ЧЕРНОБЫЛЬСКАЯ МИСТЕРИЯ

26 апреля 1999 в 00:00, просмотров: 993

Сегодня мы уже можем сделать один очевидный вывод из чернобыльской трагедии: халява страшнее радиации. Почетное звание "ликвидатор аварии на Чернобыльской АЭС" намертво срослось с длинным перечнем социальных благ, льгот и гарантий. Внушительный денежный довесок к титулу инвалида-чернобыльца был и остается вожделенной мечтой многих совершенно здоровых людей. Через 13 лет после взрыва на 4-м блоке атомной станции баталии за заветную "корочку" разгораются с новой силой. Авария была ужасна. Расплавился уран в активной зоне. Взрывом разнесло в клочья корпус реактора. Облака радиоактивного пепла вырвались в атмосферу... Взрыв на Чернобыльской АЭС признан одной из величайших техногенных катастроф века. В чем же ее "величие"? "Страшная катастрофа" унесла жизни стольких людей, сколько погибает каждую неделю (!) под колесами машин на дорогах маленькой Польши. Она оставила после себя "мертвую пустыню", уровень загрязнения которой ниже, чем естественная радиоактивность почвы в Иране и Индии. Люди там живут веками и чувствуют себя прекрасно. Но авария, которая 26 апреля 1986 года прославила безвестный украинский городок на весь мир, действительно уникальна. Она достойна войти в историю поучительным примером того, какое влияние оказывает слово на сознание людей, какой непоправимый вред может нанести. По вине безответственных писак и политиков миллионы людей уже 13 лет не в состоянии очухаться от суеверного ужаса перед химерой-невидимкой по имени "радиация". 30 апреля 1986 года газета "Нью-Йорк пост" под заголовком "Братская могила" сообщила о том, что "15 тысяч трупов сброшены бульдозерами в могильники радиоактивных отходов". Спустя время "Нэшенл инквайер" утверждала, будто бы "в Чернобыле появились цыплята-монстры ростом с высоких мужчин и весом до 100 кг"... Это лишь два примера из богатой "чернобыльской мифологии". — Сами "чернобыльцы" поначалу даже и не подозревали, что они "в смертельной опасности", — утверждает врач-радиолог Института биофизики, член-корреспондент Академии медицинских наук РФ, эксперт Научного комитета по действию атомной радиации (НКДАР) при ООН академик Ангелина Константиновна Гуськова. — Их "просветили" представители писательской братии: Юрий Щербак, Алесь Адамович. Страсти разгорелись, когда появились публикации-ужастики: люди искали у себя последствия пребывания в "зоне". Невольное преступление совершали и далекие от радиологии медики. Самые обычные хвори в отблесках зарева над полыхавшим реактором казались чуть ли не смертельными. Для тысяч больничных листов, выдаваемых абсолютно здоровым, но до смерти напуганным людям, специально придумали диагноз "вегетативная дистония". Под него списывалось все: от сухости в горле до занывшего зуба. По настоянию некомпетентных врачей во многих странах Европы были сделаны сотни абортов из-за мнимой патологии зародышей. Писатели получали премии и широкое признание, а политики зарабатывали политический капитал. Миллионы людей нежданно-негаданно были объявлены "жертвами Чернобыля". На отдельных счастливчиков посыпался золотой дождь... Рогом изобилия стал закон "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС". На волне популизма 1991 года, когда Ельцин пикировался с Союзом и решил показать, что Россия щедрее, "жертвам" отвалили все, что только могло прийти в голову. Особенно досталось ликвидаторам: бесплатное лечение, лекарства и протезирование зубов, бесплатный проезд и 50-процентная скидка на оплату коммунальных услуг и телефона, дополнительные 14 дней оплачиваемого отпуска и ежегодная бесплатная путевка, бесплатное жилье и много чего еще "по мелочи". А в 1992 году Верховный Совет приснопамятного Руслана Имраныча добавил со своего барского плеча еще и освобождение от всех таможенных пошлин и налоговые послабления. Сегодня среди 2 миллионов "подвергшихся воздействию" (сюда входит население 14 "грязных" областей и вынужденные переселенцы из "мертвой зоны") в ликвидаторах ходят 250 тысяч. Такого халявного закона нет нигде в мире. Во всех странах государство платит исключительно пострадавшим. Мы платим "подвергшимся воздействию". Причем пожизненно. * * * За все время существования ядерной отрасли произошло более 150 радиационных аварий. Первое серьезное происшествие на комбинате "Маяк" в Челябинске датируется 19 августа 1950 года. С учетом взрыва на ЧАЭС во всех авариях реально пострадали — заработали лучевую болезнь — 456 человек. 