Авария в московском метро показала: подземка не застрахована от технических катастроф

Вода не приходит одна

23 марта 2014 в 19:47, просмотров: 12639

Пятничная авария в метро, когда из-за прорыва трубы подтопило часть Арбатско-Покровской линии и было парализовано движение от «Партизанской» до «Щелковской», снова дала понять: с безопасностью в столичной подземке далеко не все в порядке. И ладно бы речь шла о старых, потрепанных временем линиях. По мнению архитекторов, появление новых станций грозит не только нарушением облика подземного достояния Москвы, но и новыми инженерными проблемами. «МК» узнал, где, согласно поговорке, в московском метро тонко и где еще может порваться.

Авария в московском метро показала: подземка не застрахована от технических катастроф
Фото: Маховикова Елена

Сначала о ЧП 21 марта, в котором сам метрополитен в принципе оказался в роли невинной жертвы. Напомним, что около 16.15 в районе Измайловского проспекта произошел прорыв трубы диаметром 1 м 20 см. Гидроудар оказался такой силы, что поток в считаные секунды затопил площадь в 400 квадратных метров, а затем хлынул в расположенный неподалеку, метрах в 20, открытый перегон синей ветки между станциями «Измайловская» и «Первомайская». По законам физики вода потекла вниз, в тоннель, в сторону «Первомайской», где, по словам работников метрополитена, воды скоро было уже по пояс. Самые впечатлительные тут же вспомнили сюжет недавнего фильма-катастрофы «Метро», где участок подземки оказывается полностью затоплен. Наяву же движение на линии было приостановлено от станции «Партизанская» до станции «Щелковская», пассажиров двух поездов пришлось выводить на станции по путям. В самом котловане, где производились коммунальные работы, погиб 60-летний сотрудник «Мосводоканала», который сваривал злосчастную трубу. Сам котлован был вырыт специально для ремонта этой трубы. Доподлинно неизвестно, какие действия производил газоэлектросварщик Александр Левченко, житель Вышнего Волочка. По одной из версий, он должен был заменить участок водопровода. Левченко произвел разрез, однако получилось, что заглушка не выдержала напора воды. В результате рабочего просто смыло мощным гидроударом. Его долго искали в котловане, а после нашли в одной из частей труб, куда бедолагу затащило напором воды. А пока следователи работали на поверхности, в метро очищали туннель от глины, которую принесло в метро из котлована.

Специалисты утверждают, что подобный потоп может случиться в любом месте. Вода, если уж случится какой-нибудь прорыв на поверхности, как говорится, себе дырочку найдет — либо через открытые станции, либо через шахты. «Метро является опасным видом транспорта, — говорит заслуженный архитектор России Зоя Харитонова. — А новое строительство только добавит проблем».

В частности, специалистов беспокоит судьба станции «Сокольники», которая в 2017-м станет пересадочной. «Станция построена в 1935 году, — поясняет Зоя Харитонова. — Строительство метро в Москве шло тяжело из-за плохих грунтов — борьба с водой, плывунами. Уже сейчас многие здания возле «Сокольников» имеют серьезные проблемы с фундаментом из-за насыщенного влагой грунта. Кроме того, здесь протекает подземная речка Рыбинка, которая сейчас спрятана в систему коллекторов. Но когда я пришла в соответствующее ведомство, выяснилось, что им о реке вообще ничего неизвестно».

Опасения высказывают и жители района Арбат — а именно домов, прилегающих к Смоленской площади. К 2018 году здесь будет построена станция «Плющиха», которая обеспечит пересадку на Арбатско-Покровскую линию. «У нас есть геофизическое заключение о геологической обстановке района, — рассказывает Марианна. — Оно показывает, что грунты очень сложные, просадка происходит в связи с откачкой вод метрополитеном для действующих линий. Эти подвижки уже видны. А что же будет, когда здесь начнется новое строительство?» Москвичи настаивают, что строительство должно вестись с геологическим обоснованием, которое должно быть выставлено на всеобщее обозрение.

«Проблем, которые есть на сегодняшний день, уже достаточно, новое строительство их только прибавит», — соглашается с коллегами профессор МАрхИ Наталья Душкина. Примеры непродуманного приспособления исторических станций к современной эксплуатации уже существуют.

Например, в 2005 году на станции метро «Маяковская», которая имеет статус объекта культурного наследия регионального значения, пробили второй выход на 1-ю Тверскую-Ямскую улицу. «Работы по проектированию нового входа провели без привлечения профессиональных архитекторов-реставраторов, что нанесло вред станции, — говорит Наталья Душкина. — При реконструкции 2007–2010 годов в оформлении центрального зала менялся подлинный материал, светильники. Наземный вестибюль и эскалаторы оформили в хай-теке, который изменил восприятие архитектуры станции, выполненной в стиле ар-деко, исказился авторский художественный замысел. Работы в метро проводятся часто совершенно бездумно. Появляются чудовищные рекламные экраны, которые мешают воспринимать архитектуру, информационные столбики поставлены в центре станций, хотя их можно было поставить узкой стороной вдоль оси! Сейчас невозможно даже художественно сфотографировать наше знаменитое метро». К тому же «Маяковская» долгие годы разрушалась под действием воды и коррозии. Но и после проведенных в 2007–2010 годах работ на станции продолжаются периодические течи.

Следующим примером невнимания к наследию метрополитена стала станция «Красные Ворота». «Мраморное покрытие станции разъедает влага. Вместо того чтобы устранить течи, на проблемные участки нанесли синтетические пленки, после чего появился грибок, — продолжает Наталья Душкина. — Так что сейчас уже речь идет не о реставрации, а о полной реконструкции этой станции. Такая же ситуация сложилась и на «Новокузнецкой», на многих других станциях».

Еще одним примером горе-обращения с московским метрополитеном является «Новослободская», а именно недавняя история с уникальными витражами станции.

«Во время работ ушло много старинного рижского стекла. Кроме того, когда разгерметизировали витражи, обратно поставить точно их не смогли, — говорит Душкина. — Но главное — за ними установили мощные лампы, образовалось электростатическое поле, которое при негерметично установленных витражах засасывает всю пыль со станции, и она изнутри налетает на красочные стекла черными оспинами. Теперь витражи надо регулярно чистить».

Четыре года назад Государственная дума направила письмо о включении метрополитена в список кандидатов на всемирное наследие, но этого не произошло. «Метрополитен всеми силами сопротивляется этому решению, — резюмирует Наталья Душкина. — Даже страшно представить, что будет с нашим достоянием, когда начнут «пробивать» исторические станции — «Кропоткинскую», «Сокольники» и другие — для новых пересадочных линий».



Партнеры