Миссия выполнима

Зампред Мособлдумы Никита Чаплин рассказал «МК», что он думает о красногорском стрелке, «фронтовиках» и подмосковном лесе

18 февраля 2016 в 18:21, просмотров: 1855

Мы живем в сложное время: кризис, обострение международных отношений, раскол в гражданском обществе. Но вместе с тем среди россиян патриотизм и ностальгия по советскому устройству государства растут с каждым днем. И Московская область в этом отношении не исключение. О том, как справляется с такой сложной повесткой подмосковное правительство и насколько оно может полагаться на поддержку гражданского общества, «МК» рассказал депутат, заместитель председателя Мособлдумы Никита ЧАПЛИН.

Миссия выполнима

—У подмосковного губернатора Андрея Воробьева хватает как сторонников, так и жестких критиков. Как вы сами оцениваете профессионализм региональных властей?

— Я живу в Подмосковье, отслеживаю все, что пишут про область, в том числе и в вашей газете. И далеко не со всем бываю согласен.

—Но вы представитель законодательной власти. А насколько хорошо вы знаете жизнь обычных жителей Подмосковья, чтобы судить, как им живется?

— Московская область для меня не случайный регион. Я родился и вырос здесь. Наша семья родом из зарайских земель. Более десяти поколений моих предков служат на благо своей малой родины. Для меня это действительно важно. Но вернемся к вашему вопросу о шкале ценностей. Для меня одним из самых весомых показателей эффективности работы исполнительной власти Московской области является то, что за последние три года было построено 317 детских садов и 55 школ. Это беспрецедентный показатель не только для нашей области, но для всей России. Открыты 22 новых сосудистых центра — вдумайтесь в эти цифры, — смертность от инфарктов и инсультов в регионе упала на 17,5%! Это ведь спасенные жизни людей. Я уже не говорю о других социальных объектах. Вот это и есть реальная забота о людях. 

— Но детсадов все равно не хватает...

— Я тоже читаю комментарии в соцсетях, но рассуждения некоторых блогеров напоминают мне геймеров, строящих виртуальный город: почему так медленно строят, нужно больше, быстрее и так далее. Это в компьютерных играх все просто и легко, а в реальной жизни все намного сложнее. Приходится преодолевать большое сопротивление разных групп населения, распутывать сложные переплетения интересов, документов, регламентов.

— Вместе с тем Общероссийский народный фронт, который нельзя обвинить в необузданном критиканстве, довольно часто выступает с жесткой критикой в адрес областных и муниципальных чиновников.

— У нас с ОНФ нормальные рабочие отношения. Разные ведомства активно приглашают «фронтовиков» поучаствовать в дискуссиях. Спорим, сопоставляем подходы, площадка ОНФ позволяет активистам и профессионалам вместе аккумулировать здравые предложения. Например, после последней дискуссии представитель ОНФ вошел в наш экспертный совет. К тому же идея открытой власти создавалась не для получения исключительно благодарностей, поэтому областное правительство относится к критике с пониманием. А в выигрыше остаются жители, чьи проблемы, пожалуй, впервые за долгие годы стали так активно обсуждаться и решаться.

— А как вы относитесь к идее ОНФ расширить лесопарковый пояс вокруг Москвы до 70 км?

— Лес в Московской области занимает более 40% территории. Это примерно 2 миллиона гектаров. Здоровый лес — это здоровое Подмосковье. И не только. Для столицы, которая задыхается в час пик в пробках, зеленые легкие имеют стратегическое значение. Никто в постсоветской истории региона не прикладывал столько сил для приведения наших лесов в порядок, как Андрей Воробьев. Фактически формируется новая культура отношения к лесу. Заложена очень хорошая традиция, когда жители области сами приходят высаживать деревья. И те, кто был на акциях «Наш лес. Посади свое дерево», вам подтвердят, что это не показуха. Это важнейший воспитательный момент, очень позитивное семейное событие.

— Но восстановлением лесов должны заниматься в первую очередь профессионалы.

— Именно такие люди и работают в лесном комплексе Подмосковья. Мы вернули лесника в лес, восстановили численность наших лесничеств. Корпус подмосковных лесничих один из самых профессиональных в стране. Они победили эпидемию короеда, высадили 65 миллионов деревьев, восстановили более 20 тысяч гектаров леса.

— Что еще такого же значимого вы можете отметить в плане улучшения экологии региона?

