Жители Дубны отстаивают право застревать в щели

Горожане повадились протискиваться в узкий проход между домами к неудовольствию обитателей первого этажа

14.08.2013 в 13:49, просмотров: 1183

33-сантиметровый проход между многоэтажкой и магазином перессорил в Дубне несколько улиц.

Жители Дубны отстаивают право застревать в щели

Проем между двумя зданиями — девятиэтажкой и стоящим на расстоянии вытянутой руки от нее одноэтажным магазином — жители дома №4 по улице Тверской используют как лаз уже больше 20 лет. С одной стороны, оно, конечно, неудобно — протискиваться в узкую щель, пачкая и даже портя одежду. Но с другой — срезается 100 метров, которые пришлось бы протопать, если идти нормальным, цивилизованным путем, огибая стоящий на пути магазин. Но случилось так, что благо коллектива как коса на камень «нашло» на комфорт отдельно взятой ячейки общества. И разгорелась в Дубне настоящая война из-за права пользоваться пресловутой щелью.

Главные пострадавшие — семья Кравцовых, квартира которых располагается на первом этаже. Из их окна открывается панорамный вид на унылую серую бетонную стену на расстоянии вытянутой руки.

С непрезентабельным «пейзажем» семья худо-бедно смирилась, а вот что делать с ходоками? В проем в круглосуточном режиме протискиваются старики, мамы с детишками, импозантные мужчины в солидных костюмах — и отнюдь не только обитатели дома №4, в котором живут Кравцовы, но и жители соседних улиц. Для того чтобы обойти здание магазина, требуется каких-то 2–3 минуты, но все как один ценят свое время. Проходимость лаза впечатляет — до 500 человек в сутки. Все охи-вздохи людей, усердно преодолевающих тесный проход, проникают в квартиру к Кравцовым, несмотря на наглухо закрытые в течение многих лет окна. Иногда Светлане или ее дочерям приходится выбегать на крики о помощи и спасать бабушек и дедушек, не обладающих юношеской прытью и гибкостью и застревающих между стенами. Зимой в проеме появляется наледь, и без конца кто-то поскальзывается, падает и чертыхается. Но особенно неприятно бывает в темное время суток, когда по проторенной дорожке пытаются пройти пьяные компании, смачно матеря невыносимую тесноту бытия. Вряд ли стоит добавлять, что ночами щель охотно используют в качестве общественного туалета.

— Мы пытаемся объяснить соседям, что это не наш каприз, что жить в квартире из-за постоянного шума невозможно, — сетует Светлана Кравцова. — Я вот, например, на инвалидности. Мне покой врачами рекомендован и тишина. А каждый день такое ощущение, что как будто бы по нашей квартире ходят. И ведь не только в зале шумно, но и в кухне, и в спальне, потому что дорожка, по которой цокают каблучками «пользователи» щели, проходит как раз вдоль наших окон. Много лет наша семья терпела это безобразие, но в мае этого года у одной из дочерей родился ребенок, и терпеть больше не осталось сил. Малыш реагирует на каждый звук, пугается криков, регулярно раздающихся из проема. Но все наши призывы решить ситуацию миром — как глас вопиющего в пустыне. Мы узнавали, что по правилам безопасности расстояние между домами должно быть не менее 6 метров, но при проектировании двух этих зданий в конце 1980-х годов кто-то допустил серьезную конструктивную ошибку, а пожинать плоды этого непрофессионализма приходится нашей семье.

Для того чтобы их квартира не напоминала проходной двор, Кравцовы просят коммунальщиков заделать проем, поставив капитальные стены с двух сторон. Управляющая компания не так давно вновь, в седьмой раз по счету, попыталась поставить решетки, перекрыв путь. Однако их, как это бывало и раньше, моментально спилили, а на прием к работникам ЖКХ потянулись недовольные жильцы, уверяющие, что никому, кроме Кравцовых, эта щель не мешает.

— А теперь они собирают подписи в защиту проема. Есть, конечно, и те, кто понимает нас, но их меньшинство, — говорит Светлана Кравцова.

Администрация города повлиять на ситуацию не может, поскольку решение по этому вопросу относится к компетенции собственников жилья. А шансы на то, что на общем собрании жильцов инициатива Кравцовых по ликвидации лаза будет массово поддержана, приравниваются к нулю.

Впрочем, доведенные до отчаяния женщины не собираются сидеть сложа руки. На днях Светлана и ее дочь подали заявления в прокуратуру и в Госжилинспекцию по Московской области.



Партнеры