ПОГОВОРИМ

15 марта 1999 в 00:00, просмотров: 362

Придравшись к важности момента, Внесу паническую ноту: Одни родили нас зачем-то, Другие любят отчего-то. Как эти праздники кошмарны, Мы все успеем убедиться: Мы благодарны, благодарны, И все не в силах расплатиться. V V V Андрея Максимова наконец-то постигла удача в лице Станислава Борисовича Рассадина. Но он ее как-то не разглядел. По крайней мере я не заметил, как он награждает писателя и критика С.Рассадина блокнотами и ручками. Еще бы! Неуемный Рассадин осмелился критиковать не только Никиту Сергеевича (чуть было не забыл которого — Михалкова) за русский стандарт. Мой друг подсказал определение "зубропижон" — как внезапно разбогатевшего барина, купившего у прежнего владельца крепостной театр и потчующего гостей его послушанием и смиренностью. Не только г-жу Дубовицкую, ведущую все "Аншлаги" с какой-то несмываемой улыбочкой, но и (бог да избави!) самого Матвея Ганапольского. Вы любите Николая Фоменко как ведущего? Это дело ваше и вашего предпочтения. Но это не является предпочтением моим и, как видим, Станислава Борисовича. Что не прощается ни в каком случае. V V V Никита Сергеевич — большой артист современности. Он то собирается баллотироваться на царство, то отказывается. Он несомненно обладает харизмой (я не встречал никого, кто понимал бы значение этого слова). Тут скорее вспоминается Харибда с подружкой Сциллой. Юркий, непотопляемый трехмачтовый бриг или даже фрегат "Арго" с молодыми навигаторами. Никита Сергеевич — личность. Хуже, когда ее нет. V V V Илья Сильвинский в этих случаях писал: "Но мой рассказ не о любви — о тигре мой рассказ. Мы счеты сложные свои сведем не в этот раз". Я же никакой не охотник, как и Адриано Челентано. Ни на тигров, ни на львов. Даже когда это львы фешенебельные, великосветские. Мой рассказ, не буду вас обманывать — как и положено в самый женский изо всех дней в году, — о любви. А любовь, думаешь об этом или не думаешь, всегда невольно опережает время. На год, на девять месяцев или хоть на месяц. Кстати или не особенно, вспоминаются такие стихи. Все птички зачирикали в апреле. Везде приметы добрые весны — У человека зубы отболели, И он спокойно сходит со стены. V V V Любовь свободно век кочует. Законов всех она сильней. Меня не любишь, но люблю я. Так берегись любви моей. Песнь торжествующей любви. Хабанера — хава Нагила — песня свадеб, песня сбора урожая. А стало быть, осенняя, опережает — в самый раз на девять месяцев. Впрочем, ничего "в самый раз" не бывает. Даже невеста иногда рожает раньше на месяц-другой. V V V Интересное начинание, между прочим. "Суд идет". Старший присяжный Володя Шахиджанян (автор специальной книги, которая называется, как у Маяковского, деликатно: "1001 вопрос про это"). Государственная Дума не обращает внимания на проблемы семьи. Заклинание как способ борьбы со СПИДом и разными прочими сифилисами. Вот сколько было парламентов — ни один до такого не додумался. Но мы заболтались. V V V Уж чего-чего от них не видел, Многое успел и позабыть. И боялся их, и ненавидел, Если силы не было любить. Сколько раз куда-то брел, качался, Сомневаясь в том, что уцелел. Восхищался ими, возмущался. Был бы старше, больше бы жалел. Насморки, интриги ли, утраты — Что ни думай, что ни говори, В сущности, они почти солдаты: Надо быть красивой, хоть умри. Им еще, я думаю, зачтется, Что всегда мы требовали с них: Маленькое мужество причесок. Маникюра, зеркалец, ресниц.



Партнеры