Зоологический феномен: тигра в зоопарке учат смелости

Зоологам пришлось сильно постараться, чтобы полосатый хищник перестал вести себя как робкая мышь

4 апреля 2017 в 18:10, просмотров: 4124

Помните, в книге «Волшебник Изумрудного города» был персонаж — трусливый лев? Робкий царь зверей мечтал о том, чтобы волшебник Гудвин подарил ему немного смелости. Похожий сюжет разворачивается прямо сейчас в Московском зоопарке. Главный герой — амурский тигр Умар, настолько стеснительный, что даже шорох бумажного пакета заставляет его прятаться в угол. А волшебники в нашей сказке — это сотрудники научного отдела и зоологи с Острова зверей.

Для боязливого питомца специалисты разработали целую программу, своеобразный тренинг личностного роста, который направлен на то, чтобы тигр поверил в свои силы и перестал всего бояться. И он достиг успехов!

Зоологический феномен: тигра в зоопарке учат смелости
Фото предоставлено пресс-службой зоопарка

«Чтобы Умар привык к сотрудникам, мы пели ему песни»

До лета 2016 года амурский тигр Умар жил в зоопитомнике практически в идеальных условиях. Его дни проходили в окружении братьев и сестер, несколько раз в день в поле зрения оказывались сотрудники, обслуживающие хищников: они приносили еду и убирали просторный вольер. А в главном зоосаде страны в это время «на хозяйстве» осталась лишь одна пожилая тигрица Принцесса. В силу преклонного возраста она предпочитала подолгу лежать на одном месте. Это вызывало тревогу у посетителей, они тормошили сотрудников вопросами: живой ли тигр? Зоологи терпеливо объясняли, что отсутствие активности свойственно пожилым животным, как, впрочем, и людям. Тем не менее для экспозиции стали искать второго тигра, молодого и активного. Выбор пал на Умара.

— Когда Умар к нам приехал, он был чрезвычайно напуган, — рассказывает ведущий зоолог Светлана Святская. — При виде человека он метался в сторону, кидался на стены, рычал и шипел.

В принципе, это нормально для зверя, который только что пережил переезд. Животным необходимо время, чтобы привыкнуть к новой обстановке, но Умар долго не мог прийти в себя. Ведь если раньше он жил на закрытой от публики территории и общался только с себе подобными, то теперь оказался в совершенно ином пространстве. Вокруг него постоянно были люди, с которыми нужно было взаимодействовать.

Первые две недели сотрудники старались общаться с новеньким спокойно и размеренно, чтобы он поменьше нервничал. Причем ни в коем случае нельзя было полностью изолировать хищника от посторонних звуков: звенящая тишина может напугать его еще больше, он же слышит запахи, по которым определяет присутствие человека.

— Главное было не напугать его неожиданным поведением, — объясняет Светлана. — Поэтому мы всегда озвучивали свое появление. Что-то говорили спокойным голосом, насвистывали, даже песни пели. Например, «лев, лев, левушка, желтая головушка, успокойся, меня не бойся». А почему нет? Он же не знает, что он не лев.

Кстати, соседи по вольерам — семейство львов — тоже очень помогли. Их дом как раз напротив тигриного. Умар фыркал в их сторону, бегал за ними. Первое время львы тоже любопытствовали и наблюдали за новичком, но довольно быстро к нему привыкли. Зато стоило зоологам угостить Умара чем-то вкусным или дать ему игрушку, львы тут же оживлялись и демонстративно рычали, требуя и себе точно такое же.

Также тигра подбадривало присутствие Принцессы. Но о том, чтобы поселить их вместе, речи не шло. Дама, привыкшая к независимому образу жизни, стала бы на него злиться, и рано или поздно это вылилось бы в ответную агрессию.

Примерно месяц Умар привыкал к новому пространству, к сотрудникам, к тому, что получает пищу в определенном месте. Через какое-то время тигр даже начал выходить на улицу. Но в целом его поведение вызывало беспокойство: он вел себя очень робко, на улице жался к стене, ложился спать в коридоре внутри скалы. Складывалось впечатление, что зоологи имеют дело не с тигром, а с маленькой робкой мышью, которая боится любого шороха. И попытки разнообразить его жизнь с помощью необычно поданного завтрака лишь подкрепили уверенность, что тигр нуждается в серьезной работе для поднятия самооценки.