53 из них умерли в первые 100 дней после случившегося. — Самые большие дозы в Чернобыле получила ночная смена. И те, кто в ту ночь случайно оказался около реактора, — Георгий Дмитриевич Селидовкин, ныне ведущий научный сотрудник клиники при Институте биофизики, в 1986-м возглавлял бригаду медиков, прибывшую в Чернобыль уже 26 апреля. — Несколько человек ночевали в служебном помещении, чтобы утром отправиться на рыбалку. На крыше 2-го блока местный художник три часа рисовал "Восход над разрушенным реактором". Мечтал увековечить аварию на атомной станции... Всех серьезно пострадавших Москва забрала себе. В единственную в стране "радиационную" клинику с диагнозом "острая лучевая болезнь" из Чернобыля поступили 134 человека. 28 из них умерли в течение первых ста дней (они получили от 200 до 1600 рад). Еще 11 — за последующие 12 лет по разным причинам. Ликвидаторы набирали не больше 25 рад (в отдельных единичных случаях доходило до 150 рад). — До Чернобыля никаких льгот не было, — рассказывает А.К.Гуськова. — Очень многие участники предыдущих аварий получили в несколько раз большие дозы, чем ликвидаторы, у них серьезнейшие последствия — ампутации, катаракта. * * * Подарок Хасбулатова по достоинству оценили предприимчивые купцы: в Россию потянулись колонны беспошлинных иномарок. Согласно данным Государственного таможенного комитета (ГТК), по документам ликвидаторов и эвакуированных в страну ввозится по нескольку транспортных средств на одно лицо, в том числе... автобусы и грузовики. Таможенники уже не удивляются, когда старушка из забытой богом деревушки растаможивает крутой "мерс" или "лендровер". Лишь 5% машин предназначены для самих "чернобыльцев". В остальных случаях обладатели льгот используются в качестве подставных. Один ликвидатор из глухой провинции, где и дорог-то нет, признался, что за год провел через границу по своему удостоверению 6 иномарок. Нередко именем "чернобыльца" пытаются растаможить целые железнодорожные вагоны и автомобильные фуры с алкоголем и сигаретами. По сведениям ГТК, за один только 1998 год в страну бесплатно прорвались 11 тысяч импортных тачек, а мимо казны уплыло более 130 миллионов долларов (!) неуплаченных таможенных пошлин. Поправка к "чернобыльскому" закону, лишающая "жертв катастрофы" поблажек при переезде границы, вступила в силу лишь 20 апреля этого года. К тому времени бюджет-99 недосчитался уже 4 миллиардов рублей. Льготами с успехом пользуется немало проходимцев, ряженных под общественные организации "чернобыльцев". "Чернобыльская организация" — это два с половиной "чернобыльца", от имени которых пронырливые дельцы ворочают деньгами. * * * Из 250 тысяч ликвидаторов — настоящих (тех, кто действительно "тушил" аварийный блок) не больше 170 тысяч. Остальные получили это гордое звание ни за что. Согласно "мудрому" российскому закону любой человек, хоть на минуту ступивший на землю 30-километровой зоны, автоматически становился ликвидатором. Вопрос "а что он там делал?" считался неприличным. Почему же мы теперь удивляемся, что почетным титулом "ликвидатора" кичатся сотни партийных и профсоюзных шишек, множество административных чинуш, возивших бюрократические бумажки между Москвой и Припятью?! А уж больших и маленьких начальников, приезжавших инспектировать своих подопечных и отсиживавшихся в свинцовых бункерах подальше "от всего этого", на подступах к Чернобылю мельтешило что мух возле помойки. А некоторые особо находчивые отправляли в Припять гонца проштамповать командировочные на весь "колхоз". Подавляющее большинство всех этих "героев Чернобыля" даже издали не видели разрушенного блока... Власть имущие позаботились и о родне. — В Белоруссии при категорировании территорий нам прямо говорили, что у такой-то партийной шишки здесь живет тесть или сват, и район причислялся к "грязным", — вспоминает А.К.