Министр без портфеля

Николай ТРАВКИН: «Если бы у нас не было столь безотказного отношения депутатского корпуса к господину с мешком денег, такого безобразия не было бы и в помине»

20.08.2014 в 20:10, просмотров: 3252

Тому, кто помнит I и последующие Съезды народных депутатов СССР, «политику плюрализма и гласности», этого человека представлять не надо. Но выросло уже целое поколение россиян, для которых перестройка и «лихие 90-е» — всего лишь маленькая глава в учебнике современной истории.

Итак, Герой Социалистического Труда Николай Травкин: демократ первой волны, депутат, министр без портфеля в правительстве Гайдара—Ельцина, бывший глава Шаховского района.

В свои 68 лет он не у дел, но по-прежнему с активной гражданской позицией, размышляет над вечным вопросом российской интеллигенции: что делать?

Министр без портфеля
Фото из личного архива.

— Николай Ильич, вас часто узнают на улицах?

— Нет, в Москве редко. А вот недавно с внуком ездили в Белоруссию, так там останавливали часто. Сам удивляюсь.

— Вам, несгибаемому реформатору, как кажутся тамошние реформы? Про них в России ходят легенды…

— Вот и моему 13-летнему внуку тоже внушили, что там все здорово. Я строитель — для меня если в городе не видны башенные краны, то и развития нет серьезного. Там, с обзорного колеса их парка Горького, я не увидел ни одного крана. Цены почти такие же, как в Москве, а зарплата — раза в два с лишним ниже, чем у нас. Но жизнь — поспокойнее, поувереннее. Нет вызывающего ненависть у простых людей социального расслоения, как у нас. Ну, это длинный разговор...

Мы можем до бесконечности приводить вопиющие примеры «оборзения власти» и социальной несправедливости. Но ровным счетом ничего не изменим без ответственных перед своим населением начальников.

Во власть нужно выбирать людей не за их обещания, а учитывая их дела, их биографию. Сегодня же все чаще депутатский корпус — это люди без истории. Загляни ему за спину, а там, кроме учебы, ничего и нет. Но рассуждает категорично обо всем: и как здравоохранение устроить; и как полицию реорганизовать; и как сеять, строить — все знает! Кого выбираем — так и живем…

— Легко сказать — выбирать. Нужны честные выборы, а они превращены в профанацию. Есть партия власти, которая почти везде и побеждает.

— И «ЕР» можно прокатить…

— Ну, это как подсчитать голоса!

— Нет, милый мой, «как подсчитать» — это когда голосуют 15–25% избирателей. Вот тут — гуляй, Вася! У чиновников 70–80% неиспользованных бюллетеней, и они знают, где поставить галочку.

В 1989–90 гг. явка была 90%. Ты считаешь, что в те годы во власти сидели более сопливые чиновники? Что КПСС была слабее «Единой России»?..

Все это мы уже проходили. Люфт на махинации мы оставляли коммунистам 10%. И побеждали!

Если не хотите идти голосовать — значит, вас все устраивает. Но тогда не надо брюзжать, роптать на свою незавидную долю.

—А как вы оцениваете развитие российских регионов?

—То, что реально делается на местном уровне, для меня ничем не объяснимая загадка. Между прочим, власть в 90-х пыталась максимально расширить права муниципалитетов, повторив слова Бориса Николаевича: «Берите суверенитета сколько хотите, но деньги зарабатывайте сами!» В Подмосковье, в частности, было установлено, сколько средств местные власти должны перечислять в область, а все остальное оставалось на местах. Заработаешь больше — будешь лучше жить. Был стимул работать, искать резервы, пополнять муниципальный бюджет.

Учти: депутаты тогда сидели не статисты и не мурзилки. В советы шли люди шумные, но совестливые. Тогда не отсеивали, как сегодня, от участия в выборах. Они контролировали каждую бюджетную копейку: как расходовать — на ремонт, допустим, школы или на помощь малоимущим. С такими законотворцами нужно было говорить, убеждать! Местное самоуправление становилось на ноги.

Сегодня как в Интернет ни зайдешь — сообщение: администрация такой-то области решила выделить деньги на благоустройство дворов в таком-то, допустим, районе.

Любая область, как вы знаете. — совокупность муниципалитетов. Развитие области — не что иное, как развитие городов и районов. А ею пытаются управлять, как столицей. Таково мое мнение.

— Ну и?..

— Нам необходимо практически с нуля создавать фундамент страны, общества — институт местного самоуправления. Будут ошибки, найдутся и воришки, но каждые 4 года во власть будут приходить люди все более грамотные и ответственные. Лет через 15–20 мы получим ту самую власть, которую ждем.

■ ■ ■

— Опять 25! Опять с нуля! 25 лет назад мы рассчитывали (а вы в том числе нам конкретно обещали) совсем на другую жизнь. Почему не получилось? Говорят про какой-то спецпроект ЦРУ, что все так и должно было случиться…

— 25 лет назад в стране был период общественного и личного романтизма. Власть, я имею в виду тогдашнюю, жила отдельно от народа, для себя она построила коммунизм. Значит, полагали мы, надо сменить этих деятелей, убрать 6-ю статью в Конституции, выбрать в парламент хороших, как все мы, людей — и все очень быстро изменится. Немножко потерпим (обращаю внимание — ПОТЕРПИМ, а не поработаем), зато потом будем жить, как в Европе…

В это верили все снизу доверху. Ельцин не врал, заявляя, что через полгода счастье придет в каждый дом, иначе он на рельсы ляжет. Он верил, что рынок заработает, и все естественным путем «устаканится».

