Маркиз детсад

Воспитательницу из Домодедова всеми возможными способами пытаются лишить жилья. Она и ее трое детей могут остаться бомжами

26 февраля 2014 в 19:29, просмотров: 8233

Многодетная мать-одиночка из Домодедова Надежда Бакланова со дня на день может оказаться на улице. Дело в том, что она потеряла работу, а вместе с ней — и служебную квартиру. Надежда с детьми, один из которых инвалид-колясочник, живет в этой квартире, которую она получила за 19 лет безупречной работы в Управлении образования Домодедовского района. И тут вдруг ее увольняют, судя по всему по надуманному поводу и в нарушение всех трудовых норм... Примечательно, что женщина очень боится обращаться за помощью в правоохранительные организации: наслышавшись про ювенальную юстицию, она опасается лишиться детей.

Маркиз детсад
фото: Дина Карпицкая

■ ■ ■

Надежда одна воспитывает троих детей. Всего у нее их четверо, но старший сын (от первого брака) уже взрослый и у него своя семья. На руках у Нади сейчас двое малышей — Аня и Миша (4 и 5 лет) и 14-летний Сашенька. Мальчик, который родился с ДЦП — инвалид с детства.

Около 10 лет она преподавала математику в средней школе. А потом, когда у нее родился ребенок-инвалид, не смогла справляться со школьными нагрузками. И перешла воспитателем в детский сад №18 «Веселые стрижи». Там она и трудилась с 2002 года.

— Я все время живу в служебном жилье. Сначала — в общежитии, в комнате 7 квадратных метров. Потом в однокомнатной квартире, далеко от города, добиралась по 1,5 часа до работы. Но ничего, не жаловалась. При этом стояла в 4 жилищных очередях (федеральной, льготной многодетной и двух общих). И вот полтора года назад мне выдали во временное пользование от Управления образования трехкомнатную квартиру в Домодедове. Радости-то у нас было!!!

Правда, квартира была в новостройке, и, кроме входной двери и бетонных стен, в ней ничего не имелось. Но это не смутило новоселов. Женщина взялась за ремонт. Многое сами со старшим сыном делали, на сложные работы приходилось нанимать рабочих. Денег в семье лишних нет — это понятно. Кое-что в долг дали друзья-знакомые, плюс Надежда оформила кредит. Но осилили они ремонт. Старалась, так как в городской администрации заверили, что велика вероятность того, что эта квартира может впоследствии перейти семье в собственность.

— Главное, что в этом доме есть и пандусы, и грузовой лифт. Сын ведь у меня на коляске. А еще мы специальным образом оборудовали ванную комнату — сделали слив так, чтобы мне удобно было мыть Сашеньку.

■ ■ ■

Однако радость оказалась недолгой. Угроза выселения нависла над семьей Баклановых почти сразу после новоселья. В детском саду сменилась заведующая. Ту, которая руководила учреждением 10 лет, сместили. Вместо нее пришла молодая, амбициозная бывшая преподавательница музыки Ирина Костюкова. За полтора года из садика уволились (по собственному желанию или по другим причинам) порядка 30 человек. Надежда же держалась за работу как могла, ведь для нее это в буквальном смысле слова вопрос жизни и смерти. Но вот ее напарница ушла, а новую очень не устраивала ни сама Надежда, ни ее рабочая льгота.

— Все во мне перестало устраивать. То моя сменщица раздражалась, что мне как матери ребенка-инвалида положен один день среди недели выходной. То есть я не 5 дней работала, как она, а только четыре. Представляете? Да я бы вообще без выходных работала, если бы от этого моему Саше легче стало и он бы смог ходить! Эта напарница, не хочу даже ее имя называть, и заведующая спрашивали меня, почему бы не отдать сына в детский дом? Но это все лирика, я-то понимаю, что скорее всего причина всей этой истории — моя служебная квартира. Видимо, кому-то она очень понадобилась.

Надежда Бакланова терпела и молчала: а что ей еще оставалось? Но заведующая, по всей видимости, была твердо намерена сменить весь старый коллектив. Вместо «стареньких» она принимала на работу и своих подруг, и приятельниц.

Обстановка накалялась, но Бакланова писать заявление на увольнение не хотела. Тогда руководство придумало новый ход:

— Меня вызвала Ирина Викторовна и заявила, что одна из родительниц написала на меня жалобу — якобы я оскорбила ее дочку. Саму жалобу мне при этом даже не дали посмотреть, — рассказывает Надежда Бакланова. — Поговорить с мамой девочки тоже не дали. Что уж такого я там сделала — не понимаю. У меня было прекрасное настроение в тот день, у дочки моей младшей (она тоже ходит в этот садик) был день рождения. Мы принесли конфеты, угощали всех детей, как это принято. И вообще, я работаю в «Веселых стрижах» больше десяти лет. И вплоть до этого дня (ноября 2013 года) никаких замечаний со стороны руководства или родителей детей по поводу моей работы не было. Только благодарности и почетные грамоты. У меня высшее педагогическое образование, стаж работы — более 20 лет.

Коллеги Надежды рассказывают, что в течение трех дней после жалобы на Бакланову давили как могли. Всеми правдами и неправдами ее склоняли к тому, чтобы она написала заявление об увольнении.

фото: Дина Карпицкая

— Ее буквально каждый день по пять раз вызывала заведующая, — рассказала коллега педагога. Имя она свое просила не упоминать, так как все еще трудится в «Веселых стрижах».

