Кому он нужен, этот ВАНЕЧКА...

6 сентября 1999 в 00:00, просмотров: 338

В январе 1996 года милиция накрыла один из наркоманских притонов. Войдя в загаженную однокомнатную квартиру, милиционеры, немало повидавшие на своем веку, были шокированы: вместе с обдолбанными наркоманами на полу ползал грудной младенец. Как оказалось, ребенок обитал там с рождения. Из объяснений задержанных барыг выходило, что его мать — их постоянная клиентка — обменяла ребенка... на героин. Горе-мать вскоре нашли. Ею оказалась местная проститутка Юля Спиркина. Женщину задержали и вместе с сыном продержали в отделении милиции двое суток, а потом выпустили на поруки мужа, кстати, такого же хронического наркомана. Муж Юли — Леонид Затикян — привел свою подругу домой со словами: "Мама, вот моя жена. А это сын — Ваня". Юля положила ребенка на кушетку в коридоре, и они с Леонидом пошли в другую комнату спать. Вдруг: бух! И больше ни звука. Мать Леонида Затикяна, Любовь Николаевна, сначала не поняла, что это свалилось: — Слышу, сын бежит. Говорю: "Что там у вас?" — "Да Ванечка упал..." Взяли они его к себе в комнату, а когда вышли покурить, он опять свалился с кровати. Я сказала: "Хватит". И забрала его. А Юля пожила у нас неделю или меньше, а потом ушла. Я вначале сомневалась, что Ваня — наш. Но мать Юли убеждала: "Люба, да ты посмотри, как на тебя похож... Твой внук! Если не возьмешь, я его в церковный приют отдам — со старшим-то Юлиным сыном, школьником, не знаю что делать". Я смотрела и думала: мой — не мой? Вздрагивал ребеночек так же, как Леня в детстве. И Леня, и Юля, и ее мать в один голос твердили: твой! Так Маугли из притона, к восьми месяцам не научившийся сидеть и даже плакать, попал в коммуналку к немолодой заводской кассирше Любови Николаевне. Женщина пригрела Ваню из жалости или поверив в кровное родство? Сотрудники отдела опеки и попечительства над несовершеннолетними в эту романтическую историю не верят. У них есть своя версия: просто-напросто Юля Спиркина, у которой деньги изредка водились, надумала нанять Кривендо Любовь Николаевну няней. Поманила ее приработком. Потом платить перестала, а может, не начинала даже... С хорошим уходом ласковый белокурый Ванюшка быстро наверстал отставание: встал на ножки, принялся болтать — рано и чисто. Его невозможно было не полюбить. И Любовь Николаевна поняла, что привязывается к приемышу все крепче. В отделе опеки спросили: "Зачем вы взяли ребенка? Он больной, наверное. Верните матери. А мы Ваню у ней заберем и отдадим в Дом малютки". Спиркиной Ванечка не был нужен. "Я подумала: привыкну к нему, Ванечка здесь вырастет, а какие у меня права? В любой момент отберут мальчонку, будет ему травма... Поэтому я велела Лене: разыщи свою подругу и усыновляй Ваню". В начале 1997 года сын Любови Николаевны зарегистрировал брак со Спиркиной и официально усыновил Ванечку. Юля согласилась на процедуру легко, попросив всего 150 рублей "взаймы". У МАУГЛИ разом появились отец и бабушка. Разумеется, законченный наркоман Затикян — не образец папаши, но он, уверяет Кривендо, в коммуналке появлялся редко. Зато сама Любовь Николаевна очень старалась поставить малыша на ноги и любила его с каждым днем все сильней. Родная кровушка течет во внуке или нет — какая теперь разница? Похоже, упустив некогда сына, она видела в Ванечке свой последний шанс. "Ваня вырос на наших глазах в крепкого, веселого, здорового и очень смышленого мальчика. Ваня всегда опрятно одет, сыт и доволен, всегда улыбается. Много гуляет с бабушкой на улице в любое время года. Мы ни разу не видели Ваню с матерью. Бабушка заменила ему мать. Когда был поменьше, называл ее мамой. Соседи — 8 подписей". Немного времени спустя мамаша Спиркина расторгла ненужный ей брак. А тут и документы на лишение ее родительских прав подоспели. Но, как только иск об этом ушел в Кунцевский межмуниципальный суд, Спиркина... подала встречный иск: об оспаривании отцовства Затикяна. Видимо, она надеялась, и не без оснований, потянуть время. Началось разбирательство. От предложенной биологической экспертизы Затикян отказался. И суд вынес решение, что отцовство оспорено. Так в апреле 1999 года у мальчика вновь исчез отец, а Любовь Николаевна из бабушки превратилась в постороннюю тетю. Из близкой родни у Вани осталась одна мать. За три года она не позабыла, что у нее имеется сын. И 23 июня, прихватив двух милиционеров, отправилась за мальчиком. Любовь Николаевна: — Мы собрались гулять, и Ваня первым выбежал на лестничную площадку. Я следом — а его уж нет, только шум машины. "Тихо, — говорят мне милиционеры, — успокойтесь, ребенок все равно не ваш". Я бросилась к Юлиному дому, но дверь не открыли. Ваня кричал по-страшному: "Юлька, отпусти! Хочу к бабушке!" — "Замолчи! Она тебе не бабушка, она тебя украла". — "Неправда! Нет!". Юля с кем-то говорила по телефону: "Не знаю, что с ним делать". Я