В чем общее заблуждение? 150 миллионов граждан страны свято поверили, что это «прекрасное недалеко», полгода-год, нам создаст кто-то. Декретом, указом или мановением волшебной палочки. Красивая, достойная жизнь нами не связывалась с собственными усилиями, с гражданской позицией.

Веками в нашей стране — и при царе-батюшке, и при коммунистах — существовала вертикаль власти. Никогда не было того, что называется местным самоуправлением. Была робкая попытка в ХIX веке — всего пару шагов — земской реформы. А затем все опять вернулось на круги своя.

Вертикаль власти в России была всегда: рост авторитаризма вместо гражданского общества.

Однако изменений на вершине власти недостаточно. В стране уже не первый президент, а топчемся на месте. Очень много зависит от граждан, от каждого из нас.

— Каким же образом местное самоуправление способно изменить психологию человека, менталитет?

— Возьмем мою Шаховскую. Еще в 2003 г. там заложили спортивный комплекс: около 9,5 тыс. кв. метров, он до сих пор не сдан — даже по советским меркам это махровый долгострой. Стоимость объекта (на тот момент, сейчас, конечно, больше) порядка 650 млн рублей — для района с 25 тыс. жителей сооружение достаточно помпезное. 11 лет этот объект то строится, то замораживается, то опять строится…

Местная власть, совет депутатов к нему не имеют никакого отношения, даже долгое время вообще не знали, кто и что в поселке возводит. Все очень просто: средства на спорткомплекс «спустила» область, она же определила и подрядчика.

Как бы поступил муниципалитет, если бы работы велись за счет районного бюджета? 250 млн рублей местные власти оставили бы на строительство спорткомплекса — он безусловно нужен, но не такой гигантский. Еще на 200 млн можно построить добротный 100-квартирный дом: для учителей, врачей, других необходимых району спецов. Социальное жилье с правом выкупа на определенных советом условиях, но без права приватизации. В Шаховскую, на служебное жилье, потянулись бы медики, которых не хватает. И еще 200 млн — можно прилично отремонтировать все школы района.

На худой конец, другой вариант, под этот мегакомплекс можно собрать всю досуговую жизнь граждан: фитнес-центр, бассейн, библиотеку, кружки детского творчества, школу танцев и пр. Папа пойдет в бассейн, маленький сын — в кружок авиамоделирования, мама — в салон красоты. Все смеются, все довольны.

Район в этом случае не просто бы истратил деньги. В центре города есть здания библиотеки, Дома пионеров и пр., которые бы освободились, и их можно было продать с торгов бизнес-структурам. Помещения в центре города стоят недешево.

Но поскольку финансы упали, что называется, с неба, от «дяди», их никто не считает и не контролирует, всем по фигу.

Когда средства выделяет область, неважно на что — на спорткомплекс, котельную или больницу, — строительство обходится в разы дороже!

За примером далеко не надо ходить. В той же Шаховской, метрах в 200 от долгостроя, местная организация своими силами возвела жилой дом на 7 тыс. кв. метров. По площади он соизмерим со спорткомплексом, но денег на него потрачено в 4,5 раза меньше!

Все это говорит об экономической эффективности местного самоуправления. Если в районе под ответственность главы и депутатов с рубля украдут 10 копеек, то с рубля из области — 50 и более!

Соседний Лотошинский район, где живет 18 тыс. человек. По этой же схеме — область, деньги, подрядчик — там ввели спорткомплекс еще больше — почти на 13 тыс. кв. метров. Содержится из области и потихоньку загибается. Так как коммерческая составляющая мизерна.

Опять же: как бы поступило местное самоуправление, если бы заработало эти деньги кровью и потом?

Потом, мало построить — надо же думать, во сколько обойдется содержание. Нефтяные брызги-то уже перестают долетать до окраин области…

■ ■ ■

— Понимаю: предлагаете передать средства на осуществление полномочий из вышестоящих бюджетов в муниципалитеты?

— Нет…

— Но почему?

— Разворуют, растащат. В мое время система местного самоуправления держалась на инициативных людях. Они были среди депутатов, председателей сельсоветов, простых граждан. Они находили резервы для увеличения бюджета и под свою ответственность реализовывали. Утверждаю: в начале 90-х годов Россия удержалась от развала, не рассыпалась только благодаря местному самоуправлению! Не на «чекистском крюке», как нас пытались убедить, она удержалась. Если, кстати, сегодняшних силовиков спустить на вчерашние муниципалитеты, их бы всех пересажали! За инициативу…

Ну, так вот, Россия проскочила период, когда для развития МСУ нужны только деньги. Рассчитывать на то, что, если спустить деньги муниципалитетам, они станут самодостаточными, уже не приходится. Инициативных людей сейчас намного меньше. А вороватых, наоборот, стало больше.

