“БАБОЧКИ” НА РЕЛЬСАХ

24 августа 1999 в 00:00, просмотров: 592

В конце прошлой недели президент утвердил состав нового правительства. Нового, впрочем, ничего нет. Почти все чиновники остались на своих местах. В том числе и личности крайне одиозные. Среди них — первый вице-премьер Николай Аксененко. Человек и паровоз. Это именно под его водительством МПС превратилось в гигантскую коммерческую структуру, приносящую баснословные барыши железнодорожным генералам. Говорят, при Сталине за пятиминутное опоздание поезда железнодорожников отправляли под суд. ...Не подумайте только, что я тоскую по сильной руке. Просто хочется представить, какому наказанию подвергся бы в те годы Николай Аксененко и его товарищи по МПС. Если всего лишь за пятиминутное опоздание их предшественников ждала скамья подсудимых... Николай Аксененко, человек с внешностью театрального злодея, — притча во языцех российской политики. По числу брошенных ему обвинений Аксененко не сравнится ни с одним сановником. Чего только не писали про бывшего железнодорожного министра! Но все как о стенку горох. Аксененко был, есть и будет (есть). Отныне он вновь — первый вице. Между тем в распоряжении редакции оказались новые, ранее неизвестные факты о крупных злоупотреблениях Аксененко и его соратников по МПС. Речь идет об аферах с векселями Пенсионного фонда, которые, по самым скромным подсчетам, принесли их организаторам сотни миллионов деноминированных рублей. Конечно, если бы в деле не присутствовал Аксененко, я никогда не поверил бы, что такое в принципе возможно. Даже приватизаторам, игравшим на акциях ГКО, не под силу было добиться подобных результатов: семнадцать тысяч процентов прибыли, восемь тысяч шестьсот... Однако, прежде чем я перейду к рассказу о проделках МПС, следует, видимо, объяснить, что представляют собой векселя Пенсионного фонда. Впервые эти бумажки появились в конце прошлого года. По замыслу создателей, они должны были принести в Пенсионный фонд деньги, которых, как водится, катастрофически не хватало. Иными словами, делалось все во благо пенсионеров. Суть в следующем: фонд выпускает векселя и облигации и продает их всем желающим за "живые рубли". А потом держатели бумаг, вместо того чтобы отдавать пенсионные налоги, расплачиваются ими с фондом. Или не с фондом — с кем угодно: векселя принимаются фондом от любых организаций. Вся загвоздка в дисконте — то есть в прибыли. Фонд продает векселя дешевле номинала, а принимает именно по номиналу. Доходность — тридцать процентов годовых. К примеру, полугодовой вексель в тысячу рублей фонд отдает за восемьсот пятьдесят. Но в январе. В июне засчитывает уже как полноценную тысячу. Трехмесячный соответственно уйдет за девятьсот двадцать пять рублей. На бумаге все вроде бы чинно-благородно. Тридцать процентов годовых — ставка высокая. Государство в прибыли. Но это только на бумаге. В действительности же векселя Пенсионного фонда стали лакомой добычей для финансовых махинаторов. Выпускать векселя фонд начал 18 декабря 1998 года. Общая сумма — два миллиарда миллион рублей, предоставленный дисконт — 390 миллионов. Однако погашаться они стали задолго до объявленного срока (действовали они до 15 октября 99-го года). Причем основная часть векселей была принята фондом от предприятий МПС. Всего на сумму миллиард 685 тысяч рублей. Фактический срок погашения этих векселей составлял от... одного до шести дней. Говоря по-простому, элементарная оборотка. Торговля воздухом со сверхзвуковой быстротой. Что ж, как и все железнодорожники, Николай Аксененко не равнодушен к большим скоростям. Какие там тридцать процентов годовых, объявленных фондовиками! Скажем, вексель № 16 номиналом в 472,8 миллиона был продан 24 декабря фирме "Желдоринвест". А уже через шесть дней, 30 декабря, "Желдоринвест" предъявила его к оплате. Чистая прибыль — 92,8 миллиона. (Или, переводя на финансовый диалект, 1465% годовых. Не вздумайте только сравнивать эту цифру с обычными, арифметическими процентами. Вся соль в том, что наши "герои" получали зараз прибыль, которую следует ждать целый год.) На векселях № 51—53 "Желдоринвест" заработала и вовсе невообразимую сумму — 17219 (!) процентов. Расплатились ими сразу же в день покупки, 30 декабря. Правда, покупали за 251,9 миллиона, а продавали уже за 312,1 миллиона. Шестьдесят миллионов за пять минут и безо всяких фокусов. Не менее яркие сделки были совершены и при участии подставных фирм (финансисты называют их "бабочки" по причине короткого жизненного цикла). Видимо, самому МПС светиться в махинациях