КАША “МЭИД ИН РАША”

6 сентября 1999 в 00:00, просмотров: 925

Женева, 1996 г. Фешенебельный ресторан, десятки "Роллс-Ройсов" и важные мэтры. Беспрецедентные меры безопасности: сотни офицеров разных стран мира. В черном смокинге выходит председательствующий, и... Майами, 1997 г. Экзотичный ресторан среди пальм и баобабов. Огромная армия военных, безупречный смокинг председательствующего. И... Нью-Йорк, 1998 г. Опять ресторан, опять кортики, погоны, ордена. И... С легкой руки шеф-повара "Бистро-де-Пари" мсье Трюдо (председателя жюри на конкурсе в Женеве) солдатский сухой паек made in Russia в третий раз признается лучшим среди сухих пайков братских и не братских армий. Не сказать, что путь к успеху был усеян розами. В период разработки пайка отобрали добровольцев и семь дней держали их на котловом довольствии — с ежедневной сдачей на анализ крови, мочи и кала. Потом их "бросили" на бундесверовский сухой паек — также фиксируя состояние крови, мочи и кала. Затем подопытных солдат снова вернули на горячее питание. После чего (на неделю) "посадили" на российский сухой паек. Конечно же, и тут у едоков постоянно брали соответствующие анализы. Результат превзошел все ожидания. По вкусовым качествам, усвояемости (а также по моче и калу) боевой индивидуальный рацион питания (ИРП) побил все рекорды. Для псковской дивизии ВДВ даже устроили специальные учения с десантированием в тыл условного противника и поеданием там новых пайков. А первое "боевое крещение" 7000 комплектов ИРП приняли в декабре 1995 г. — когда российские войска готовились к штурму Грозного. Чтоб хотелось и моглось! Питание всухомятку — не самое лучшее питание. В начале боевых действий в Чечне солдатам и офицерам выдавали сухие пайки "Нормы №9" — они стояли на "вооружении" Советской армии целых полвека, с 1945 по 1995 гг. Офицеры честно признавались, что г... (или тот самый кал) из одного места отверткой приходилось выковыривать. Какое уж там победоносное наступление, когда хочется, да не можется? Чтоб экономика была экономной, в СА шли путем наименьшего сопротивления. Если солдат, оторванный от котлового довольствия, должен "принять на грудь" 3000 килокалорий в день, то подбирались те продукты, которые обеспечивали эти калории. Но которые и стоили совсем дешево. "Норма №9" состояла из 200 граммов галет, чая с сахаром и трех банок консервов: "Завтрак туриста", "Дорожная каша" и перловка с говядиной. Немудрено, что после тяжелых и кровопролитных боев российские солдаты и офицеры мучились запорами. — Современная война, — рассказывает один из создателей ИРП полковник Шанин, — не похожа на ту, что была в 1941—45 гг. Она больше напоминает полупартизанскую. А по нормативам боец должен есть сухой паек два дня подряд, на третий — ставь его на полевую кухню. Как это сделать в Чечне или в Дагестане? Не пошлешь же солдата с термосом на спине доставлять борщ и котлеты с кашей, если территория простреливается снайперами! Тогда "линия фронта" напоминала бы снующих туда-сюда солдат с термосами. Перед нами встала задача создать такой паек, который бы не приедался и не отражался на здоровье. И в огне не горит, и в воде не тонет Кажется, эта задача — одна из очень немногих, с которой успешно справились в российской армии. Сегодня можно с гордостью говорить, что наш ИРП — самый лучший ИРП в мире. Прежде чем попасть к солдатскому столу, он прошел целую кучу суровых испытаний. Так, если банку тушенки бросить под гусеницу танка, то с ней ровным счетом ничего не случится. ("Чего, — как зловеще замечают офицеры, — не скажешь о гусенице танка".) Хотя у банки этой мягкая оболочка. На совсекретном химическом полигоне в Шиханах ИРП специально заражали отравляющими веществами, бактериологическими