ЗА ДЕРЖАВУ ОБИДНО

20 сентября 1999 в 00:00, просмотров: 839

Чем ближе к новому тысячелетию, тем спрессованнее время. 150 дней по нынешним меркам — это уже слишком. За это время в России пришло и ушло целых три федеральных правительства. А президент Ельцин, похоже, определился в своем преемнике. Жизнь по "подмосковному циферблату" течет более плавно. 5 месяцев назад вице-губернатором Московской области стал глава Ленинского района Василий Голубев. Но еще не во всех городах и весях региона с ним познакомились. Представляем: Василию Юрьевичу 42 года, кандидат юридических наук. В 1995 г. он победил в конкурсе "Российский мэр-95". Лужков тогда занял первое место среди крупных, а Голубев — среди малых городов России. Женат, двое детей: дочь и сын. На воспитании племянник — сын его брата, который трагически погиб в шахте. Впятером — не в обиде. Все годы мэрства (9 лет!) семья Голубева проживала в квартире площадью 43 кв. метра, которую получили за выездом. А год назад Голубев справил новоселье — въехал в собственный дом. Сегодня вице-губернатор Подмосковья Василий ГОЛУБЕВ — у нас в гостях. –Василий Юрьевич, одно время циркулировали слухи, что вы сами хотите идти в губернаторы. И имели бы на выборах реальный шанс. Вдруг вас взял к себе в команду Тяжлов. Он перехватил инициативу, сделал "ход конем"? — Я никогда и нигде не заявлял о намерении баллотироваться на пост губернатора. Что такое Подмосковье? Это целая страна, огромный промышленный и научный потенциал. Район — только маленькая его частичка. Скажу честно, я к нему, к своему району, привыкал не один год. А сколько времени понадобится на область?! Дело было так. Года полтора назад Старая площадь начала подбирать кандидатуры на пост вице-губернатора. Изучалось мнение глав городов и районов, были опросы. В общем, мониторинг. В список попали несколько глав. Губернатор сделал предложение мне, чем я неизмеримо горжусь. Поверьте, в Подмосковье есть сильные и авторитетные главы. — Но почему именно вы? — Наверное, в районе дела обстояли неплохо. К тому же — мы никогда не просили денег... — Как так? Не верю! Откройте секрет!.. — Зарабатывали их сами. Активно проводили инвестиционную политику. Это позволило нам формировать бюджет за счет наших же предприятий. Вначале им создавали льготные условия для развития, а уже потом получали от них налоги. Я сторонник именно такой схемы. Не наоборот — чтобы ободрать заводы поборами и тем самым окончательно их добить... Конкретный пример. В районе есть завод "Мосметаллоконструкция", или, как его сегодня называют, — АО "Мосмет". В начале 90-х его продукция перестала пользоваться спросом. Многие думали, что он буквально отдаст концы. Однако в 1992 году предложили предприятию в течение шести месяцев не платить налоги в местный бюджет. А за счет этого купить итальянскую линию по изготовлению и покраске алюминия. Завод приобрел оборудование, освоил его и за год вернул нам все долги. Сегодня он выпускает продукцию, которую до недавнего времени можно было купить только за рубежом. Витражи, крыши, элементы конструкций зданий — причем любых типоразмеров. Коксогазовый завод, "Мосрентген" тоже переживали не лучшие времена. Что делает район? В счет долга бюджету "Мосрентген" поставляет свою продукцию медицинским учреждениям области. Предприятие получает заказ и рабочие места, больницы — нужное им оборудование. А район как бы финансирует здравоохранение — ведь на сумму поставок мы сокращали "Мосрентгену" его долги перед бюджетом. Есть и другие примеры. — И убиваете сразу трех зайцев? Вы мудрый человек! — Жизнь заставляет. Вот 15 сентября открыли завод российско-американской фирмы "Серл-Фарм". У него интересная судьба. Он был запланирован в рамках известного соглашения Гор—Черномырдин. Как вы знаете, соглашение это в масштабах России было благополучно провалено. А вот завод в Ленинском районе мы построили, и он уже выпускает медикаменты, проектная мощность — до трехсот миллионов таблеток в год. Отвели предприятию землю, те принялись за дело. И вдруг — 17 августа, тяжелейший финансовый кризис. Пошли старым, проверенным способом. Освобождали их от местных налогов, от налогов на имущество — от всего, от чего можно только освободить. Но заявили: встанете на ноги — вернете все сполна. Завод уже работает и дал району около сотни рабочих мест. Причем в той местности, откуда наши жители испокон веку ездили на работу в Москву. Завод по оборудованию — один из лучших в России. За державу стало обидно. В своей части я исполнил то соглашение, которое было