Знаешь, сколько глав муниципалитетов за последнее время пересажали в России? Шаг влево, шаг вправо — статья Уголовного кодекса. Прокурор возбуждает дело на главу сельской администрации за то, что тот не построил дорогу, а эта функция значится в его полномочиях. Но денег-то под нее нет! В тюрьму…

Другой глава сделал дорогу! «Где в бюджете заложены на нее деньги?» — спрашивает прокурор. «Да вот появились средства, мы решили их пустить на дорогу…» — «Нецелевое использование! В тюрьму!»

— То есть, если власть расщедрится, озолотит местную казну, все равно ничего не получится? Значит, хана?

— Местное самоуправление необходимо строить уже не из расчета на инициативных людей, а из понимания, что без эффективной местной власти нам действительно, как ты говоришь, хана. Значит, к местному самоуправлению надо ПРИНУЖДАТЬ. Дать не деньги, а возможность их заработать. Под свою ответственность перед своими избирателями. К примеру, сейчас из-за осложнений с бюджетом и обещаниями власти рассматривается увеличение налогового бремени. Либо повышение налога на добавленную стоимость (НДС), либо введение налога с продаж...

— Попробую угадать с первого раза. Вы — за налог с продаж. Ведь именно вы, будучи и министром федерального правительства, и главой Шаховского района, «придумали» этот самый налог.

— Да, Ельцин в 92-м разрешил его ввести в Шаховской специальным указом — в рамках реализации полномочий местного самоуправления. Почему мне пришлось идти на эту меру? Ждать помощи от государства в то время было бессмысленно. Нефть, газ стоили копейки.

Никакой промышленности в районе не было. Одно село, которое убыточное, само нуждалось в финансах. Как быть? Ситуация предвоенная. Где найти — и быстро — деньги? Активно развивалась только торговля, рынок насыщался товарами. С активным участием, замечу, районной власти. Не было бюрократии, поборов и контролеров, как сегодня…

Налог с продаж дал рост районного бюджета на 13% — мне удалось повысить зарплату бюджетникам на 25%, по мере сил и возможностей решать хозяйственные вопросы. Он и в масштабах страны дал огромный эффект, но в 2004-го его отменили. Нефть «подсобила».

Сегодня, на мой взгляд, если вводить налог с продаж, то полностью оставить его в местном самоуправлении, по 50% между муниципалитетами первого и второго уровня. Федеральный закон устанавливает предел 7%. Конкретную цифру принимают депутаты городского округа (районные депутаты). И самостоятельно решают, на какие первоочередные нужды расходовать эти деньги.

В одном районе эти средства могут направить на поддержание малоимущих. В другом — взять под налог кредит и построить дом для бюджетников. Кто-то повысит зарплату медсестрам или улучшит школьное питание.

Местная власть, депутаты, а не чиновники из области, обязаны решать такие вопросы!

— Но тогда, покупая пакет молока, бабушка-старушка со своей жалкой пенсии доплатит 3–7 процентов — и новый русский, приобретая роскошную яхту! Опять расслоение общества, опять все за счет народа!

— Никакой социальной несправедливости здесь нет. Наоборот, это социально справедливый налог. Кто больше потребляет, тот и больше платит. Бабушка за месяц потеряет на этом налоге 70 руб., а местный бизнесмен только на ужине в ресторане вложит в эту копилку 1000. Вот и верните из них бабушке. Кроме того, федеральный закон обязательно включит минимальный перечень необлагаемых товаров и услуг. Даже в начале 90-х годов у себя в Шаховской мы возвращали малоимущим этот налог. Хотя таких социальных служб, как сегодня, у нас не было, ходили по квартирам, составляли списки самых нуждающихся. А сегодня в органах собеса в базе данных вся информация о малоимущих — они скорее выиграют от введения налога. Зато новые русские будут с покупок оставлять муниципалитетам по полной программе.

— Как вы оцениваете состояние нынешнего гражданского общества? Болотная, катаклизмы возможны?

— Ничего исключать нельзя. Детонатором может послужить резкое снижение уровня жизни. Все остальное для такого массового недовольства власть готовит сама. Тем, что поощряет низменные черты в людях, а именно поиск врага — не только внешнего, но и внутреннего, «пятой колонны». Непереносимость никакой оппозиции, альтернативного мнения. Катастрофический разрыв в доходах бедных и богатых. Вранье, в том числе замалчивание, которое в век Интернета становится смешным. «Паутину» уже начали чистить от «вредной информации»…

Все признаки, которые сломали Советский Союз — по телевидению одно, а на улице совсем другое, — у нас присутствуют.

К тому же, когда тебе говорят, что сегодня мы отказываемся от молока, фруктов и овощей из какой-либо недружественной страны («У нас свое все есть!»), это напрягает. Даже если и было бы — хранить-то где? Но и своего нет — вот в чем беда!

А мы привыкли уже и к клубнике зимой, и к тому, и к сему.

Но это, как ты понимаешь, уже совсем другая история…



Партнеры