Жми на «Мособлгаз»!

Почему мечта подмосковных деревень и поселков жить в XXI веке может так и остаться голубой

18 апреля 2013 в 20:21, просмотров: 14269

Газ, как и воздух, когда есть, не замечаешь. Но если его нет, то жизнь превращается в настоящую пытку. Чтобы в деревнях спастись от зимних морозов, с лета нужно запасать вязанки дров, а котельным — закупать уголь или мазут. Все это не то чтобы не очень эстетично, но еще и весьма дорого.

Жми на «Мособлгаз»!
фото: Владимир Чуприн
Истопник села Середино иногда забывает, в каком веке он живет.

Как это ни печально, в Подмосковье сотни тысяч жителей до сих пор сидят без газа.

Правительство области намерено всерьез заняться этой проблемой, оно подготовило (но пока не утвердило) специальную программу.

К сожалению, даже она осчастливит не всех, во многих избах еще долго будет биться в тесной печурке огонь...

Дрова колет... трактор

Котельная в селе Середино Шаховского района напоминает огромный лесной склад, где по одну сторону лежат сложенные в штабеля тысячи стволов деревьев разных пород, а по другую — уже порубанные на щепки чурбаки. При этом «щепку» поднять может только хорошо тренированный человек: она тяжелая и большая.

— За отопительный сезон принимаем около 3 тысяч кубометров леса, — рассказывает начальник участка Владимир Новиков. — Стволы идут со всей России, и они не лучшего качества. В основном осина и ель, к тому же сырые.

С ним соглашается так называемый оператор котельной Юрий Иванович. Говорим «так называемый», поскольку его задача сидеть не за компьютером, а периодически подбрасывать в топку эти самые неподъемные щепы.

— Дерево сырое, температуру дает низкую, — вздыхает истопник. — Мы отапливаем несколько жилых домов и больницу со школой, люди жалуются, что не могут принять душ — вода еле теплая. А как ее нагреешь, сжигая сырую осину?

Рядом с котельной, у кучи порубанной щепы, вижу странное приспособление с острым треугольным «башмаком» на одном конце, а на другом — с тяжелым металлическим упором, от которого тянутся шланги к гидроцилиндру.

Ноу-хау местных «операторов»: поскольку рубить такие дрова колуном просто невозможно, их колет… трактор! Все делается следующим образом: чурбак с торца загоняют под острие «башмака», а второй его конец подпирается упором. Затем гидрошланги прикрепляются к трактору, тот дает давление, и упор вгоняет чурбан в острый конец «башмака». Дерево раскалывается как орех.

— Стволы на чурбаки пилим бензопилой, — поясняет Юрий Иванович. — Два моих товарища пилят, два — колют. Потом меняемся, пока меняемся — отдыхаем. И не знаю, в каком веке живем: в 21-м или в 19-м…

По информации «МК», таких дровяных котельных в Подмосковье осталось всего четыре. Причем две из них — в селе Середино Шаховского района, где мы сейчас и находимся.

— Раньше, — признается глава сельского поселения Серединское Сергей Зимнухов, — эта котельная работала на солярке, было очень затратно. Перевели на дрова. Обсуждаем экономию с работниками, и получается, что ее нет. Здесь 8 операторов: одни режут стволы, другие колют чурбаны, третьи загружают котел… Плюс к ним еще тракторист. Бензопилы нужны мощные, японские, а они стоят около 25 тысяч рублей и выдерживают не больше двух зимних сезонов. В месяц меняем 5 цепей — это тоже деньги. 160 литров 92-го бензина на пилу, 10 литров масла по 500 рублей за литр… Добавим сюда стоимость кубометра леса — 800 рублей. В общем, все очень дорого и ложится на бюджет поселения и на жителей многоквартирных домов. Нужен газ — вот что спасет и сельский бюджет, и жителей!