и газами. Даже "ослепляли" его... ядерной вспышкой! Выяснилось, что упаковка комплекта, к сожалению, подвержена всем видам заражения. Но, во-первых, она не пропускает "заразу" в продукты. Во-вторых, легко дезактивируется. А с имитацией ядерного взрыва вообще произошла непонятная история. При вспышке (мощность заряда была 100 килотонн, в 5 раз больше, чем бомба, сброшенная на Хиросиму) упаковка не загорелась, а только оплавилась по краям! Ученые ее внимательнейшим образом изучают и пока сами не знают, что же они такое придумали. В общем, такой паек "прах переживет и тленья убежит..." За свою четырехлетнюю "жизнь" наш ИРП умудрился занять первые места на международных конкурсах в Женеве, в Майами и в Нью-Йорке. Единственное, в чем проигрывает наш ИРП, скажем, американскому, — в нем нет двух презервативов, которые непременно кладут в "НЗ" армий демократических государств. Это огорчает создателей отечественного сухого пайка. Ведь до полного совершенства, так сказать, гармонии, не хватает совсем немного и совсем чуть-чуть. Если разработчикам скажут, они и гранату готовы запихнуть в паек. Главное, чтобы она вписывалась в габариты. А с презервативами (точнее, с их отсутствием) получается такая петрушка. В нашей армии все нормировано. Крупу солдатам выделяют по продовольственному довольствию, салфетки — по вещевому, а поливитамины — по медицинскому. Изменить эти нормы так же сложно, как снарядить экспедицию на Марс или на Солнце. Даже с невинными салфетками (а они нужны не только для того, чтобы ими вытирать губы и руки) ничего не получается. Как установили однажды, что положено две салфетки, — так теперь на века. Умудренные опытом боевых действий (и несварением желудка) офицеры наставляют молодых необстрелянных юнцов не расставаться с салфетками после того, как вытрут губы и руки. А использовать их прямой наводкой еще по одному назначению. Ведь с запорами в российской армии, как мы знаем, уже покончено. Ну так вот. Презервативы, конечно, это минус для нашего ИРП. Что успокаивает отцов-командиров — "войны в России такие бешеные, что нашему солдату не до любовных утех". Гладко было на бумаге Цари, начиная с Петра I, следили за тем, чтобы русский солдат не голодал. Прежде чем утвердить суточный "порцион" в 1719 г., Петр I в течение месяца сам ел простые солдатские харчи. Ежедневная норма тогда состояла из фунта мяса (410 гр), двух фунтов хлеба, двух чарок вина (их вместимость нам установить не удалось, но они выдавались только в зимнее время) и гарнца (кварты) пива. Кроме того стрельцу причиталось 1,5 гарнца крупы, соль, спички и табак. Как говорится, чем богаты, тем и рады. В военных архивах сохранился суточный рацион солдата при Николае Кровавом. В 1915 г. ему полагалось: хлеба — 1,25 кг, мяса — 410 г, соли — 46 г, картошки — 256 г, крупы — 127 г, сахара — 68 г. Ассортимент включал 10 наименований и давал 4185 килокалорий в день. Революционно настроенные солдаты считали, что этого крайне мало. В службе тыла Вооруженных Сил России нас заверили, что непобедимая и легендарная (в боях познавшая радость побед) ест лучше. Меню нашей армии (с 1992 г.) насчитывает аж 29 наименований. И хотя хлеба с мясом там значительно меньше (соответственно по 750 и 200 граммов) встречаются деликатесы. Масло — 30 г, рыба — 120 г, макароны — 40 г. На прямой вопрос "МК" — почему же солдаты зачастую и не подозревают о такой роскоши? — нам сказали, что мы ни черта не смыслим в довольствии. Есть норма, т.