— За три года закрыты 16 мусорных полигонов, хотя за каждый из них шла борьба с различными коммерческими структурами. А возвращаясь к вопросу о расширении лесопарковых зон, хочу сказать, что готов поддержать любую инициативу, которая направлена на охрану леса, создание заповедных территорий. Другой вопрос, что всякая инициатива должна проводиться по-умному. Надо понимать, что топор в руках лесника — это не орудие убийства, а инструмент профилактики. Например, лес не должен быть перестойным, зарастать осинником. Не только у подмосковных лесоводов, но и у всех жителей сегодня есть миссия: на участках, где вырублен поеденный короедом лес, посадить новый. Сегодня нами возрождена система общественных лесных и экологических инспекторов, готовим сайт, где каждый желающий сможет отслеживать карту санитарных рубок. И здесь у нас самые широкие возможности для работы с ОНФ, экологическими организациями.

— Подмосковье привлекает туристов не только красотой природы, но и множеством достопримечательностей.

— Абсолютно с вами согласен: у нас есть такие жемчужины древнерусского зодчества, как Новый Иерусалим, Сергиев Посад, Звенигород, совершенно уникальный Зарайский кремль, прославленная на всю страну Коломна. Все это памятники мирового значения, и они совсем рядом, не нужно никуда лететь. Подмосковье становится интересным, можно сказать, «модным» местом.

— Что делается в Московской области для защиты памятников культурного наследия от застройки?

— Близость к столице — это большое экономическое преимущество для Подмосковья и одновременно серьезное испытание. Застройка Королёва, Балашихи, Химок крайне массивная. В свое время была упущена возможность хоть как-то ее ограничить, инвестор правил бал. Буквально на этой неделе губернатор объявил о введении моратория на строительство жилья в Королёве и Балашихе. По большому счету приходится расхлебывать последствия строительной лихорадки. Строить сады, школы, создавать инфраструктуру. Некоторые проекты и новые кварталы, за которые ругают власти, были подписаны и получили разрешение давно. Причем это проекты долевого участия, в которых участвуют живые люди, заплатившие деньги. У них есть дети, престарелые родители. И главное — закон на их стороне.

фото: Геннадий Черкасов
Новые микрорайоны наступают на подмосковные села и деревни. Из-за этого возникают конфликты с местными жителями.

— Допустим, закон далеко не всегда на стороне инвестора. Например, если право собственности на земельный участок было оформлено с нарушением законодательства. Может, такие проекты нужно закрывать, а землю отбирать?

— Работа с инвестором — очень кропотливое дело. Не забывайте, что без инвесторов невозможно решить проблему аварийного жилья, строительства школ и садов там, где изначально их не додумались построить. Или не захотели. В сегодняшней экономической ситуации весь этот сложный административно-переговорный механизм становится еще более трудоемким. Но команда губернатора удачно справляется. Только за прошлый год в той же Балашихе построено 14 детских садов, три школы. Скоро появятся две поликлиники, родильный дом, еще целый ряд медучреждений. Работа идет очень серьезная. Но при всех трудностях и обилии социальных задач, согласен, что сохранение исторического городского ландшафта — это железный приоритет. С этой целью были созданы альбомы городов, где отражены концептуальные образы центральных улиц и кварталов, модели благоустройства. Утверждены особо охраняемые территории. В этом году впервые создаем генпланы для всех городов.

—Первые генпланы начали обсуждать еще 2–3 года назад, и почти все были отправлены на доработку. Где же доработанные градостроительные концепции?

— Вся работа по планированию застройки еще только предстоит. Нам нужно в этом году утвердить 258 генпланов. Провести порядка 5 тысяч слушаний. Я уверен, что когда эта работа будет завершена, то ни у кого не будет оснований сказать, что какие-то схемы принимались кулуарно. Наверное, недовольные будут — кто-то хотел парк, но большинство проголосовало за расширение дороги, например. Или наоборот. Но это будут решать сами жители.

— В Московской области много крупных предприятий, работающих по госзаказу. А что происходит с малым бизнесом?

— В Подмосковье действует большая программа поддержки малого и среднего бизнеса. Мы заинтересованы в том, чтобы становилось больше предпринимателей. Поэтому стремимся создать для них комфортные условия, дать чувство стабильности, поддержки. Например, помогаем с помещениями. Для социально ориентированных предпринимателей ставка аренды на областные и муниципальные объекты снижена на 50%.

— А войну ларькам объявлять по примеру Москвы не собираетесь?