Золотой дождь

Сегодня уровень газификации Подмосковья составляет в среднем около 70%: по городам 95–98%, а по весям, то есть поселкам и деревням, 47%. Кажется удивительным, что в двух шагах от Москвы не полностью газифицированы даже крупные промышленные центры. Однако этот факт вскрылся совсем недавно. Согласно 131-му ФЗ «О местном самоуправлении» границы между муниципалитетами изменились. Чтобы городам было куда расти вширь и вглубь, им добавили территории, включив в их состав близлежащие деревушки.

Программы по газификации региона пишутся аж с 1996 года. Однако из-за хронической нехватки средств переносятся «на потом». В полный голос эта проблема прозвучала в обращении врио губернатора Подмосковья Андрея Воробьева «Наше Подмосковье. Приоритеты развития». Сегодня в недрах правительственного аппарата к утверждению готовится концепция под названием «Развитие газификации Московской области на период 2013–2017 гг.»

Похоже, что этот документ ожидает лучшая судьба, чем его предшественников. Так, не дожидаясь его официального утверждения, в канун Нового года министр сельского хозяйства Подмосковья Татьяна Тихонова распорядилась, например, направить 7-миллионную субсидию городу Шатуре. На эти деньги газифицируют деревню Митинская, где больше 200 дворов.

— Благодаря поддержке Андрея Воробьева нашему городу, куда входит еще 23 населенных пункта, будут выделять по 10–15 млн рублей в год на газификацию, — рассказывает мэр Шатуры Валерий Ларионов. — В 2013 году проведем газ в деревни Левашово и Петровское, потом настанет очередь крупных поселков: Воронежское, Гавриловское, Новосидоровское…

«Золотой дождь» прольется и над дальним Орехово-Зуевским районом, ему перепадет 1,4 млрд рублей. За два ближайших года здесь проложат 70 км магистральных газопроводов и 130 км — по деревням.

— К 2017 году от дров откажутся в 32 наших селах, — говорит глава района Алексей Филиппов. — Если будем делать в год по 6–7 деревень, что вполне реально, наш уровень газификации поднимется до 90%  вместо сегодняшних 60%.

Госзаказчиком и разработчиком программы выступает Министерство энергетики МО, оно же формирует перечень объектов, которые войдут в программу. Планируется, что до 2017 года в нее будет вложено 8 млрд рублей, построят 2,5 тыс. км газопроводов, долгожданное голубое топливо придет в 387 населенных пунктов и в 129 котельных.

Есть, правда, один маленький нюансик: шансы на попадание в программу имеют только те поселки, где прописано-зарегистрировано от 200 человек. Если меньше — просьба не беспокоиться. По прогнозам после успешной реализации программы процент газификации на селе увеличится с 47 до 90, почти до европейского уровня.

Однако в сельских поселениях утверждают, что это лукавая арифметика: населенных пунктов, где прописано больше 200 человек, в регионе не так уж и много. По поселкам получится прорыв, рост, а большинство крестьян как были без газа, так и останутся. «Это бег на месте, — говорят в поселениях, — планку газификации нужно снизить хотя бы до 100 человек».

Однако и за то, чтобы войти в программу «200 и более», борьба идет жесткая.

Бери побольше, кидай подальше…

Спрашиваю председателя комитета по ЖКХ и энергетике Мособлдумы Владимира Дупака: какие объекты, на его строгий взгляд, обязательно должны войти в программу? Ведь установленный в 200 человек ценз еще не означает, что в деревню до 2017 года автоматом поступит газ. Для начала необходимо вложить немаленькие средства в подготовку изыскательских работ и проектно-сметной документации, что по силам далеко не каждому поселению или даже целому району.

— Я бы первым делом включил котельные, которые обогревают школы, поликлиники и больницы, — отвечает он. — У нас в области 35% котельных до сих пор на угле, мазуте, есть даже на дровах. Это огромный затратный механизм, за него расплачиваются люди и бюджетные организации.

Он достает из стола видавший виды планшетник.

