеваний. Однако с 2014 года ситуация изменилась.

«Все началось в ноябре–декабре 2013-го, — рассказывает фельдшер вновь созданной медицинской службы метрополитена. — Нас предупредили о том, что метрополитен открывает медицинскую службу, куда мы будем переведены».

Под сокращение попали более 200 медицинских работников поликлиники.

«Метрополитен принял нас в свои объятия очень хитро. Не сразу предоставил договор, на какие условия они берут нас, было непонятно, — продолжает медик. — Сначала говорили, что все привилегии, которые были в поликлинике, остаются. Говорили: «Вы пойдете переводом». Говорили, что при этом сохранится та же зарплата. Раньше поликлиника платила 15% за вредность, а также был дополнительный отпуск медработников — 14 дней».

По словам сотрудников медицинской службы, если, работая в поликлинике №6 на полторы ставки, фельдшер высшей категории получил около 60 тысяч рублей, сейчас с подработками он получает в два раза меньше. «Многие люди не могут уйти, потому что набрали кредиты под свою старую зарплату, — отмечают они. — 70% медиков работают на двух-трех работах. Людей не хватает». Напряженная ситуация с кадрами заставляет принимать в службу даже тех, чей уровень профессионализма вызывает сомнения. «Была ситуация, когда приняли сотрудника без трудовой книжки, поэтому, когда он запил, его не могли уволить».

Условия труда и нагрузка медработников подземки с переводом только возросла. За смену один медик осматривает 110–150 машинистов. Кроме того, по рассказам медработников, их обязали проводить медицинские осмотры и водителей МВД на метро. Сейчас врачи медицинской службы пытаются отстоять свои трудовые интересы.

«Работникам следовало увольняться в связи с сокращением штата, а не переводом, и отказаться подписывать документы с такой формулировкой, — прокомментировал ситуацию «МК» юрист Евгений Антонов. — Нередко недобросовестные работодатели во избежание выплат работникам компенсаций, предусмотренных при увольнении, незаконно подменяют одно основание для увольнения другим. При увольнении работника по собственному желанию никакие гарантии и компенсации Трудовым кодексом России не предусмотрены, а при увольнении в связи с сокращением штата увольняемому выплачивается выходное пособие в размере среднего месячного заработка, кроме того, за ним сохраняется средний месячный заработок на период трудоустройства, но не свыше двух месяцев со дня увольнения (с зачетом выходного пособия). Перевод же осуществляется путем увольнения работника от одного работодателя и приема его к другому. При этом работники теряют права на зачет стажа для отпуска у предыдущего работодателя».

По словам специалиста, в случае, если условия труда медицинских работников не изменились, они вправе требовать от нового работодателя компенсации за вредность в судебном порядке.

Однако нюансы, связанные с Трудовым кодексом, не единственная причина для беспокойства сотрудников метро. Упрощения в системе медицинского обслуживания в ГУП «Московский метрополитен» сказались на качестве медицинской помощи, которую получают его работники, в том числе машинисты. Среди профессиональных заболеваний машинистов медики называют язвенную болезнь, гипертонию, проблемы со слухом, а кроме того — ежедневный стресс. И если в поликлинике за 50 лет работы с метро врачи знали все тонкости в лечении своих пациентов, то сейчас, по словам медиков, новая система не обеспечивает работников метрополитена должным вниманием со стороны врачей. «Раньше действовала безоговорочно практика — если под поезд падает пассажир, то машинист отстраняется от рейса после стрессовой ситуации, — говорит фельдшер. — В поликлинике терапевт выдавал направление на ЭКГ, выписывал больничный. Сейчас этого нет. Я знаю всех 220 своих машинистов поименно и пофамильно, знаю все их болячки. Раньше, когда каждое депо курировал отдельный терапевт, я могла позвонить ему, сказать, что вызывает опасения во внешнем виде машиниста. Машиниста отстраняли, человек лечился».

Дело в том, что с 2014 года услуги по прохождению ежегодной медицинской комиссии были выставлены на тендер. Выиграла его не городская поликлиника №6, а негосударственный медицинский центр. В итоге медицинское обслуживание сотрудников метро сведено до минимума. Теперь если у машиниста обнаруживается какая-то проблема со здоровьем, его отправляют в поликлинику по месту жительства. «Когда обнаруживались проблемы со слухом, зрением, отклонялись от нормы показатели крови и гемоглобина, в государственной поликлинике к этому относились очень строго, сразу открывали больничный лист, — рассказывает сотрудник службы связи метрополитена Татьяна Силицкая. — Когда ты проходил там медкомиссию, они смотрели всю историю болезни и лечения. Сейчас подход к здоровью сотрудников совершенно иной».

«Сейчас, даже отстранив машиниста, я знаю, что вскоре он вернется со справкой и приступит к работе, — отмечает сотрудница медицинской службы. — В этом году был случай, когда машинист депо прошел послерейсовый осмотр, пришел домой, и наутро его нашел отец. Тромб. Парню был 31 год. При более внимательном отношении могли бы выявить, что у него повышенный холестерин, отправить на больничный, провести профилактику, как это всегда делали раньше».

Отдельные опасения у медработников столичной подземки вызывает отсутствие лекарств. «В последний раз лекарства поступали в октябре 2013 года, то есть еще в поликлинике №6, — говорят они. — Если ко мне обращаются сотрудники или пассажиры, мне нечем обработать ни руки себе, ни кожный покров пациенту, нет перчаток, ничего нет. Случится что-то экстренное, а у меня осталось два бинта с октября 2013 года. Ничего не поступало».

Кроме того, по словам врачей, не все из 49 здравпунктов в метро имеют приложения к лицензии, а без приложений оказывать доврачебную медицинскую помощь нельзя. «Когда мы обращаемся к начальнику медицинской службы с вопросами, он не идет на контакт, — говорит фельдшер медслужбы. — Мы ориентированы на помощь пассажирам и работникам, но если нет приложений к лицензии, это получается незаконно. При этом есть федеральный закон, который предполагает наказание за неоказание помощи больному. Получается, вопрос в том, где срок больше — за оказание помощи без лицензии или за неоказание доврачебной помощи. Мы пытаемся доказать, что мы нужны, что мы нужны работникам, нужны пассажирам».

Сейчас сотрудники метрополитена совместно с независимым профсоюзом отправили обращения в трудовую инспекцию, а также письмо новому начальнику метрополитена Дмитрию Пегову с просьбой о встрече. Напомним, после своего назначения на должность Пегов пообещал вернуть метро статус самого надежного вида транспорта и высказал намерение справиться с этой непростой задачей в открытом диалоге с коллективом метро. Ответ от нового начальства пока не поступил.



Партнеры