НА ПЕТР ПЕРВЫЙ-ВТОРОЙ РАССЧИТАЙСЬ!

28 сентября 1998 в 00:00, просмотров: 240

Топот почетного караула и звуки духового оркестра распугали в субботу всех рыбаков, мирно дремавших на берегу Серебряно-Виноградного пруда. Петр Первый номер два справлял здесь свое новоселье. Место поскромнее и памятник подомашнее. После церетелевского монстра четырехметровый бронзовый Петр в фартуке и с засученными рукавами кажется просто-таки каминной статуэткой. Впрочем, злобных шуток и сравнений царя измайловского с царем центральным на церемонии открытия памятника никто себе не позволял. Во-первых, говорят, что и этот Петр появился не без помощи Зураба Константиновича, а во-вторых, Церетели лично присутствовал на торжествах. Рука об руку с автором памятника, восьмидесятилетним Львом Кербелем, за спиной у Лужкова. Лев Ефимович — фигура среди скульпторов не менее мифическая, чем сам Петр I. Когда о существовании Церетели московские начальники еще и не знали — были и такие времена, — самые ответственные монументы поручали Кербелю. Он автор памятника Карлу Марксу напротив Большого театра, Ленину на Калужской площади и еще сотни менее известных работ, часть из которых находится аж в Третьяковской галерее. Но Петр I, над которым Кербель работал все последние годы, мог бы так навсегда и остаться в мастерской. Дело двинулось только после вмешательства Лужкова: и недостающие для окончания работ несколько миллионов нашли, и место подыскали. Потому что старикам везде у нас почет. На открытие памятника народу собралось много, наверное, многим хотелось сравнить двух Петров. Памятник на Серебряно-Виноградных прудах, где Петр I создавал свои потешные полки, смотрится очень удачно, но вот оценить памятник смогут немногие: уж больно далеко сослали Петра Первого. Тем не менее министр культуры Наталья Дементьева посоветовала москвичам назначать свидания именно под этим Петром. Наверное, чувствует министр, что скоро выбирать будет все сложнее. Ведь если дальше дело пойдет такими темпами, то памятников царю-плотнику в Москве станет больше, чем вождю мирового пролетариата. Лениных в столице осталось 20 штук, а Петров за два года уже двое. Скоро Петербург за пояс заткнем — там отец-основатель удостоился всего трех памятников. Может, московским скульпторам перечитать учебник истории и как-нибудь поделить между собой императоров да полководцев, чтобы по крайней мере не повторяться. Анастасия КАСЬЯНИКОВА.



Партнеры