— Вот поселок Цветково Можайского района, котельная на угле. А вот условия труда: вагонетка и два оператора. Операторы — по записи в трудовой книжке. На самом деле их «оружие» две большие совковые лопаты: как говорится, бери побольше — кидай подальше. За смену перелопачивают по 6 тонн угля, отапливают поселок. Все бюджетные котельные должны перейти на газ!

Однако есть еще одна головная боль — газгольдеры.

Газгольдер представляет собой большую-пребольшую бочку, куда закачивается сжиженный газ, а от нее по трубопроводу поступает в квартиры. В области несколько таких емкостей, которые питают газом крупные поселки.

Не все их жители даже знают, откуда приходит газ. Думают, как у нормальных людей: сначала из скважины в Западной Сибири, потом из трубопровода высокого давления, потом среднего, ну а уже потом низкого, по квартирам.

Не совсем так, даже совсем не так. Объясним — почему. Периодически специальные комиссии проверяют емкости-газгольдеры на прочность и надежность. И выясняется, что их предстоит или капитально ремонтировать, что очень дорого, или менять на новые, что еще дороже. Кстати, сама проверка тоже стоит немаленьких средств. В общем, скупой платит дважды: в свое время район изрядно сэкономил, внедрив газгольдеры. А теперь оказывается, что дешевле было бы сразу подвести централизованный природный газ. Ведь деньги за «бочку» должны платить вскладчину муниципалитет и квартиросъемщики. Как правило, ни у тех, ни у других их нет.

Скандалы в «газгольдерных» районах (ими являются Каширский, Егорьевский, Волоколамский, Дмитровский и некоторые другие) разгораются порой серьезные. Газ перестает поступать в дома, и люди не понимают — по каким причинам?

Бывали случаи, когда за несколько дней до выборов газ подавали в дома, а уже в 8 вечера, с закрытием избирательных участков, отключали.

В принципе уйти от газгольдеров и напрямую подсоединиться к трубе особой технической проблемы не составляет. Но на это тоже нужны средства, а их-то как раз и не хватает.

Хотелось бы, подчеркивает депутат МОД, чтобы эти «бочки», точнее, их ликвидация, тоже вошли в региональную программу газификации.

Газ Клином выбивают

На мощном совещании в Шатурском районе, где обсуждалась проблема газификации, Андрей Воробьев попенял «Мособлгазу» на информационную закрытость от населения, призвал к диалогу с людьми. Такой диалог уже налажен. На многочисленные вопросы из малочисленных поселков о том, когда до них дойдет очередь и дойдет ли, «Мособлгаз» рекомендует не ждать у моря погоды, а создавать некоммерческое партнерство из числа местных жителей и газифицироваться за собственные средства.

В открытом доступе в Интернете появился список населенных пунктов, которые, возможно, будут газифицированы до 2017 года. Возможно, поскольку программа официально не утверждена, в ней не исключаются всякие изменения и корректировки.

Ну так вот, на сайте 390 разных адресов из дальних районов губернии, ни одного из ближних — типа Балашихи, Люберец или Мытищ. И это, наверное, правильно. В 90-е годы прошлого столетия лучшие силы «Мособлгаз» бросал на обслуживание «новых русских», которые возводили особняки в пригородной зоне.

Теперь очередь дошла до тех медвежьих углов, куда Макар телят не гонял. Шатурский район — 25 деревень, Егорьевский — 20, Орехово-Зуевский — 30, Клинский — три…

Стоп. Во всех дальних районах в программу попали по 20–30 деревень, и только в Клинском, как те три тополя на Плющихе, — Спас-Заулок, Нудоль и Решетниково. Откуда такая несправедливость? Или район гнобят, затирают, пытаются спровоцировать недовольство масс. Или здесь действительно уже все газифицировано. Но, согласитесь, ведь этого не может быть!

Однако это все случилось, и вот каким образом и в какие времена.

Из населенных пунктов с численностью больше 200 человек, которые имеют шанс попасть в нынешнюю программу, в Клинском районе без голубого топлива действительно осталось всего-навсего три поселка. Очевидное — невероятное?