— От увольнения по собственному желанию я отказывалась. Когда заведующая в очередной раз вызвала меня к себе и уже довольно резко поинтересовалась: «Когда же вы уволитесь?» — мне просто стало плохо.

Приехавшая «скорая» констатировала у воспитательницы очень высокое давление. Опасаясь инсульта или инфаркта, медики ее немедленно госпитализировали. Когда же Надежда вышла с больничного, то выяснилось, что ее уже уволили. По статье 332 Трудового кодекса РФ (однократное применение психологического насилия над несовершеннолетним. — Д.К.).

— Мне дали 5 минут на сборы и выпроводили на улицу. Ни вещи я не смогла забрать, ни документы мне никакие не показали. Ничего! Костюкова заявила только, что трудовую книжку она вышлет почтой.

Бывшая начальница Баклановой Вера Павловна Черных, которая работала заведующей детского сада «Веселые стрижи» до Костюковой 9 лет, отзывается о Надежде очень хорошо:

— Прекрасная она воспитательница. Мы столько лет вместе работали, и никаких проблем. Никого она никогда не обижала и никаких жалоб на нее не было. И вообще, она очень сильная женщина и любит детей. И своих, и чужих. Никогда на нее никаких нареканий не было. Наоборот.

— Как вы думаете, могла новая заведующая не знать, что Надежда с детьми живет в служебной квартире?

— Да конечно, не могла. Она все прекрасно знала. Тем более что она у нас работала музыкантом, когда Бакланова квартиру получала. Да и потом, что это за директор, который всего про своих подопечных не знает?

■ ■ ■

Ошарашенная Надежда пошла в управление выяснять, что же теперь будет со служебным жильем. Там ее попросили не волноваться, а приходить через месяц, а лучше через два.

— Какое счастье, что я не послушала их совета, — вздыхает Надежда. — Иначе я бы уже в конце января оказалась с детьми на улице. Ведь месяц — это как раз срок исковой давности, если я хочу оспорить решение работодателя.

Бакланова наняла адвоката и подала заявление в суд. Кроме того, она направила обращения в Администрацию Президента РФ, уполномоченному по правам детей Астахову, губернатору МО и другим официальным лицам. Уже пришли ответы и идут разбирательства.

Возмутились увольнением хорошей воспитательницы и родители. Многие вообще не сразу поняли, что Надежду Бакланову уволили. Многие собираются прийти в суд и выступить в поддержку любимой воспитательницы.

«Заведующая не может разговаривать с родителями. Мы что ей, маленькие дети? Какая нервная обстановка в детском саду! Мы очень жалеем, что попали в этот сад. Воспитатель молодая, занятий нет».

«Хорошо, что уходим в школу. Смена воспитателей влияет на ребенка, занятия не проводятся, подготовки к школе нет».

■ ■ ■

Мне удалось поговорить с заведующей Ириной Костюковой:

— Да, на Бакланову действительно поступило заявление от родительницы, — заявила она. — О чем? Ну, я не помню, позвоните мне попозже, я уточню.

Сколько я ни перезванивала, так толком объяснить, как же именно обошлась Надежда Васильевна с этой девочкой, заведующая не смогла.

— Она грубо обращалась с ребенком. На нее уже давно жалобы поступают.

— Как давно? Она ведь десять лет работает в этом садике, а вы всего 1,5 года.

— Ну вот все 1,5 года и поступают. Да она толком и не работала все эти годы, все время в декрете сидела.

— А вы знали, что увольнение грозит Надежде Баклановой и ее детям выселением из служебного жилья?

— Да что вы говорите?! Я вообще понятия не имела, что она в служебной квартире живет.

Я просила о возможности поговорить с мамой обиженной девочки — она наверняка смогла бы объяснить суть конфликта. Но и в этом мне было отказано.

А между тем двум младшим детям Надежды Баклановой тоже стало невозможно посещать детский сад. Их постоянно расспрашивали про маму, подала ли она в суд, наняла ли адвоката. Малыши, естественно, переживали и комплексовали. Кончилось тем, то Миша наотрез отказался ходить в сад. Сестричка его поддержала.

— Что мне делать, скажите? — плачет Бакланова. — Все эти суды, дети на руках, расходы бесконечные на юриста и суды... Я ходила в управление, просила, чтобы мне другую работу подобрали. Лишь бы квартиру не отбирали. Но никаких альтернатив мне предоставлено не было. И с такой статьей на моей карьере педагога вообще можно поставит крест.

Комментарий адвоката Надежды Евгения Глазунова:

«Руководство детского сада, как мы считаем, необоснованно обвинило Бакланову в причинении насилия ребенку. Уже было первое заседание 19 февраля. Нас ознакомили с материалами дела. С первого взгляда видна фальсификация документов. Во-первых, сама жалоба бабушки обиженной девочки вообще без подписи. Акты составлены не тем числом и не соответствуют судебным требованиям — в то время Надежда Бакланова никак не могла их подписывать, так как находилась в больнице. Психологические проверки прошли без участия Баклановой. И вообще, когда читаешь эти документы и показания, кажется, что весь коллектив одновременно собрался в ту секунду, когда Надежда якобы применила психическое насилие, и смотрел на это. Такое же невозможно! Мы будем оспаривать все эти показания».



Партнеры