ОДЕНЬСЯ ПРОСТУШКОЙ – И КО МНЕ В ОПОЧИВАЛЬНЮ

21 июня 1999 в 00:00, просмотров: 312

Что должно случиться с Золушкой? Правильно, какая-то незадача с туфельками. То же самое произошло и с Софи Риз-Джоунс, с невестой младшего сына британской королевы принца Эдварда, за несколько часов до их свадьбы, которую играли в субботу в замке Виндзор под Лондоном. Утром Софи глянула на свои туфли и пришла в ужас. Они были не того оттенка! Свадебное платье — цвета слоновой кости, а проклятые туфли — розовые. Как недоваренные раки. Непристойную обувь немедленно отправили с курьером-мотоциклистом к лучшему мастеру Лондона на переобтяжку. Дело оказалось крайне тонким, жаловался потом мастер. Пришлось оторвать каблуки, отклеить подошвы, переобтянуть и заново все приклеить с гарантией, что в момент венчания не отклеится. Зато в этой суете не удалось скрыть от журналистов, что туфли у Софи английского размера 5. Стоят они 250 фунтов (407 долларов), а высота тонких, слегка "расклешенных" каблуков — 3 дюйма (7,6 см). Российские невесты, возьмите на заметку. Но главной тайной торжественного события был, конечно, фасон свадебного платья невесты. Все знали, что его копии появятся сегодня, в понедельник, во всех фешенебельных магазинах мира, а автор мгновенно станет мировой знаменитостью. Но каков сам фасон-то? Взломать этот секрет до венчания даже самые пронырливые газетчики не смогли. 30-летний дизайнер Саманта Шоу и ее портные колдовали над туалетом в строго засекреченном месте и под охраной знаменитой инкассаторской фирмы. Как будто шили его из тысячефунтовых банкнот. А на самом деле из шелкового крепа и органди. И из 350 бусинок. Сверху, из-под сводов древней часовни Сент-Джордж, где были установлены телекамеры, это приталенное платье с легкой полупрозрачной накидкой и длинным шлейфом казалось лужицей кремовой сметаны. Только кота не хватало. Вообще же церемония была куда более скромной, чем это обычно принято на королевских свадьбах. Оно и понятно: у принца Эдварда лишь седьмое место в очереди на британский престол. Скажем, не гарцевали красочные конные гвардейцы, не чеканил шаг почетный караул в медвежьих папахах. Хотя, возможно, дело тут во взаимной нелюбви принца и армии. В молодые годы мама-королева определила было Эдварда, как это модно у юной поросли британских монархов, во флот. В данном случае в морские пехотинцы. Но через 4 месяца принц оттуда отчалил, так и не объяснив своим верноподданным, почему именно. После этого его, видимо, тошнит от одного вида погон. Во всяком случае, все военные чины были на свадьбе в штатском. А дамы — без шляп. О последнем их попросила сама невеста. В записочке, приложенной к каждому из 500 приглашений, гостям были выданы жесткие инструкции: джентльмены — в утренних фраках, пожалуйста. Леди — без шляп, платье — три четверти или в пол, но ни в коем случае не бальное, прошу вас. Для англичан это были четкие знаки того, что принц и его Золушка хотели бы придать своему венчанию "скромный" и "частный" характер. Нам бы вашу скромность, леди и джентльмены. С десятками телекамер на каждом перекрестке славного города Виндзора и 20 миллионами телезрителей во всем мире. Плюс 20 тысяч местных жителей и туристов, обступивших Виндзорский замок восторженной толпой. Хотя, с другой стороны, некая застенчивость все-таки присутствовала. Так, скажем, молодожены не стали целоваться на публике, уединившись для этого в особую комнату, где заодно состоялась и гражданская регистрация. Похвальное целомудрие. Сразу после венчания новобрачные со товарищи отправились в каретах по Виндзору принимать приветствия простого люда. Улицы города пестрили королевскими флагами и ура-плакатами, магазины бойко торговали сувенирами, специально заказанными к историческому дню. Особым спросом пользовалась тенниска с надписью "Эдвард и Софи навсегда". В лозунге сквозил прозрачный намек, что все предыдущие браки детей королевы были отнюдь не "навсегда" — развод на разводе и разводом погоняет. Затем в замке устроили праздничный обед а-ля фуршет с уклоном, как отмечали кулинарные комментаторы, в "русскую кухню". Под этим подразумевался наш родной бефстроганов. Чуть раньше 40 официантов подали к шампанскому 9 тыс. канапе, то есть корзиночек с закуской, которую готовили, начиная со среды, 10 поваров. Свадебный торт в Книгу рекордов Гиннесса, говорят, не вошел. Лилипутик. Хотя сотворение его заняло 1500 человеко-часов у бригады из 6 кондитеров. Тем не менее — всего 60 сантиметров в диаметре и 2 метра в высоту. Если бы по хорошему куску каждому из полутысячи гостей, то разве хватило бы? Все, видимо, на диете. Среди гостей мелькали кое-какие знакомые лица: голливудская звезда Джон Траволта, певец Том Джонс, композитор Эндрю Ллойд Уэббер. Зато ни один британский политик, включая премьер-министра Тони Блэра, приглашения не получил. Тоже деталька, подчеркивающая "частный" характер свадьбы. Блэр, кстати, не обиделся. Прямо из Кельна, с саммита лидеров "большой восьмерки", направил молодоженам пару теплых слов. "Они очень приятные интеллигентные люди, и вся страна за них рада", — сказал он. За несколько часов до свадьбы спохватилась и королева Великобритании Елизавета Вторая. Присвоила будущим супругам дворянские титулы. Отныне принц будет именоваться также графом Уэссекса и виконтом Северна, а Софи — ваше королевское высочество графиня Уэссекса. Букингемский дворец дал также понять, что после смерти супруга королевы, герцога Эдинбургского Филиппа, этот титул также перейдет к принцу. То есть в конце концов к нему можно будет обращаться простенько, без затей: ваше королевское высочество герцог Эдинбургский, граф Уэссекса и виконт Северна принц Эдвард. Вместе с тем королева и принц "пришли к согласию", что будущих детей новой королевской четы — если оные появятся — титулов "ваше королевское высочество" лишат. Британская монархия на глазах затягивает пояс. Придворные журналисты робко надеются, что новый семейный союз окажется более удачным, чем браки трех других детей королевы. За это говорит многое, кажется им. Загибайте пальцы. Зрелый возраст новобрачных (34—35 лет) — раз. То обстоятельство, что они уже знакомы 5 лет, — два. Их желание меньше заниматься монархическими делами, а больше своей профессиональной карьерой — три. И широкая вроде бы общность интересов — четыре. Кроме того, Софи слывет теперь большой специалисткой-имиджмейкером. "А нашей монархии ох как нужна своя фирма по связи с общественностью", — шепнул мне один ироничный англичанин. собкор РИА "Новости" и "МК", Лондон.



Партнеры