Главный «передвижник» столицы сохранил для нас внешний вид 1000-рублевой купюры

Если «крыша поехала», значит это инженерный проект реализуется

25 октября 2013 в 19:23, просмотров: 3479

Такое привычное слово – недвижимость. Дома, квартиры, комнаты... Но на самом деле никакая это не недвижимость. Здания-то могут запросто передвигаться в пространстве! Жителям столицы в середине прошлого века такие факты были хорошо знакомы. Ведь тогда случаи «миграции» многоэтажных махин по улицам-кварталам были в порядке вещей. А «виновником» подобного феномена стал выдающийся инженер-строитель Эммануил Гендель, 110-летний юбилей которого отмечается в эти дни.

Главный «передвижник» столицы сохранил для нас внешний вид 1000-рублевой купюры
фото: ru.wikipedia.org
Саввинское подворье

В середине 1930-х, когда столицу охватила «эпидемия» сталинской реконструкции, одним из популярных способов «оптимизации» городской застройки стала передвижка домов. В общей сложности до начала войны переместили около 50 зданий (в том числе 22 большие каменные многоэтажки), которые оказались помехой при расширении основных магистралей города. В 1936 году был даже организован специальный Трест по передвижке и разборке зданий, работой которого руководил главный инженер Э. Гендель.

Начало этой «подвижнической» эпопее было положено в 1935-м, когда по проекту Генделя небольшое здание районной фидерной подстанции на углу Б. Садовой и 1-го Брестского тупика переместили почти на 13 метров, – чтобы не мешало строительным работам по прокладке новой линии метро. Дальше дело пошло еще «веселее», да и габариты передвигаемых зданий были порой во много раз больше.

Наиболее активно меняли свою дислокацию дома в районе тогдашней улицы Горького, где ширина проезжей части по замыслам градостроителей должна была увеличиться в два с лишним раза. Конечно многие здания при такой реконструкции попросту уничтожались, но сносить наиболее ценные архитектурные творения все-таки не стали и вместо этого отодвинули их подальше от намеченной в проекте «красной линии» застройки. Например, чудо-терем бывшего Саввинского подворья, перекочевал на задворки вновь построенной жилой многоэтажки (дом №6).Следует учесть, что операция эта была по-настоящему уникальна. «Саввинский теремок» стал мировым рекордсменом: тогда это было самое тяжелое (23000 тонн!) здание, которое удалось перевезти с места на место без разборки. А особняк нынешней мэрии – в ту пору еще трехэтажный – «откатили» почти на 14 метров вглубь двора. Самым сложным было передвинуть старинный дом, построенный по проекту знаменитого зодчего Матвея Казакова, без повреждения конструкций просторного двусветного зала, не имевшего промежуточных опор (а ведь при малейшей незапланированной «встряске» колонны этого зала могли обрушиться, и уникальное сооружение сложилось бы!)

Кроме этих двух построек при расширении Тверской были перемещены еще 7 крупных сооружений, – в том числе здание глазной больницы на углу Тверской и Мамоновского переулка, которое не только увезли по склону вглубь территории почти на 100 м, но повернули при этом на 90 градусов и аккуратно водрузили на заранее построенный дополнительный нижний этаж.

«Захотим – и дом подвинем, если нам мешает дом!» – это строчки из стихотворения известной детской писательницы Агнии Барто «Дом переехал», написанного ею в 1938-м. Поводом стало событие, случившееся прямо на глазах у автора. Из окна своей квартиры в центре Москвы Барто наблюдала, как расположенный напротив огромный 5-этажный дом №5/16 по ул. Серафимовича уполз со своего места на несколько десятков метров в сторону, чтобы освободить пространство для расширения подъездных путей к реконструированному Большому Каменному мосту. При этом жителей из него даже не отселяли.

«Тихо едут стены эти, И не бьются зеркала, Едут вазочки в буфете, Лампа в комнате цела...» Именно таков был «фирменный» стиль Московского треста по передвижке зданий. Наши специалисты во главе с Генделем передвигали здания прямо с их обитателями! Во время столь необычного путешествия (а скорость перемещения многоэтажек достигала 6 метров в час) в домах продолжали работать газ, электричество, водопровод, канализация, благодаря тому, что к домовым коммуникациям были заблаговременно подсоединены специальные удлинительные звенья, трубы из эластичных материалов…