Пожалуй, что так. Но еще невероятнее то обстоятельство, что в районе газифицированы и те поселки, в которых постоянно проживают... от 100 до 200 человек. Те самые населенные пункты, которые в других районах просятся в нынешнюю программу, а их заворачивают еще на самом старте.

— В середине 90-х годов прошлого столетия «Мособлгаз» не имел той жесткой структуры, как сегодня, — вспоминает глава района Александр Постригань. — Рыночные отношения в стране только-только зарождались, но то был настоящий рынок. Мы могли выбрать любую компанию, обслуживающую «Газпром», заключить с ней экономически выгодный для района договор и приступить к работе. Так, в период с 1998 по 2005 год нам удалось газифицировать все центральные усадьбы и около 200 деревень с населением от 100 человек.

Всесильный «Газпром» еще не был таким всесильным, не бросал трубы по дну Черного и Балтийского морей, не вел разработку месторождений на шельфе Баренцева моря. Как настоящий патриот земли русской, он работал в основном внутри страны. И любой глава района, проявив инициативу, получал своеобразный карт-бланш: заключай контракт с лицензированным подрядчиком, ищи деньги — и флаг тебе в руки!

Деньги платил район, а когда госкомиссия принимала объект, затраты полностью компенсировала область. Конечно, не сразу, нужно было поездить на Старую площадь (где тогда находилось правительство МО), походить по кабинетам, но деньги возвращались. На них в районе газифицировали новые деревни...

— Что в этой системе сломалось, если сегодня газ становится непомерной роскошью? — спрашиваю главу.

— «Мособлгаз» превратился в монополиста, — отвечает он. — Никакого выбора подрядчика, только в очередь к нему и его аффилированным структурам. Раньше я вел переговоры с несколькими компаниями, так те, чтобы получить заказ, снижали цены. Сегодня этого нет. Оборудование покупай только в структурах «Мособлгаза», трубы — там же. Конечно, будет втридорога, идти ведь больше не к кому. Вдобавок монополист пытается бесплатно перевести в свою собственность даже те газопроводы, что были построены на средства муниципалитета или Минстроя. Иначе за их обслуживание такую взвинтит цену, что и газа не захочется. А кроме «Мособлгаза» объект обслуживать никто не имеет права. Помню, 34 км газопровода к поселку Воздвиженское мы протянули всего за 1,5 месяца, «согнали» туда 17 экскаваторов со всего района! При нынешних порядках на такой объем работ понадобится лет десять. Прокопает экскаватор траншею — через неделю или через месяц ее должен проверить сотрудник «Мособлгаза». Скажет, что надо подсыпать песка. Подсыплют, снова ждут «Мособлгаз», он проконтролирует — правильно ли подсыпали. Еще месяц. Многократно «Мособлгаз» выезжает на объект с проверками, кстати, все выезды — платные. Сейчас нам, муниципалитету, пуск газа обходится под 100 тыс. рублей, врезка в трубу высокого давления — от 300 тыс. и выше.

— Нужно вернуть в эту сферу рынок, конкуренцию, — продолжает глава района. — Когда-то газовики из трестов ходили по квартирам, проверяли газовые плиты: в исправном ли они состоянии, не пора ли менять? Теперь не ходят, это копеечные работы, монополист мыслит по-крупному. Что удивляться, что цены на его услуги стали просто неподъемными?

Цены, которые трясут весь мир

Кстати о ценах. Что крестьян, что московских дачников они вгоняют в настоящий ступор. Стоимость работ за разводку от трубы к дому (на ее прокладку сбрасывались всем миром по 300–500 тысяч рублей, и вот она, родимая, на праздник к нам пришла, легла в 10–15 метрах от забора!) в разы выше, чем в соседних Владимирской, Ярославской или, скажем, Тверской губерниях. И к кому предъявлять претензии, не совсем понятно. «Мособлгаз» ведет большие газопроводы и к ценам на подключение его к плите на кухне отношения вроде бы не имеет.