е. то, что должно быть в идеале. И есть еще и такое понятие, как доведение этой нормы. То, что в силу объективных обстоятельств не попадет солдату. Даже существует таблица замены одних продуктов другими. Так, мясо начпроды имеют право менять на рыбу, рыбу — на макароны, ну а те — на перловку. И нередко получается весьма скудное котловое довольствие. Съел — и порядок! Заглянем в содержимое первого попавшегося под руку "лауреата" международных конкурсов — пайка ИРП-3: — хлебцы армейские — 200 г; — говядина натуральная — 250 г; — фарш любительский — 250 г; — консервы рыбные — 100 г; — соус острый — 60 г; — гороховое пюре — 100 г; — молочный напиток — 30 г. Плюс еще продукты 17 наименований. Всего ИРП-3 несет в себе, как указано на комплекте, 3035 килокалорий. А хранится при комнатной температуре 18 месяцев. Ужин по объему вдвое меньше завтрака. Нам объяснили, что на войне солдат должен плотно позавтракать (чтоб у него не рассеивалось внимание), а потом он целый день защищает Родину, много бегает, прыгает и стреляет. В общем, обед поздним вечером совмещается с ужином — и на ночь бойцы наедаются до отвала. Президент России, в отличие от Петра I, не испытывал на себе солдатский провиант. Но ИРП без всякого риска можно есть целую неделю. Когда он пошел в "серию", группа энтузиастов из МЧС набрала пайков на целый месяц. И весь этот период жевала только консервы. Причем в холодном, не подогретом виде. Чувствовали себя смельчаки после эксперимента прекрасно, прибавили в весе — и никаких побочных явлений. Проектанты ИРП вспомнили старую, как кулинарный мир, прописную истину: желудок не дает сбоев тогда и только тогда, когда соотношение белков, жиров и углеводов равно 1: 1: 3. В пайке появились джемы, кетчупы и даже шоколад. Паек уже не паек в полном смысле этого слова, а индивидуальный рацион. Если в советской армии все было по-братски, хлеба горбушка — и та пополам, то даже в питании процветала махровая дедовщина. Ибо та несчастная банка консервов (на двоих солдат) каким-то образом всегда "по-братски" делилась между "дедом" и молодым. "Дед" съедал ее всю — и порядок. Хотя считалось, что оба они съели по полбанки каши с говядиной. Теперь дружба дружбой, а табачок врозь. У каждого своя индивидуальная запаянная порция. К тому же ИРП подразумевает разнообразие ассортимента в пределах 3000—4100 килокалорий. Он включает шесть разных меню: мясных, рыбных, овощных и пр. Их можно есть как в холодном, так и в горячем виде. И даже из рисовой тушенки с говядиной самому в полевых условиях состряпать наваристый рисовый суп. Практика показывает, что в перерыве между боями русский солдат любит покашеварить. Покой нам только снится В ИРП имеется шесть таблеток для обеззараживания воды. Вода из любых подозрительных источников становится "съедобной", если в 200 граммах растворить одну такую таблетку. Даже из того колодца, в который оккупанты при отступлении бросили дохлую кошку. Чтобы вскипятить воду (суп должен вариться три минуты), паек снабжен четырьмя таблетками сухого спирта. Боевой опыт в Чечне показал, что спирт плохо загорается от спички. А сама спичка то потухает, то погаснет от дождя и ветра. Солдаты в такие минуты на привале нередко становились мишенью для вражеских снайперов. Из ошибок мы извлекли уроки. Теперь спиртовые таблетки имеют специальное легковоспламеняющееся покрытие. Проводишь ими по кусочку наждака (он тоже в комплекте), и "костер" на 8 минут обеспечен. Под котелок или кружку есть специальная подставка (она раскладывается за 6 секунд) и, разумеется, прочная ложка. К чести создателей пайка скажем, что международное признание их детища не вскружило им головы. Они не останавливаются на достигнутом, а пребывают в постоянном поиске. Благо недостатка в боевом опыте у России нет. По инструкции после поедания пайка то, что от него осталось, подлежит уничтожению. Поскольку он выдерживает даже ядерный взрыв, в огне не горит и в воде не тонет, то остатки ИРП нужно закапывать в