побежала в криминальную милицию, они выслали наряд, но посмотрели Юлины бумаги — и отступились: "У нее есть бумага — решение суда, мы ничего не можем сделать. А вы успокойтесь: Ваня уже не плачет, только всхлипывает". Я вернулась домой в полчетвертого утра. Шла — не видела улицы... Что за решение суда, перед которым спасовал милицейский наряд, имелось у Юли Спиркиной? Невероятное, просто фантастическое. Кунцевский межмуниципальный суд, удовлетворив иск наркоманки и проститутки по оспариванию отцовства, решил передать Ваню... ей же на воспитание. С формулировочкой: "До решения вопроса о лишении ее родительских прав". (Дело о лишении Спиркиной родительских прав, напомню, в это время уже находилось в суде.) Мамашу лишат права "воспитывать" сыновей только через 15 дней — 8 июля. Любовь Николаевна: — Неделю я дежурила под Юлиной дверью. Если поднимался лифт — пряталась пролетом ниже. Я страшно боялась за Ванечку: Спиркина живет и промышляет вместе с подружкой, и я считала автомобили, которые к ним подъезжали. По 10-15 машин ежедневно. Мужики поднимались на 20 минут... Долго ли до греха? Кривендо отнесла в прокуратуру заявление, что опасается за здоровье мальчика. Ей позвонил встревоженный заместитель главы районной управы Степанов. Он заслуживает отдельного упоминания, ибо чиновник, заинтересованный в результате, в некотором роде уникум. Андрей Степанов борется с наркоотравой: открыл подростковую телестудию, а гадюшник — дискотеку "Паутина" — прикрыл; регулярно направляет мальчишек на лечение; собирает оперативную информацию. Говорит, что почти каждый старшеклассник в микрорайоне близко знаком с наркотиками... Известна заместителю главы управы "Можайское" и история Ванечки, но, покуда мальчик жил у Кривендо, Степанов не вмешивался — боялся навредить. ...В тот же день замглавы отправился к мамаше. Застал у нее компанию "загруженных" дружков, выслушал их угрожающее ворчанье: "Плохо тебе придется..." Ваня был веселенький, бегал повсюду, но, оглядев квартиру, Степанов обомлел: окно распахнуто, а подоконник очень низкий. В любой миг малыш, за которым не следили, мог влезть на подоконник, и... все! 9-й этаж! Андрей позвонил в прокуратуру и сказал, что забирает ребенка. Он нес Ваню на руках. Любовь Николаевна ждала у кабинета. Но домой Ванечка не вернулся. Его повезли в детский дом. ПОКА органы социальной защиты раздумывают, отдавать ли его "бывшей бабушке" Кривендо, Ваня живет в детдоме. Можно усомниться: нужны ли эти размышления, если приемыш явочным порядком, без вмешательства чиновников, благополучно прожил с Любовью Николаевной с восьми месяцев до четырех лет? Нужны. И у Степанова, и у отдела опеки, и у директора детского дома один-единственный аргумент против Кривендо. Но очень веский: аргумент зовется наркоманом Затикяном. До сих пор общество Затикяна ничем не повредило Ванечке, но кто поручится, что Затикян не сделает парня наркоманом, когда тот подрастет?.. "Здесь спешить не надо, — тихо говорит директор детдома Лидия Слюсарева. — Я дам рекомендацию только тогда, когда на 99 процентов пойму, где Ване будет лучше". В сентябре судьбу Вани решит комиссия. На случай отказа Кривендо разыскала его не слишком близкую родственницу — уговаривает взять мальца. Лишь бы не остался Ванечка на государственном коште. ...Ванечка и Любовь Николаевна пробыли вместе час. Пора было ехать в детский дом. "Я взяла его на ручки, а он сказал: спусти, тебе тяжело идти. А в детдоме заорал, вцепился... Я хотела там бесплатно поработать, но директор не разрешила..." Детдом №11 — хороший детдом. Тут устланные дорожками лестницы и зимний сад, а в аквариуме грызет подорожники морская свинка. В "карантинной" группе тихо возится десяток "ненужных" малышей, каждый из которых успел настрадаться не меньше Вани. А он сосредоточенно собирает паззл, без улыбки взглядывает на меня и опять опускает глаза к мозаике. Хорошенький, светловолосый... Кривендо навещала Ваню часто, но ее попросили приходить пореже — не волновать детей. И теперь, если приглядеться, Любовь Николаевну нередко можно обнаружить в кустах, обступивших детский дом. Она на посту. НЕНУЖНЫХ МЛАДЕНЦЕВ выбрасывают в мусоропровод, душат и топят. Бывает, их продают за наличные где-нибудь у трех вокзалов, или меняют на героин, или сдают в аренду христарадницам в метро. Маленькие заложники пороков взрослых — их жизни сломаны с момента рождения... Из таких — и Ванечка. Социальные психологи, занимающиеся проблемами подростковой наркомании, утверждают, что дети, рожденные в семье наркоманов, в 99 случаях из ста, сами рано или поздно садятся на иглу. Единственный шанс спасти такого бедолагу от наркотической бездны — обеспечить ему ежедневную дозу любви и заботы близкого родного человека, который сознает, какие проблемы у ребенка и готов бороться за него, не жалея сил. У Ванечки такой человек есть. Пока...



Партнеры