В области встречаются уголки, где уже давным-давно проложена магистраль низкого давления, которая примыкает к жилым домам. Но из-за высокой стоимости врезки люди по-прежнему топят печи дровами.

В редакции мне попалось письмо из какой-то деревни: там давно проведена разводка по избам, все подключено, опломбировано, и, естественно, оплачено. Нужно только, чтоб кто-то «там» повернул вентиль.

Надеялись, что это случится до Нового года, праздник будут встречать с газом. До сих пор топят печи дровами! Нужна какая-то справка, а где ее взять, не знают даже в администрации поселения!

На совещании в Черусти Шатурского района врио губернатора поставил задачу оптимизации стоимости подводки газа к домам. Планируется, что малоимущим под символические проценты будет открыта кредитная линия на 50 тысяч рублей, со всевозможными скидками и льготами на приобретение оборудования и его монтаж. Еще по ценам правительству поручено подготовить три варианта доставки газа «на дом»: дешевый, средний и дорогой. Наконец, Андрей Воробьев предложил изучить вопрос газификации частного сектора в рассрочку, как сегодня происходит с ипотекой.

Все эти шаги, конечно, необходимы, только окажутся ли они эффективными, если монополист, на которого никак не найдется управы, год за годом все туже затягивает гайки?

То, что в программу газификации региона введены ограничения по численности населения, многие местные главы считают не совсем правильным выбором. 80 или 150 человек в деревне — но они тоже люди, и им хочется элементарных удобств. Уже есть случаи, когда в администрацию с готовыми проектами и сметами обращаются инициативные группы из малочисленных деревень, а им прямо с порога заявляют: ничего, дескать, у вас не получится, демография подкачала!

В том же Клину в 90-е и в начале 2000-х годов использовали схему соинвесторов: крестьяне платили 30% от стоимости работ, жители Клина, использовавшие деревенские дома как дачи — 70%, а москвичи — все 100%. Может, такое деление и не совсем демократичное, но справедливое. Главное — удалось привлечь таким образом серьезный материальный ресурс и выполнить большой объем работ...

В результате просто напрашивается срочный ряд мероприятий, после которых ценовое бремя станет существенно легче. В частности:

— вернуть конкуренцию в монтаж газового оборудования;

— вернуть конкуренцию в поставках труб;

— ликвидировать все необоснованные поборы, как-то: плату за право «подключения к трубе», выезд контролера на объект, и т.д., и т.п.

Тогда, по подсчетам, цены на подводку «голубого топлива» могут сократиться в два-три раза.

В «Мособлгазе» не так давно власть переменилась, кресла заняли новые руководители. Хочется надеяться, что они, как говорится, повернутся лицом к народу. Более того, уже повернулись! 17 апреля впервые за 10 или 15 лет встретились за круглым столом в Мособлдуме с главами сельских поселений.

МЕЖДУ ТЕМ

143 000 рублей — во столько обойдется деревенскому жителю завести газ вместе с оборудованием в дом

Накануне в Мособлдуме состоялся «круглый стол», где обсуждались отдельные положения программы газификации региона. В нем приняли участие члены областного кабмина, депутаты, сотрудники «Мособлгаза» и гости — главы некоторых поселений, которые ждут в своих деревнях газ, как ворон крови.

Разговор был весьма острым, ведь «сельские старосты» впервые за 15 лет получили доступ и к правительству, и к «Мособлгазу».

Один из первых вопросов — можно ли верить тому списку адресов, что висит на сайте «Мособлгаза»? Возможны ли в нем коррективы?

— Они наверняка появятся, — не стал лукавить перед столь представительной аудиторией зампред правительства МО Дмитрий Пестов. — Наш регион — один из крупнейших должников «Газпрома» в России, 15 млрд рублей. Причем половину этой суммы мы набрали за последние несколько месяцев. Не платят Сергиево-Посадский, Солнечногорский, Озерский и многие другие районы. Например, Орехово-Зуевский задолжал 345 млн руб., Волоколамский — 85, Истринский — 124, Рузский — 173 млн руб. Пускай в этих районах делают выводы.