Гуськова. Среди "заслуженных" ликвидаторов — Алла Пугачева и Иосиф Кобзон. Их талант, безусловно, достоин поклонения, но ликвидаторы из них — никакие. Стать "чернобыльцем" не поздно и сегодня. "Корочку" участника ликвидации аварии на ЧАЭС можно купить за 400 долларов. Еще в 1996 году союз "Чернобыль" России выступил с инициативой "перетрясти" расплодившихся ликвидаторов, выявить примазавшихся и выкинуть их из рядов подлинных героев. Но не по ведомственному принципу, как выдавались удостоверения, а по месту жительства. Против этой чистки стеной встали Минатом, Минтруд, Минздрав, Минобороны, МВД. Заинтересованные конторы не хотят рассекречивать своих лжегероев, признавать, что заветные "корочки" выдавались не всегда по заслугам. Украина и Белоруссия своих "чернобыльцев" уже "просеяли". Результат — десятки тысяч самозванцев. Россия за 13 лет так и не удосужилась. * * * Светлана Алексиевич в своей книге "Чернобыльская молитва" рассказывает о человеке, который заболел лейкозом, едва вернувшись из зоны. Невозможно без содрогания читать яркие, надрывные описания страданий умирающего от тяжелого рака крови. "Так умрут все "чернобыльцы", — заключает автор. — Таких литераторов нужно судить. Им верят, их влияние на сознание людей огромно. А нас, врачей, никто не слышит, — считает А.К.Гуськова — врач-радиолог с полувековым стажем. — Лейкоз — это поздняя стадия нарушения кроветворения. Он проявляется через 4—5 лет после большой дозы облучения. Тогда как же быть с легендами о химере-невидимке? Ведь от радиации просыпаются и пускаются в рост все болячки... — Ничего подобного. Опухоли, наследственные болезни развились бы и без радиации. Например, вклад радиации в опухоль, даже при серьезном облучении, не больше 10%. Преувеличение ее роли объясняется страхом перед неощутимым. К несчастью, страх этот попал на благодатную почву личных трагедий, удобренную всеобщей неприязнью к "чернобыльским ежикам". Персонал станции, жители "грязных" территорий вынуждены были бросить свои дома. Смена профессии, крах привычного уклада жизни, похороненные перспективы, разбитые планы, распад семей, страх за детей, которых называли "светлячками" и отгораживали от "нормальных", — это сотни тысяч поломанных судеб, все краски модного нынче понятия "гуманитарная катастрофа". Согласно медицинской статистике, у "чернобыльцев" выявляют гораздо больше болячек, чем у "простых смертных". Разгадка проста: их и обследуют в несколько раз чаще. По данным НКДАР, болеют ликвидаторы на 25% реже, чем обычные россияне. А статистика их смертности ничем не отличается от общероссийской. Сегодня ликвидаторов косит совсем другая хворь. Неизлечимая болезнь под названием "чувство глубокой неудовлетворенности" оказалась гораздо страшнее, чем облучение 13–летней давности. — "Чернобыльцы" живут гораздо лучше, чем остальные, но их претензии превышают все разумные размеры льгот. Они считают, что с ними не расплатились сполна за те болезни, которые они приписывают аварии. Эти люди живут с тяжелым грузом гнетущего страха за себя и борьбы с теми, кто не признает этих надуманных последствий. А от нервов чаще болеют. И во всем винят Чернобыль. Болеют ликвидаторы тем же, чем положено болеть людям их возраста. Но порой медики бессильны объяснить человеку, что инфаркт в 60 лет — это "как у всех" и никак не связано с облучением на аварийном блоке. * * * Очевидно, что "ликвидатор" и "пострадавший" далеко не всегда одно и то же. Однако эти два понятия стали синонимами не только в массовом сознании, но и в законодательстве. Из 2-миллионной рати "подвергшихся воздействию" для ликвидаторов сделано исключение: при оформлении инвалидности любое их заболевание связывается с Чернобылем. Неважно, чем занемог кандидат в калеки: радикулит у него, подагра или язва желудка... По расчетам МАГАТЭ, в России, Белоруссии и на Украине не может быть в сумме больше 2 тысяч инвалидов. Причем большинство из них должны составлять дети, получившие в 1986-м йодный удар на щитовидную железу. (Это единственное на сегодняшний день ощутимое последствие аварии, в котором повинна радиация.) В 1993 году только в России было около 9 тысяч инвалидов-чернобыльцев. К началу 1997-го — свыше 36 тысяч. В 1998-м — уже 46. Сегодня их числится на балансе государства более 54 тысяч. Пожизненные иждивенцы общества, со всеми будущими болячками, заранее квалифицированными, как "чернобыльские". Откуда их столько? Чем так привлекателен статус ущербного человека? Деньгами. Ликвидатор с приставкой "инвалид" получает еще и денежную компенсацию за потерю трудоспособности. Ее величина зависит вовсе не от ущерба, нанесенного здоровью, а от размера зарплаты. Вернее, от суммы, значащейся в добытой справке. (Некоторым, судя по количеству справок с разных мест, впору вручать вымпел ударника стахановского труда.) По данным Минтруда РФ, 8 тысяч инвалидов-чернобыльцев (меньше 20%) получают пособия от 5 до 100 тысяч рублей в месяц. Например, директор московского объединения "Энергозащита" М.