не всегда хотелось, посему через посреднические структуры оно уступало векселя этим "бабочкам", которые потом благополучно исчезали. (На месте налоговых органов я бы поинтересовался: а были ли уплачены подати с этих сделок?) ООО "Боярский двор" в один день, 29 декабря, купило и тут же погасило вексель № 30 номиналом в сто миллионов. Навар — 19,3 миллиона (17219% годовых). Или ИФК "Домедко-Хаксли" 24 декабря приобрела вексель № 17 (номинал полмиллиарда), а 25-го продала. Эта же фирма 29 декабря стала собственником еще пятнадцати векселей (№ 35—49) на сумму в 300 миллионов рублей и уже 30-го с ними рассталась. Общая прибыль от двух сделок — 156,2 миллиона (8660% годовых). Можно привести массу подобных примеров. Чего только стоит история с финансовой группой "Сокол", которая от имени МПС в активном порядке сдавала векселя. Ладно бы торговля шла только воздухом. Руководители железнодорожного ведомства сумели извлечь из этих сделок двойную прибыль! Подписанный МПС и "Соколом" договор о взаимосотрудничестве предусматривает конвертирование векселей в доллары. "Сокол" расплачивается рублями (но потом), а засчитывают ему все в валюте (но сейчас). По курсу Центрального банка на день подписания. Нетрудно посчитать, что при бешеной инфляции выгода от такого взаимосотрудничества составит не сто и не двести тысяч рублей. Гораздо больше. Немаловажно отметить, кто именно подписал эти документы. Рекомендую: заместитель министра путей сообщения г-н Иванков. Один из ближайших сподвижников Аксененко. Не остался в стороне и сам министр (теперь уже первый вице-премьер); он, в свою очередь, завизировал генсоглашение между ФГ "Сокол" и МПС. Вообще-то к железной дороге зам. министра Иванков отношение имеет самое отдаленное. Еще совсем недавно он был бизнесменом, работал управляющим филиала "Конверсбанка". Оттуда попал в МПС. Менее года покрутился в финансовом департаменте. И, пожалуйста, уже зам. министра. По линии МПС г-н Иванков курирует самые щекотливые вопросы. В том числе надзирает за "карманной" копилкой МПС — Транскредитбанком. Именно через этот банк, по слухам, "семья" собирается финансировать ближайшую избирательную кампанию Неопознанного Наследника. Но не "Соколом" единым живы энтомологи с большой железной дороги. Аналогичные соглашения по конвертированию рублевых векселей Пенсионного фонда зам. министра Иванков подписал и со многими другими структурами. С ЗАО "Евразтранс", например. Или с ЗАО "Северстальтранс". Чем объясняется столь заботливое отношение именно к этим фирмам — непонятно. Впрочем, душу железнодорожника аршином общим не измерить. Широко известны факты, когда МПС предоставляло огромные скидки по перевозкам особо избранным коммерческим структурам. Организовывали, как сказано в акте Счетной палаты, "режим наибольшего благоприятствования". В числе этих фирм "Евросиб", возглавляет которую племянник Аксененко; "Фосфорит", чьим представителем в России служит сын первого вице-премьера; "Рейл Терминал", где верховодит сын бывшего уже зам. начальника Октябрьской железной дороги Холодова. И многие, многие другие. Нет, не милые проводницы и чай в блестящих подстаканниках — визитная карточка МПС, в чем пытается убедить нас настырная телереклама. Протекционизм и аферы. Узаконенные преступления. Конечно, с точки зрения логики термин этот — "узаконенные преступления" — не выдерживает никакой критики. Любое преступление изначально незаконно. Любое, только не то, что организовано высокопоставленными чиновниками. Существует целый ряд схем по уводу денег из государственного кармана в карманы форменных мундиров, которые не подпадают под юрисдикцию УК. Аферы с векселями Пенсионного фонда — из этой категории. Привлечь их организаторов к ответственности практически невозможно. И то, что Пенсионный фонд отнюдь не собирается бить тревогу, приводит к мысли, что его руководители в этой афере тоже заинтересованы. Особенно если учесть, что возглавляет его небезызвестный Михаил Зурабов. Личный друг Березовского, Волошина и Аксененко. Проводник проводника видит издалека. Тем более сегодня под суд железнодорожников больше не отправляют. Ни за опоздание поездов, ни за какие другие прегрешения. — Не буду садиться, чтобы не засиживаться, — сказал на прощальном заседании правительства Степашин. И посмотрел на Аксененко: — Да, Николай Емельянович? Николай Емельянович промолчал. Как, кого и за что сажают, он старается не думать... Зря. Р.S. В ближайшее время мы продолжим рассказ о внутренней "кухне" МПС и лично о Николае Емельяновиче Аксененко.



Партнеры