Лес рубят-2, или

Ответный удар

10.07.2013 в 12:16, просмотров: 990

Вторая попытка снести незаконные постройки в Дорохове на территории лесного фонда также закончились провалом. Владелец торговых точек оказался настолько юридически подкован, что с ним не о чем было спорить.

Лес рубят-2, или
Бульдозер разровнял кучу земли и уехал, не снося ни одной постройки.

В прошлом номере «НП» мы рассказали о том, как сотрудники Комитета лесного хозяйства Подмосковья попытались в присутствии судебных приставов снести на Минском шоссе строительный рынок, несколько магазинов и кафе, которые были построены на месте незаконно вырубленного леса. Сделать это помешал фактический хозяин, перекрыв своей машиной дорогу бульдозеру. При этом он размахивал документами, якобы подтверждавшими, что эта земля куплена на законных основаниях.

Все противоборствующие стороны трижды вызывали полицию из поселка Дорохово Рузского района, даже звонок начальнику ГУВД Подмосковья не смог повлиять на ситуацию: местные блюстители закона так и не появились. Тогда снос решили отложить на несколько дней.

Три дня спустя картина — холст, масло, колбаса: экскаватор, лесоохрана, приставы — все те же и на том же месте. Просто день сурка. На этот раз Сергей Борисович — хозяин торговых точек (формально собственность оформлена на его родственницу) выглядел гораздо спокойнее. Но все-таки один раз сорвался: когда подъехала съемочная группа одного из подмосковных телеканалов, он стал требовать разрешение на съемку и просто вытолкал журналистов с участка. Снова вызвали полицию. На этот раз она приехала, но все время действа скромно простояла в сторонке и ни во что не вмешивалась.

Единственное строение, предназначенное под снос, убрано краном. Днем позже оно вернулось на место.

Когда страсти улеглись, Сергей Борисович без посторонних просьб достал решение суда и сам предложил приставам сверить список сносимых объектов.

— Что будем сносить? — начал он. — Бытовку вдоль забора из сетки-рабицы и сам забор. Так?

— Так, — отвечал пристав.

— Забора из рабицы, как вы видите, нет. — (На момент составления акта он был. Его оперативно поменяли на наскоро сколоченный деревянный.) — А это не бытовка — это баня на продажу. Мешает? Сейчас уберу. — (Дает команду одному из своих рабочих, и тот начинает судорожно по телефону вызывать кран.) — Дальше — магазин... А нету магазина!

— А это тогда что? — вопрошал пристав, показывая на постройку, которая объединила в себе и магазин, и кафе.

— Это новая постройка, ее в акте о сносе нет. А старую я снес, — заявил хозяин и показал на кучку строительного мусора.

Если снести даже самую крутую собачью будку, стройматериалов осталось бы больше.

— Так, что там дальше? Туалет… Вот, пожалуйста, вот была выгребная яма, над ней стоял туалет. Я его снес. Нет, если хотите, конечно, сносите любой — сколько их тут... штук десять. Валяйте, ломайте любой, какой вам понравится. Пять навесов...

На территории стояли три огромных навеса, под которыми хранился крупный пиломатериал, и пять маленьких, сколоченных за полчаса до приезда, под которые для виду было положено по нескольку дощечек. Как они не упали до сих пор — непонятно.

— Вот, смотрите, сношу пять навесов, — сказал Сергей Борисович и махнул рукой своим работягам. Через минуту навесов не было. — Дальше — гараж-ракушка. Я бы убрал, но вот тут куча земли мешает подъехать...

Пять навесов-времянок хозяин сколотил за пять минут до приезда приставов, чтобы сохранить капитальные постройки.

Подъехал кран, подцепил бытовку и поставил ее на прицеп. Вроде как убрал со спорной территории.

В результате сносить оказалось нечего. За столько времени, сколько прошло после решения суда, старых построек не осталось, а по новым решений не выносилось.

— Неправильно было составлено исковое заявление, — только и мог сказать на это судебный пристав.

В конце концов экскаватор разровнял большую кучу земли, которая была на территории стройрынка, чтобы хозяин смог вывезти оттуда гараж-ракушку и крупный пиломатериал. И уехал. Впрочем, остальные тоже разъехались.

На следующий день я ехал в командировку как раз мимо этого места. Все стояло на своих местах. И баня-бытовка — тоже.

А Комитет лесного хозяйства Московской области теперь готовит новый иск в суд, но теперь — с правильной формулировкой.



Партнеры