Конечно, это требовало серьезных затрат времени и средств. Например, подготовка к передвижке Саввинского подворья длилась 4 месяца. Старинное здание отрезали от старого фундамента и подвели под него более 2000 катков. Толкали громадину на новое место (там уже был заблаговременно построен фундамент) мощные гидравлические домкраты. Обитатели «Саввинского терема», узнав, о предстоящем «сдвиге недвижимости», просили строителей предупредить о «часе Х», чтобы успеть перебраться на это время к родным и знакомым, однако по распоряжению городских властей информацию нарочно засекретили. Двигать здание начали глубокой ночью, но процесс шел так плавно, что большинство жильцов обнаружило, что их дом переезжает, лишь проснувшись утром и выглянув из окна. Газеты опубликовали удивительный факт: в одной из квартир маленькая девочка, играя накануне, сложила из кубиков игрушечный домик, и он даже не рассыпался во время перемещении тысячетонной махины. Весь процесс передвижки этого здания занял 3 дня. За это время дом проехал 49, 82 м.

При сооружении нового Краснохолмского моста через Москву-реку помехой для организации здесь автомобильного движения оказался дом №77 по ул. Осипенко (Садовнической). Чтобы решить проблему, многоэтажное здание, построенное всего несколькими годами раньше, не стали ломать. Вместо этого Г-образный жилой корпус «распилили» на две части, и длинную (88 метров!) «ножку» передвинули в сторону да еще слегка развернули.

Увлечение передвижкой домов в столице оборвала начавшаяся война. В эти суровые годы Э. М. Генделю и его инженерам-«передвижникам» выпала совсем иная, но очень важная задача. О ней весьма лаконично упоминает сам Эммануил Матвеевич в составленном им позднее перечне осуществленных проектов: «1941 – 1944 г. г. Извлечение 1500 танков из болот, озер и рек. Подъем и передвижка.» (По словам родственников инженера, он рассказывал, что очень часто эти вытащенные из водной пучины боевые машины практически сразу же удавалось завести и отправить своим ходом на фронт.) Было поручено Генделю выполнить и другие необычные технические проекты на освобожденной от фашистов территории. Он организовывал, например. передвижку фрагментов взорванных мостов через Днепр, чтобы расчистить фарватер для прохода военных флотилий, поднимал и выравнивал поврежденные конструкции огромных доменных цехов...

В послевоенный период передвижка зданий оказалась у нас уже не столь востребована. Зато в середине 1970-х опыт Генделя в этом деле пригодился за границей. Тогда прямо под центром старинного чешского города Мост были разведаны богатые залежи угля, и ради освоения их власти ЧССР решили расчистить место, сломав все старые постройки. Лишь для одной из них сделали исключение: советского специалиста-«передвижника» Генделя пригласили, чтобы он увез в сторону главный здешний памятник архитектуры огромный костел, построенный в XVI веке. Это уникальное сооружение в итоге благополучно переехало почти на 850 м.

Еще одна «эксклюзивная» специализация Э. Генделя – выпрямление наклонившихся сооружений. Именно благодаря разработанным этим специалистом методам в 1950-е – 1970-е г. г. удалось спасти от неминуемого обрушения несколько выдающихся памятников архитектуры. В их числе древнейшие минареты медресе Улукбека и Биби-Ханым в Самарканде, уникальная старинная звонница в селе Большие Вязёмы под Москвой... В 1958-м по проекту Эммануила Матвеевича была выпрямлена угрожавшая обрушением 42-метровая колокольня храма Иоанна Предтечи, построенного еще в XVII веке в слободе Толчково в Ярославле. (Это сейчас, безусловно, самая знаменитая, знакомая буквально каждому из жителей России церковь: именно ее изображение помещено на 1000-рублевой купюре образца 1997 года.)

Эммануил Матвеевич Гендель прожил долгую жизнь и буквально до последних дней продолжал работать. В списке подготовленных и осуществленных им проектов – около 90 работ.

На пресс-конференции, собранной в минувший четверг по случаю 110-летия выдающегося инженера-строителя, было объявлено об учреждении премии имени Э. М. Генделя – «За новаторские инженерно-строительные и архитектурные подходы при сохранении памятников архитектуры и решении строительных задач».

Справка «МК»:

Сто пятнадцать лет назад, в 1898 году, в московских газетах появилось сообщение об удивительном событии: неподалеку от Каланчевской площади строители отделили от фундамента двухэтажный каменный дом, который мешал прокладке новой железнодорожной ветки, и за 5 дней без видимых повреждений передвинули его почти на 50 метров в сторону. Вдобавок по пути на новое «место жительства» этому «путешественнику» пришлось даже преодолеть небольшую лощинку!



Партнеры