ЖИЗНЬ АБДУЛЛЫ — ПОКРЫШКА

22 марта 1999 в 00:00, просмотров: 273

Прошел почти месяц с того дня, как на Рублево-Успенском шоссе джип "Мерседес" сбил группу таджикских рабочих. Двое из них, напомним, скончались на месте, один покалечен, еще двое чудом не пострадали. После ночи, проведенной в Одинцовском УВД, владелец джипа — сын бывшего вице-премьера Сосковца — был отпущен за недоказанностью совершения им наезда. На другой день двое уцелевших таджиков отбыли в неизвестном направлении, и только один до сих пор со множественными переломами находится в Одинцовской клинической больнице. Местонахождение сына Сосковца неизвестно. По делу о наезде работает следственная бригада ГУВД Московской области. Но в этом деле, скорее всего, никогда не будет установлена истина. Мы решили собрать воедино мнения участников этой трагической истории. Абдулла Абдуллаев (таджик, 20 лет, временное место жительства — пос. "Химик" Московской области, разнорабочий): — Ничего не помню. Помню удар в спину, и я сразу потерял сознание, упал в снег. Очнулся уже в больнице на другой день. Врач сказал, что нас сбила машина, но я этого не видел. Вот прошел почти месяц, а я до сих пор не могу ходить... О том, что те двое других погибли, я узнал только от вас. Родственники и следователи мне об этом не говорили. Заведующий травматологическим отделением Одинцовской центральной клинической больницы Михаил Никитин: — Абдуллу к нам привезли на "скорой". Состояние средней тяжести, перелом костей таза. Такое здесь часто бывает, обочина на Рублевке узкая, эти гастарбайтеры в основном пешком ходят, а по трассе, сами знаете, кто и как гоняет... К нам часто привозят жертв таких наездов — как правило, виновник скрывается с места происшествия и его не находят... Абдуллаев гражданин иностранного государства. Таким, как он, бесплатно мы можем оказать только экстренную помощь. За остальное время пребывания в больнице вынуждены взимать плату. Примерно 200 рублей за сутки пребывания. Отец Абдуллы (приехал в Москву из Навруза сразу после известия о наезде): — Машина была большая, зацепила сразу троих. Один отлетел в сторону, моего сына только зацепило, а третий повис у них на бампере. Машина не остановилась, проехала метров 60—70, а труп все висит. Тогда они вылезли, сняли труп и дальше поехали. Они не знали, что передний номер машины на трупе остался. Наши (те, кто остался в живых) видели, что из "Мерседеса" вылезли трое, когда снимали труп с бампера. Абдулла Абдуллаев: — Что мы там делали ночью? Мы работали на ментов. Они каждый день нас трясут за временное разрешение. Мы работали разнорабочими на стройке, но после кризиса работы нет. Милиция хочет денег — идет к нам, забирает паспорт и требует за возвращение 170 рублей. У нас не было денег, нам сказали: "Идите в Успенское, там будете снег чистить около милиции". Мы чистили до двенадцати ночи, но паспорт не отдали, говорят, завтра придете в 9 утра. Мы пошли назад пешком. И по дороге вот это случилось... Адвокат Сосковца-младшего Виктор Зиновьев: — Моему клиенту не предъявлено никакого обвинения, и поэтому не избрана мера пресечения. Где он сейчас, не скажу. Могу только сказать, что мой подзащитный хороший и порядочный человек. Следователь Ирина Сафронова: — На сегодняшний день версия об угоне не подтверждается. Кстати, формально это не машина Сосковца. Сосковец управлял машиной по доверенности. Отец Абдуллы: — Конечно, он может говорить, что это не он был за рулем, но дело сделано, и мы, в общем, претензий не имеем. Одна беда — мы не можем заплатить за лечение, они здесь просят денег двести рублей в день за койку. А ему лежать еще долго — 45 дней, а это девять тысяч рублей! Откуда у нас такие деньги. Пусть хотя бы это заплатят. И какую-то компенсацию погибшим. У одного погибшего жена в Таджикистане с ребенком остались — дать им немного денег. Ей там очень плохо. Мы все скидывались, чтобы их тела в Таджикистан отправить, посольство немного помогло. Брат Абдуллы: — Сына Сосковца я в глаза не видел, он не приходил сюда. Чем платить за лечение, я не знаю. Денег у нас нет. Просить у него я не могу. К нему, говорят, не пускают, там, говорят, охрана, вооруженные люди. Как мы к нему попадем? Следователь Ирина Сафронова: — В принципе, им может компенсировать лечение владелец машины — формально он несет основную ответственность, раз наезд был совершен на его машине, — или сам Сосковец. Для справки: 9000 рублей = 380 у.е. по курсу ЦБ на день публикации материала. Стоимость одного колеса в сборе для автомобиля "Мерседес" джип 320 Е — примерно 390 у.е. Мария ФЕДОРИНА.



Партнеры