А.Мотлохов имеет 23719 рублей, ликвидатор из Ленинградской области Смирнов — "всего" 61298 рублей в месяц. А справки г-на Бушманова из Тульской области потянули на 108747 рублей! — Согласно Гражданскому кодексу при потере трудоспособности возмещается заработок, который гражданин мог бы иметь, — депутат Госдумы Олег Александрович Шенкарев уже 5 лет пытается переделать "чернобыльский" закон. — Заработок премьера — 8 тысяч. Президента — 10 тысяч. Для того чтобы получать 20 тысяч, нужно было работать по меньшей мере Березовским... Большие пособия получают совсем не те рядовые работяги, которые закрывали собой жерло разбушевавшегося реактора. Геннадий Городецкий — сотрудник РНЦ "Курчатовский институт" — с октября 1986 года 2 месяца "оттрубил" на 4-м блоке руководителем группы дозиметрического контроля. Водружал электродрель на детскую коляску и отправлял "тачанку" высверливать для пробы стружку из "слоновой ноги" — застывшей глыбы из песка, свинца и реакторного топлива. Пробирался по лабиринтам разрушенного блока в обнимку с 50-килограммовым контейнером, полным нещадно "фонящих" проб: через завалы, узкие лазы, по чудом державшимся лестницам, а иногда и по-пластунски, толкая смертоносную ношу впереди себя. Расстилал на крыше блока простыни с 3 тысячами (!) наклеенных датчиков и за ночь обрабатывал их показания, чтобы знать, на сколько секунд утром можно выпускать туда "партизан" (так в Чернобыле называли солдат, призванных в зону из запаса). Сегодня инвалид III группы Городецкий получает компенсацию 3 тысячи 184 рубля. Его картограммой на 4-м блоке пользуются до сих пор. А некий солист хора (!) Е.А.Дьячков имеет 30 тысяч 252 рубля. Драгоценное здоровье он, судя по всему, потерял за 3 дня в селе, которое даже не входит в 30-километровую зону... * * * Нонсенс: инвалидом числиться выгоднее в самом прямом смысле, чем оставаться полноценным человеком. — Сейчас мы имеем абсурдную ситуацию: человек должен хотеть выздороветь, а ему выгодно болеть, — говорит А.К.Гуськова. — Чем тяжелее болезнь, тем лучше. Чем дольше выздоровление, тем радостнее... Самая богатая страна в мире — Америка — платит своим пострадавшим от радиации один раз 100 тысяч долларов. Причем заядлому курильщику, любителю горячительного и фанату кофе пособие не светит ни при каких условиях: он никогда не докажет, что виновник, например, легочного заболевания — облучение, а не никотин. Каста избранных чернобыльских инвалидов "висит" на шее своих же однополчан-ликвидаторов. В бюджете на социальные выплаты всем 2 миллионам "подвергшихся воздействию" заложено 3,6 миллиарда рублей. (Для сравнения: на освоение космоса государство смогло наскрести 3 миллиарда, на культуру и искусство — 2,8.) Почти четверть этой суммы "съест" горстка из 8 тысяч "новых русских инвалидов". Получая немалые компенсации за потерю трудоспособности, эти "калеки", как правило, продолжают жить и работать "на полную катушку". — Когда эти люди приходят к нам на ВТЭК, на переосвидетельствование, — идут по стенке, — делится своими наблюдениями Г.Д.Селидовкин. — Как только им группу подтверждают, они садятся в свой "Мерседес" и лихо уезжают. А вождение машины и для здоровых — очень сложное дело. Человеку, как известно, свойственно стареть. Какая-нибудь завалященькая хворь к 50 годам наверняка отыщется у каждого, и оставшиеся 200 тысяч "просто ликвидаторов" пополнят ряды "ликвидаторов-калек". На компенсации не хватит всего российского бюджета... Признаю: из Чернобыля действительно вышли мутанты. Только не цыплята величиной со слона, а люди с искореженной психологией. Здоровые, полные сил и энергии "инвалиды". "Чернобыльская мафия". Они будут стоять насмерть и ни за что не отдадут ни пяди своих благ.





Партнеры