— Начать свое дело — это для многих самое серьезное решение в жизни. И люди должны понимать, что их павильон никто не снесет. Право собственности должно быть незыблемым. Губернатором дана установка главам муниципалитетов: они должны активно предлагать свою помощь бизнесу. К таким же благоприятным условиям относятся и свободные экономические зоны. Раньше у нас была одна Дубна, но в прошлом году запустили СЭЗ в Ступине, а в январе 2016-го появилась еще третья — во Фрязине. Нам очень важно, чтобы эти территории получили действительно опережающее развитие. Чтобы многие гениальные разработки наших подмосковных ученых смогли найти применение и наши компании стали выводить на внешний и внутренний рынки что-то принципиально новое, технологичное. По-другому кризис нам не преодолеть.

— Но раньше Подмосковье всегда отличалось крепкими аграрными хозяйствами, а сейчас поля застроили, фермеры переквалифицировались в блогеров.

— Действительно, не так давно, проезжая по какой-нибудь трассе, я с тоской наблюдал огромные пространства подмосковных полей, на которых росли лопухи, борщевик, молодые деревья. От этого возникало ощущение какого-то безвременья. Но за последние три года удалось вернуть в сельхозоборот 160 тысяч га — поверьте, это серьезное достижение. Кстати, сама природа тут же ответила на такое человеческое к себе отношение: подарила нам рекордные урожаи по всем культурам. По зерновым вообще превышены самые благополучные показатели еще с советских времен. Собрали 416 тысяч тонн — в 2 раза больше, чем за предыдущий год.

— Что будете делать с этим зерном, продадите?

— Будем развивать кормовую базу. Подтянем животноводство. Например, совсем недавно был заключен очень серьезный инвестиционный контракт с вьетнамскими партнерами. Там только дойного стада запланировано 21 тысяча голов. 

— Многие эксперты считают, что трагедия в Красногорске ударила по рейтингу областной власти, вы согласны с этим мнением?

— Событие действительно страшное, совершенно экстраординарное. Но мне не очень понятно, когда говорят о каких-то репутационных потерях руководства области. Самые главные потери — человеческие. Погибли наши товарищи, в том числе и сотрудник вашей газеты Константин Смыслов, который попал под горячую руку потерявшего контроль убийцы. Но такое событие могло произойти где угодно, в любой точке станы и мира. Если же говорить о какой-то коррупционной составляющей, то здесь как раз наоборот — мы видим страшный и неожиданный побочный эффект от того, что были перекрыты коррупционные каналы.

— Так кто тогда виноват, предыдущие власти?

— Я все-таки думаю, что это несчастный случай, трагедия. Результат внутреннего болезненного состояния человека, которому переклинило сознание. Внешние раздражители и катализаторы в данном случае имеют второстепенное значение. Что касается предыдущих властей, то каждый из руководителей нашего региона старался сделать что-то хорошее, хотя, наверное, не все и не всегда получалось. И Конотоп, и Месяц, и Тяжлов, и Громов сыграли важную роль в развитии региона в определенный период истории. И мне очень нравится позиция нашего губернатора, который никогда не позволяет себе говорить об ошибках предшественников. Наоборот, старается развить те позитивные моменты, которые были достигнуты.

— Помимо работы в областном парламенте вы являетесь лидером движения дачников. Какие проблемы на повестке дня?

— Скоро Союз дачников Подмосковья откроет третий сезон работы. Само понятие «подмосковная дача» — это культурное явление. Но чтобы отдых на даче был комфортным и безопасным, нужно прилагать коллективные усилия. Решать вопросы социальных услуг. Среди любителей дачного отдыха преобладают люди старшей возрастной группы. Многие из них могут себе позволить весь теплый сезон прожить в загородном доме. А это значит, что неизбежно возрастает нагрузка на подмосковных врачей, социальные учреждения. Приходится отлаживать взаимодействие с муниципалитетами, с областными ведомствами. Находить какие-то резервы, решения. Есть еще проблема вывоза мусора. Нам удалось сделать обязательным заключение договоров на вывоз бытовых отходов для каждого садового товарищества. Как результат, стало меньше мусора вдоль дорог, на автобусных остановках, в близлежащих к СНТ лесам. Пытаемся найти системные решения для более чем 15 тысяч садовых товариществ. Я вижу одну из важнейших ролей нашего союза как раз в повышении культуры дачников. 



Партнеры