«Боялся разорвать пакет, чтобы достать оттуда мясо»

Когда Умар немного привык к новому вольеру, зоологи стали думать о том, как разнообразить его жизнь. Этот процесс называется «обогащение среды обитания» и делается для всех животных. У обитателей музея живой природы вселенная замыкается на территории вольера. Чтобы звери смогли проявить интеллектуальные способности, зоологи придумали подавать им пищу необычными способами. Не просто положить в миску со словами «Завтрак подан!», а куда-то спрятать, во что-то завернуть, на что-то подвесить. Животные пытаются добыть еду и тем самым проявляют свои способности. Кстати, не всегда питомцы сразу понимают, что к чему. Был случай, когда львице, приехавшей в Москву из Лондонского зоопарка, мясо спрятали в мешок. Для льва этот мешок на один укус, ведь на воле он запросто рвет шкуру жирафа. Но львица это не сделала. Она лежала рядом, пускала слюни и зарабатывала себе гастрит. Это говорит о том, что она просто не знала, что с этим делать.

У Умара сложилась другая ситуация. Когда киперы прятали мясо в картонную коробку, они ожидали, что он, как любой нормальный хищник, разорвет упаковку и достанет мясо. Но тигр боязливо подходил к незнакомому предмету, тыкался в него носом и в ужасе убегал. Бочку, в которую по такой же схеме положили пищу, он и вовсе обошел стороной и даже не попытался достать себе обед. Однажды ему подвесили мешок с едой, думая, что ему будет легче просто порвать веревку, но Умар и тут не решился на схватку с воображаемым соперником.

При этом тигр понимал, что внутри — пища, она вызывала у него интерес. Но максимум, на что он решался, осторожно потрогать лапой или лизнуть упаковку. Он привык, что обычно еда просто лежит на полу, «убитая» кем-то до него. А когда мешок вдруг начинает болтаться, тигр видит, что его действию оказывается сопротивление, и сразу сдается. Предпочитает оставаться голодным, лишь бы не вступать в контакт с незнакомыми предметами. Такое поведение говорит о серьезных проблемах, которые нельзя оставить без вмешательства. Умару в срочном порядке требовалась прививка смелости. Но так как подобную вакцину еще не изобрели, то решено было действовать традиционными способами, для чего подключили сотрудников научного отдела. Ученые разработали реабилитационную программу. Ее смысл сводится к тому, что зверь должен постепенно научиться справляться с разными препятствиями и поверить в свои силы.

— Тигр, рожденный в неволе, и тигр, рожденный в природе, — это два абсолютно разных животных, — говорит зоолог. — Ни одно животное не будет охотиться просто по зову инстинктов. В природе добывать пищу их учит мать: она показывает, как это делается, и заставляет делать то же самое. Чтобы малыш начал охотиться, он должен разорвать шкурку и почувствовать первую кровь, как это ни банально звучит. Иногда мать убивает животное, но не вскрывает его, предлагая это сделать детям. Потом мать перестает приносить им корм, они некоторое время голодают и в итоге решаются добыть пищу самостоятельно. Мы стали действовать по такому же принципу. Сначала Умар видел, что мы еду добыли, разделали и принесли ему со словами: «На, ешь». В следующий раз мы тоже предлагаем добычу, но уже целую. На сей раз он должен сам ее «убить» — то есть достать.

Начинали с самого легкого. Брали бумажный пакет, разрывали его и клали туда мясо. Тигру достаточно было подойти и просто извлечь провизию. Но при этом пакет шуршит, то есть уже происходит что-то необычное. С пакетом Умар справился на «отлично».

Следующий уровень — тот же пакет киперы подвешивали на тонкую веревку, которая рвалась, как только Умар просто проходил мимо, задев ее корпусом. Это привлекало его внимание, он начал понимать, что от его действий что-то зависит. И это придавало ему уверенности: он совершил небольшое движение, а «жертва» уже поддалась, и он может поужинать.