подписано с вице-президентом США Гором. Есть еще много таких примеров. — Да, губернатор в вас не ошибся. А область уже заметила, что у нее появился вице-губернатор? — Честно говоря, я не очень удовлетворен тем, что сделал. Летом у нас горели леса — отвлекался на пожары. Хочу решить проблему взаимоотношений с предприятиями "Газпрома" в Подмосковье. Завершить газификацию населенных пунктов. Нужна такая система, на которую бы не влияли личности. Она должна работать — и все. Стыдно, что уже 40 лет бороздим просторы Вселенной, а рядом с Москвой еще есть деревни и поселки, где печи топят углем, а котельные — мазутом! Да, темпы газификации выросли: сейчас мы "тянем" по 750 км в год — до 90-х годов было 250. Люди поняли, что процесс, как говорится, пошел. До 2002 года все газифицируем и переведем котельные на газ. Это пополнит бюджет за счет "живых" денег населения. Предстоит отрегулировать взаимоотношения областного и федерального бюджета. С одной стороны, Подмосковье — донор, отчисляет в центр 47% своего бюджета. Потом нам самим не хватает финансов, и мы пытаемся их вернуть обратно. Из-за этого постоянно возникает дефицит бюджета. И так жить, конечно, нельзя. Разумеется, в России есть регионы, которым нужно помогать. И мы готовы это делать. Но забывать про себя тоже не имеем права. — А что такое районный бюджет? Почему только три или четыре района в области — доноры, а остальные сидят на дотации? — Нет, прибыльных районов у нас уже добрая половина! Они гарантированно закрывают свои потребности собственными силами. — Но позвольте, еще два года назад... — Вот-вот, тогда-то все и началось. Мы, местные главы (тогда я еще работал в Видном), заключили соглашения с областной администрацией о том, что наш бюджет неприкосновенен. Район отчисляет области сумму по фиксированному нормативу. А все, что заработает сверх того, остается на местах. Раньше ведь было как? Чем больше дохода получил, тем больше налогов уплатил. И хорошо работать, искать резервы было просто невыгодно. После такого "джентльменского" соглашения бюджеты во многих районах увеличились до 30%. Примерно такую же схему губернатор пробивает на федеральном уровне. Чтоб область, допустим, сразу отдала центру всю причитающуюся ему, но жестко фиксированную сумму, а потом уже работала на себя. Но пока процесс идет трудно. Привлекаем дополнительные иностранные инвестиции. В прошлом году их было 780 миллионов долларов — в этом ожидается один миллиард. Знаете, хочется, чтоб все было как у людей. Сначала генеральный план развития, лет эдак на двадцать. А уже потом — его реализация. Но все время запаздываем. И получается как всегда. Вот возьмем земельную реформу. Не секрет, что большинство москвичей и жителей области имеет участки. Но мы же в советские времена раздавали огороды! А они по определению не способны решить никаких проблем: транспорта, свалок, обеспечения элементарным сервисом. Люди там не жили, а приезжали поковыряться в грядках. Им ни к чему поднимать и благоустраивать территорию. Хотя это их "кровная" земля. А если б выделяли наделы не в 3—6 соток, а в 12—15, предоставляли ссуды — люди бы строили дома, помогли в создании инфраструктуры: дороги, связь, магазины... Прокатитесь по так называемым огородным товариществам. Они зачастую пустуют, а кое-где превращены в свалки. Колоссальные средства вложены в реконструкцию автострад. Сейчас работаем над программой по обустройству третьего кольца. Увеличилось количество АЗС, моек, магазинов. Но этого пока недостаточно. Не хватает станций техобслуживания, нет терминалов. А там, где они есть, — в ужасном состоянии. Нужна конкретная поддержка среднего и малого бизнеса. В Одинцове, например, недавно открыли завод по покраске автомобилей — это детище местных предпринимателей. Семь лет они им занимались! Но сегодня он в состоянии обслужить миллион автомобилей в год. Причем на самом высоком европейском уровне. А ведь завод, по словам дирекции, — только 15% от той большой идеи, которую они хотят реализовать... — Василий Юрьевич, рассуждаете вы красиво и правильно. Но почему же область так отстает от Москвы? — Я бы не утверждал столь категорично. Нужно брать конкретные показатели. Скажите: цены в Москве на продовольствие ниже, чем в Подмосковье? Ничего подобного — даже наоборот. Хотя бы по той причине, что 25% жителей области сами себя обеспечивают продуктами питания. Первым регионом в России, который увеличил зарплату учителям, врачам, а потом и работникам культуры, была опять-таки Московская область. Конечно, это не та