землю. Последние бои на юге России показали, что бойцы не всегда следуют предписаниям. И на их след врагов может вывести какая-нибудь упаковка из-под чая. Сегодня в обстановке секретности прорабатывается вопрос о том, чтобы все продукты питания не имели на себе никаких опознавательных знаков. Ни страны-изготовителя, ни завода — ничего. Валяющиеся под ногами ошметки должны выглядеть безобидными бумажками, оставленными местными жителями. Спецподразделения и десантники в Дагестане пожаловались, что при передвижении у ИРП хрустит прочная упаковка. Спешим заверить наши группы захвата: уже найдена другая упаковка из той же самой пленки. Только мягкая и бесшумная. Новая тара даже позволяет уменьшить габариты пайка. По высоте — на два пальца, а по толщине — на сантиметр. С крестьянином и в разведку можно идти Солдату по определению необходимо быть патриотом своей страны. А патриот, если он по-настоящему любит Россию, должен пользоваться только ее материальными ценностями. Как нигде, это понимают в Минобороны. Вот почему сам паек — от растворимого чая и до ложки — полностью отечественный. Методом проб и ошибок мы даже сделали суперпленку для провианта, которая не горит при ядерном взрыве. Можем! Единственное, что смазывает эту патриотическую симфонию независимости от Запада, — немецкое оборудование, конвейер, движущийся с крейсерской скоростью в 7,2 такта, или 14 пайков в минуту. Предубеждения к дешевым заморским продуктам у наших генералов, конечно же, нет. Просто они интуитивно чувствуют, что если запахнет войной, то капиталисты и морковки не продадут нашему брату. Во всяком случае, так бы поступили наши генералы, будь они на месте капиталиста. Поэтому ориентация у нас только на отечественного крестьянина. Который не подведет и с которым в разведку даже можно идти. Ну а в том, что война рано или поздно вспыхнет, — и сомнений нет. Принято считать, что в третьей мировой (не дай, конечно, Бог) не будет ни победителей, ни побежденных. Но все это слова. По военным канонам победителем является та страна, чьи солдаты оккупируют вражескую территорию. В общем, солдат нужно обязательно сохранить. Хотя бы для символической оккупации, даже если на ней камня на камне не останется. На "Оборонпродкомплект", который и выпускает ИРП, в этом плане возлагаются особые надежды. Он должен создать трехсуточный запас еды для всех Вооруженных Сил России. Уже подсчитано, что на войну призовут (если успеют) 5 млн. человек — против 1,2 млн. сегодня. Поскольку война дело такое, что может начаться с минуты на минуту, то стратегический запас ИРП уже сейчас должен составлять 15 млн. комплектов. Тогда российские генералы смогут спать спокойно. Но генералам пока снятся кошмары. "Оборонпродкомплект" работает ни шатко ни валко. При проектной мощности 15 млн. ИРП в год за четыре года существования он выпустил ровно 3 млн. пайков. В 1997 г. — 800 тыс. штук, в 98-м — 300 тыс., а в нынешнем — 1,2 млн. Но и это, надо сказать, "благодаря" событиям в Дагестане. Заказчик — Минобороны — часто не в состоянии финансировать производство пайков. Штат на предприятии постоянно сокращают, а когда начинается очередная военная кампания — набирают новых, молодых и неопытных. Все упирается в среднюю стоимость ИРП. Она в пределах 140—150 рублей. Если умножить эту сумму даже на миллион пайков (которых нашей армии явно маловато для добивания врага в его же логове), получается астрономическая цифра. Но мы знаем, как экономить на желудке. Скорее всего в лексикон начпродов относительно современных ИРП прочно войдет понятие нормы. А затем и более знакомое солдатскому уху — доведение нормы. Когда вместо гордости военного кулинарного искусства в окопах придется жевать "норму №9".



Партнеры