Многих сельских лидеров волновали переносы сроков газификации. Их заверяли, что работы начнутся уже в 2013 г., а теперь они узнают, что сроки сдвигаются на год-два.

— Что мы людям будем говорить? Они ведь уже ничему не верят. Социальное напряжение дошло до предела…

— В последние годы ускорение газификации в регионе замедлилось, — честно признался гендиректор «Мособлгаза» Дмитрий Голубков. — Это вызвано тем обстоятельством, что заметно увеличились сроки согласования наших работ с различными организациями. До трех, а иногда и до шести лет.

Глава «Мособлгаза» согласился, что жалобы населения на его структуру справедливы.

— Но мы перестраиваемся, — пояснил он. — С марта по 2 раза в месяц сотрудники наших трестов на местах встречаются с населением, ведут разъяснительную работу. Общая грамотность людей повышается, ведь некоторые предъявляют к нам изначально завышенные требования. Почему-то полагают, что газ мы должны вести совершенно бесплатно. В месяц у нас проходит по 120 встреч с жителями, раньше такого никогда не было.

Правда, зампред МОД Иван Жуков заметил, что «Мособлгаз» по-прежнему страшно далек от народа. Как-то попытался туда приехать — и не сумел, такая строгая пропускная система.

— Если зампред областной думы к вам не может попасть, — возмутился он, — то что говорить о жителях? А ведь вы — областная организация.

Эту реплику поддержали многие гости. Так, замглавы Можайского района Вадим Скворцов сказал, что район нашел весьма перспективного инвестора даже в масштабах всей Московской области. Его приход дает 2,5 тыс. рабочих мест.

— Но ждем, когда ваша фирма проведет геодезическую и геологическую экспертизу, — говорил он в выступлении. — Давайте мы проведем ее своими силами, у нас есть такие специалисты! И вам будет легче!

С ним согласились посланцы из Ногинского района:

— Дайте нам разрешение на ведение каких-то работ! Мы их сделаем даже бесплатно для вас, за счет района!

Гендиректор «Мособлгаза» внес ясность: кто и за что должен платить. Его ведомство прокладывает газопровод высокого давления до границы сельского поселения. По населенному пункту оно же ведет магистраль среднего давления — но уже на средства муниципалитета и областного бюджета. За разводку в дом платит собственник. Как поняли собравшиеся, один из коммерческих банков уже открыл кредитную линию на получение льготного кредита частным домовладельцам сроком на 3 года под 15–19% годовых.

Ценовой вопрос внес бурную дискуссию, ведь формирование цены «Мособлгазом» — это тайна за семью печатями. «На одной улице завести газ в дом стоит 100 тысяч рублей, а на соседней — 300 тысяч. Откуда берутся эти цифры? Андрей Воробьев говорил, что нужно проработать вариант дешевой газификации избы…»

— Такой вариант, — успокоил аудиторию Дмитрий Голубков, — нами уже рассмотрен. Теперь не будет так, чтобы стоимость газификации соседних домов отличалась в 2–3 раза!

— А сколько стоит дешевый вариант? — заволновались главы сельских поселений.

— 143 тысячи рублей! — ответил гендиректор «Мособлгаза». — Если труба идет вдоль улицы, то завести ее через огород в дом обойдется в эту сумму. В ней все: и разводка по комнатам, и оборудование вместе с котлом, счетчики и пр. Если с вас будут брать больше — это нарушение, звоните нам, у нас открыта «горячая линия».

В Мособлдуме отмечалось, что «наследство» новому гендиректору ГУП МО «Мособлгаз» досталось тяжелое и царящие там порядки необходимо срочно менять. А иначе в регионе до конца времен так и будут топить печи дровами.



Партнеры