Зоологам пришлось выступить в роли психологов: на каждом сеансе они в буквальном смысле внушали своему робкому пациенту, что он может справиться с поставленной задачей, что у него есть огромные физические и умственные возможности для этого. При этом нужно было следить за тем, чтобы задачи усложнялись не слишком быстро. Стоило не угадать с уровнем сложности и положить в вольер полностью закрытую бочку с угощением внутри, как тигр резко бросал все попытки освоения нового предмета. После этого он мог долго быть не в духе, вообще перестать интересоваться окружающим миром. Приходилось делать шаг назад.

Занятия начались осенью и продолжались зимой. С каждой неделей Умар делал все большие успехи. Зоологи в свою очередь усложняли упражнения. К концу зимы тигр уже справлялся с конструкцией из нескольких мешков, с бочкой, которую нужно было извлечь из другой бочки, а до этого оторвать от веревки.

— Самое главное — мы придали ему уверенность в себе, помогли убедиться в том, что он может что-то сделать сам, а не просто съесть то, что ему положили, — говорит Светлана Святская. — Занятия продолжаются, и поведение нашего Умара очень изменилось — в лучшую сторону.

Зоологи говорят, что если сейчас запустить к тигру козла, он все еще не будет готов сразу им полакомиться. Но благодаря проделанной работе он этого козла не испугается, и ему понадобится немного времени, чтобы расправиться с ним.

Кстати, в идеале хищники должны есть именно живую пищу: шкуру, кишки и прочие внутренности, это нормально. И многие зоологи были бы не против воплотить в жизнь такой способ кормления: «Делали бы это с удовольствием, каждый день поставляли бы «на дружбу» козлов Тимуров». Для животного в зоопарке такой опыт очень ценен. Но применить это на практике никто не решается из гуманного отношения к посетителям. Причем в некоторых европейских зоопарках кормление живыми животными практикуется и объясняется в первую очередь просвещением и воспитанием посетителей. Дети видят, как процесс кормления происходит в природе. Но у москвичей, скорее всего, от увиденного случится истерика. В случае с нашим зоопарком проблема еще и в его месторасположении: вокруг полно жилых домов, и их жителям пришлось бы регулярно быть невольными свидетелями прощальных воплей жертв хищников.

***

Еще прошлым летом велись переговоры о переезде Умара на ПМЖ в США. Там, в зоопарке Денвера, его ждала невеста. Но американцы затянули с оформлением документов, поэтому тигр по-прежнему живет в Москве, ожидая своей участи. Проделанная работа по исправлению характера, можно сказать, авансом помогла самцу выстроить правильные отношения с будущей супругой. В том состоянии, в котором он находился до занятий, ухаживать за самкой он бы не смог. Другое дело, что в сезон размножения тигрицы становятся очень похотливыми, поэтому странности партнера не отпугнули бы даму, она просто взяла бы инициативу в свои руки. Хотя она, конечно, удивилась бы, но так как выбирать не из кого, то выход был бы один — смириться.

Интересно, что, несмотря на сравнение с пугливой мышью, сам Умар себя таковым не считал. По наблюдениям зоологов, он скорее недоумевал, зачем людям все эти телодвижения и игры в прятки с едой. Он твердо знал, что всем будет проще, если кусок мяса просто положить в вольер. Но зоологам необходимо, чтобы питомец проявил свои лучшие качества хищника, развивался умственно и физически. Решая такие несложные задачи, зверь занимает свой мозг, к тому же ему самому становится интересно. Даже 5–10 минут занятий в день будет достаточно для того, чтобы следующие два-три часа он провел в умиротворенном настроении. Так же происходит и в природе: хищник поел, а затем лежит и вылизывается.

Впереди у Умара — пора расцвета. Сейчас ему почти три года, он считается молодым и перспективным самцом. К шести годам он заматереет и превратится в мужчину в самом расцвете сил. Зоологи надеются, что к этому времени он уже обзаведется потомством и вся его юношеская нерешительность и тревоги останутся далеко позади.

00:14



Партнеры