надбавка, которая полностью закрывает финансовые проблемы, но согласитесь, что это лучше, чем ничего. А окружающая среда — разве ее можно сравнить с московской? Да, к сожалению, бывают у нас срывы в выплате зарплаты, детских пособий. И пока мы не наладим стабильную экономику, вряд ли от этих недостатков мы будем избавлены. — Но жители области едут на работу в Москву! — Они всегда туда ездили. Статистика гласит, что количество этих людей по сравнению с советским периодом практически не изменилось. Иное дело, что мы у себя должны создавать новые производства, нужные обществу. Тогда человеку не надо искать счастье на стороне. Вот только повысили зарплату учителям и врачам — снизился их отток в столицу. Зато есть и другая статистика. До 1985 года ближнее Подмосковье в основной своей массе хотело относиться к Москве. Сегодня такого стремления не наблюдается. — Говорят, Тяжлов уже "выработался", устал. Вам с ним интересно работать? — Он очень конкретный человек. Анатолий Степанович конкретно реагирует на проблемы людей. Которые его, губернатора, иногда даже не должны касаться. Например, недавно в Серпухове к нему обратился инвалид войны: несколько лет стоит первым в очереди на положенную ему по закону "Оку", а очередь все не приходит... Через несколько дней у инвалида под окном уже стояла "Ока". Или бывает в поездке и узнает, что какому-нибудь ребенку срочно нужна операция, а у родителей денег на нее нет. Вернувшись в Москву, сразу находит деньги. До сих пор в лицо узнает прорабов, с которыми "пересекался" 20—30 лет назад. Молодые уже забыли, с кем они работали вчера. А губернатор всех помнит по имени-отчеству! Конечно, на каждого жителя Подмосковья губернатора не хватит. Нужна команда, где все работает как часы. Он молниеносно формирует идеи, и энергии у нашего губернатора предостаточно. Если б в его команде было неинтересно, я бы из района не ушел. — А как так получается, что из Ленинского района к нам в газету почти не пишут жалоб? — На этот вопрос я уже частично ответил. Если работают предприятия, значит, живет и "социалка" — откуда возьмутся жалобы? Здесь всегда платили заработную плату, пенсии, детские пособия, поддерживали работников бюджетной сферы, выполняли Закон о ветеранах. В городе Видном — 92 телефона на 100 семей. Наверное, это тоже кое о чем говорит. А вообще нужно просто почаще встречаться с людьми, знать их нужды. Поездка в любой район области для меня совсем не означает выступить на "активе" и разъехаться по домам. Обязательно загляну на производство, посмотрю здравоохранение, бюджетную сферу... В районе не забыты люди труда. Каждую осень проводим День механизатора, а весной — День животновода. Регулярно встречаюсь с молодежью, военными, ветеранами, священнослужителями. У районного главы день забит до отказа. — Сколько храмов у себя построили? — Девять лет назад, когда я стал главой, действовало три, сегодня — 24. Люди знают дорогу к храму, с большим подъемом воспринимают строительство новых церквей. Как-то в поселок Московский приехали представители какого-то религиозного братства из Дании. Разнесли по дворам 500 подарков, и бабушки им подписали письмо с просьбой о строительстве там их храма. Что мы сделали? Провели опрос населения. В результате в этом месте, где компактно проживают люди православные, строится "наш" храм. А первым мы восстановили женский монастырь в Мещеринском, потом мужской монастырь в Екатерининской пустыни... — Не настораживает, что монастыри так быстро заполняются послушниками? Люди-то бегут от светской жизни. Им плохо в нашей среде, они одиноки... — Это право каждого человека — определять свою судьбу. Но я согласен, что наша главная задача — создать ему достойные условия, как говорится, в миру. — А вы сами в Бога верите? — Верую. И в церковь хожу. Правда, каждое воскресенье не получается. Есть у меня особенно любимый храм. Он, правда, в Ступинском районе, в деревне Авдотино. У меня жена родом оттуда. Та церковь долго пустовала, и получилось так, что наши рабочие тянули газопровод к местному детскому дому. Ко мне тогда обратились жители за помощью. Подвели газ и в деревню, и в церковь. Потом нужно было отремонтировать сам храм. Направил туда бригаду строителей из района, отремонтировали. Сразу же появился следующий вопрос: воскресная школа при церкви стояла без крыши. Посоветовался с нашими предпринимателями, и они привезли кровельное железо. Так всем миром и возродили храм. Уверен: с реформами в Подмосковье тоже все получится. Если возьмемся за них всем миром.





Партнеры