Щипок, зацепа и мыт: как досматривали на столичной таможне XIX века

В единственном здании заставы, оставшемся с тех времен, теперь дворницкая

12 октября 2017 в 18:26, просмотров: 3263

От здания редакции «Московского комсомольца» до ближайших кафе и закусочных мы пробегаем почти каждый день, однако по сторонам смотреть некогда — все в хлопотах... Небольшое здание светло-голубого цвета, спрятанное за деревьями в парке Декабрьского восстания, остается незамеченным — стоит домик и стоит.

Щипок, зацепа и мыт: как досматривали на столичной таможне XIX века
Картина Василия Перова «Последний кабак у заставы».

Иногда его открывают: там дворники хранят чистящие средства и метлы.

— Что это? Не знаем, нам просто ключи дали, сказали, что мы можем тут переодеваться, — объяснили двое рабочих в форменных оранжевых жилетах, открыв деревянную дверь с облупившейся краской.

Внутри — две темные комнатки, каждая едва ли не по пять метров, темные грязные окошки, причем некоторые побитые. Ничего примечательного. Ну разве что кроме факта, что эта дворницкая подсобка уникальна — это сохранившаяся кордегардия Пресненской заставы.

«На Камер-Коллежском валу было 18 застав, каждая из которых имела по два небольших строения, где помещалась стража, — кордегардии. Все они были разрушены, а сохранилась лишь одна — в парке Декабрьского восстания», — сказано в исторической справке на портале «Узнай Москву».

фото: Наталия Губернаторова

Через заставу

Три столетия назад, для того чтобы торговать в Москве, нужно было уплатить таможенную пошлину и проехать через заставу — границу Москвы. В середине XVIII века, в 1730–1740‑х годах, этой границей стал Камер-Коллежский вал — особая насыпь, строительство которой инициировали московские купцы. Тем самым они хотели обезопасить себя от конкурентов. О его расположении напоминают сегодня столичные топонимы: где «вал» — Пресненский, Грузинский, Серпуховский или Рогожский, — там и была насыпь.

Хотя само название «вал» заставляет думать о военном укреплении, на самом деле он не оборонительный, а исключительно таможенный. Там и были построены специальные заставы, сохранившиеся на фотографиях XIX столетия. Всего их было 18, и каждая носила название в честь дороги, на которой она стояла. Заставы ликвидировали в 1852 году.

В границах вала была поставлена Триумфальная арка в честь победы над Наполеоном (напомним, что сначала арка стояла на площади Тверской заставы у Белорусского вокзала, и только в 1960‑х годах «переехала» на Кутузовский проспект).

— Хотя сама по себе арка не была таможенной, возле нее, как возле любого въезда в город, были два павильона, где проверяли товары. Есть гравюра «Выезд Наполеона из Москвы», где как раз видны два обелиска — это было стандартное оформление любой заставы: два обелиска и между ними постройка с арками. Во многих местах они сохранились до середины XX века, — рассказывает москвовед Александр Фролов. — Но функционировать они перестали, когда перестали существовать таможенные границы внутри государства.

Произошло это в 1754 году, хотя выборочная проверка документов осуществлялась там и после этого. С одной стороны, существование застав поддерживало местных купцов, ограждая их от конкурентов. С другой стороны, мешало развитию экономики. Однако сам по себе Камер-Коллежский вал бессмысленным не был — в начале XIX века он превратился в административную границу города.

Сейчас о существовании этих точек напоминают сами названия площадей — Серпуховская Застава, Тверская Застава и другие. Причем появились они отнюдь не случайно — как пишет историк Муравьев, план восстановления Москвы после пожара 1812 года предполагал на всех заставах Камер-Коллежского вала устройство «правильных» площадей, что и было осуществлено. Отчасти этот принцип повторяется сейчас, два столетия спустя, когда городское благоустройство предписывает превратить все еще далекие от центра города территории в удобное пешеходное общественное пространство.

фото: Наталия Губернаторова
Последнее сохранившееся здание таможенной заставы XIX века.

От Щипка до Зацепы

Само понятие заставы появилось раньше, чем был насыпан Камер-Коллежский вал. Наличие таможенных границ внутри государства пагубно влияет на экономику, однако в дореволюционной Москве вряд ли об этом задумывались всерьез: практически все границы города были в первую очередь границами таможенными. Торговцам там приходилось тормозить и демонстрировать, что именно они везут. Оттуда название — таможня звалась заставой, и упоминания о первых относятся еще к XVII веку: тогда они располагались на нынешнем Садовом кольце, старой границе Земляного города.

— В первую очередь это были алкогольные заставы. Купцов проверяли на предмет незаконного ввоза спиртных напитков. Есть легенда, что именно от этого пошло название одной из улиц между станциями метро «Серпуховская» и «Павелецкая». Там находится улица Зацепа — якобы там стояла очередь на заставу вдоль цепи, отсюда название, — объясняет москвовед Александр Фролов.

Другая версия гласит, что зацеп — это длинный инструмент, которым ворошили сено, проверяя, не спрятано ли в глубине бутылок. Так же, кстати, объясняется название улицы Щипок — на ней проезжающие возы щипали, «щупали», выискивая контрабанду. Другой версии происхождения названия до сих пор нет.

Впрочем, не все готовы были подвергаться досмотру.

Перед воротами образовывались рынки: продавцам хотелось избавиться от товара до пересечения таможенной границы, оставив неприятное право уплатить пошлину покупателям. Кстати, один из таких рынков — Зацепский, уцелел аж до 1970‑х годов — прямой наследник рынка, располагавшегося у границ Земляного города. То же самое происходило с питейными заведениями.

— Вообще застава — это очень важный элемент мироощущения в XVIII веке, совсем не то, что испытываем мы, пересекая границу Москвы и Подмосковья. Застава — это строгий досмотр, особенно крестьян, которые старались среди яблок и пшеницы провезти спиртное, — говорит москвовед Павел Гнилорыбов. — В губернии алкоголь стоил дешевле, поэтому к любым заставам лепились кабаки, потому что административно это уже Московская губерния.

Известная картина Василия Перова «Последний кабак у заставы» позволяет понять, что это было на самом деле — попытка как можно скорее допить то, что можно допить.

Например, Мытная улица — еще одно говорящее название — получила название в честь Мытного двора. Словом «мыт» обозначался таможенный взнос, который уплачивали за привезенный в столицу товар (чаще за скот). Улица тянется от Калужской заставы (Земляной город) до Серпуховской заставы на Камер-Коллежском валу, то есть соединяет как будто две таможенные эпохи, сильно отличающиеся друг от друга хотя бы внешне.

А домик в парке Декабрьского восстания так и стоит... Редакция «МК» направила запрос в столичный Департамент культурного наследия с просьбой уточнить, не обсуждался ли вопрос присвоения ему особого статуса, но ответа мы так и не получили. Не смогли нам ничего объяснить и в управе Пресненского района. А ведь двухкомнатное помещение, тем более в парке, можно было бы использовать куда как интереснее — например, открыть небольшое кафе, как предлагают местные жители. И организовать небольшой музей московской таможни — об этом уже говорят краеведы. Однако все это пока лишь разговоры...

Лучшее в "МК" - в короткой вечерней рассылке: подпишитесь на наш канал в Telegram



Партнеры