ПИСЬМА НЕДЕЛИ

27 сентября 1999 в 00:00, просмотров: 249

ПОЧЕМУ РУССКИЕ БАБЫ ДО СИХ ПОР РОЖАЮТ В ПОЛЕ? Мы уже 30 лет живем без телефонной связи. Когда-то пьяный тракторист-бульдозерист оборвал телефонные провода — и глухо стало в деревне, как в танке. Если кто-то родит или что-то горит, берем тачку и едем в Красноармейск вызывать помощь. Пока помощь придет — изба сгорит, баба родит на пашне колхозного поля. А если мужик жену гоняет, то разнимаем всей деревней во избежание жертв и экономии бензина на вызов милиции. Наш колхоз называли до перестройки "Путь к коммунизму" — от него остались одни буквы, слава богу, русские — ТОО или АОО. Коров теперь доят солдаты, и морковку таскают они же. Все остальные разбежались. Двухэтажное здание ДК стоит без окон и дверей, словно подверглось теракту. Кресла валяются на улице. Каждый пацан может похвастаться трофеями: у кого-то в доме баян или гитара, у кого-то даже пианино. Местного радио у нас тоже нет — столбы попадали от ветра. Спасибо дачникам, что добились электрички. Раньше ползала "кукушка". Бабули на завалинке часто вспоминают, как она с рельс сходила и как они ее всем миром поднимали и двигались дальше, предварительно наломав дров для паровозной топки. Газопровод дотянули только до одной деревни — кишка, говорят, тонка на три деревни протянуть. Зато уличный свет на столбах горит днем и ночью. Очень боимся, когда свет гаснет: лишимся просмотра бразильских сериалов. А это для нас последняя радость в жизни. Жители деревень Федоровское, Барково Пушкинского р-на Московской обл. Ё-МОЁ, ЧТО Ж ЭЛЕКТРИК НАДЕЛАЛ! Сейчас я не могу из своего бюджета выделить "стольник" на подписку "МК", но поплакаться в жилетку Павла Гусева никто не отъемлет права. Итак, едет кортеж мимо здания "Лукойла" с Ремом Вяхиревым, а Алекперов и говорит: "Вот как моя фирма освещена!" А тут свет взял и погас. Алекперов тут же распорядился, чтобы дежурного электрика к чертовой матери уволили. Это только в нашем беспредельном государстве позволительно: человеку осталось каких-то полгода доработать до пенсии. Непьющий, работящий. Не по его же вине наружное освещение отключилось! Ну к чему так жестоко поступать? Защитите дежурного электрика Шумейкина Владимира Федоровича! А.К.ПРОКУДИН, г. Москва. ПЕНСИОНЕРЫ НЕ МАМОНТЫ. ВСЕ НИКАК НЕ ВЫМРУТ... На пенсию в 20 баксов в свою "продовольственную корзину" мы можем положить лишь пакет молока, полбуханки хлеба да немного соли. Хлебом с солью будем встречать новых депутатов, которые будут опять трудиться на благо себя и во имя народа. Они-то уж выбьют себе достойную пенсию. Власти, вероятно, надеялись, что пенсионеры вымрут, как мамонты, а они оказались живучими и приспособились к этой жизни. Одни побираются, другие ищут "хрусталь" по помойкам, а третьи из последних сил ползают на своих "фазендах", чтобы зимой не голодать. Работающие пенсионеры обречены трудиться до гроба, потому что на 500 рублей не прожить. Где же достойная, обеспеченная старость? Изобилие продуктов, широкий выбор одежды, обуви вовсе не радует при пустом кошельке, а вызывает лишь раздражение. А если при ежедневном росте цен на все продукты нам опять добавят всего 50—60 рублей к пенсии, то на радостях останется купить бутылку дешевой водки и плавленый сырок и сказать огромное спасибо всем за заботу. Г.П.ПЕТРОВА, г. Москва. Я ХОЧУ, ЧТОБЫ МОЙ СЫН ВЕРНУЛСЯ Я, мать военнослужащего срочной службы, призванного во внутренние войска в конце 1997 года, обращаюсь к Борису Николаевичу Ельцину. Я далека от политики, ко мне не поступает информация от ФСБ, МВД, МИД, но еще 2 года назад я знала из обрывочных сообщений СМИ, что на территории Чечни есть базы боевиков, где идет подготовка террористов, что из Чечни будет вторжение в Дагестан и другие территории России. Вы, Борис Николаевич, этого не знать тем более не могли. Почему же тогда террористы вторглись "внезапно"? Почему главари боевиков, объявленные в розыск, спокойно дают интервью? А теперь наши сыновья, единственное, что есть у нас в жизни, должны расплачиваться за чье-то предательство. Прекратите кричать на генералов, которые не хотят любой ценой очистить от боевиков село в кратчайшие сроки. Для нас, матерей, хорош тот генерал, который сохранит наших сыновей живыми. Потери убитыми и ранеными и так очень велики. И они на Вашей совести, Борис Николаевич. Самое большое горе — это пережить своих детей. Где гарантии, что, как это было в Чечне, через несколько дней та высота, политая кровью наших детей, по чьему-то сговору не перейдет опять в руки боевиков? Где наша новейшая военная техника? Почему так плохо экипированы наши солдаты? Моему сыну осталось служить два месяца. Моя жизнь состоит из минут, которые остались до очередной сводки теленовостей о событиях в Дагестане. Минуты складываются в томительные часы и дни ожидания, когда мой сын вернется. В этой борьбе должны участвовать только добровольцы из более зрелого контингента. То, что сейчас происходит в стране, очень трудно понять мальчишкам в 19 лет. Они просто выполняют приказы и отдают свои жизни, часто не понимая, за что. От имени всех матерей требую принять закон об ответственности за жизнь военнослужащих при прохождении службы. В.Д.БАГАЕВА, с. Пирочи Коломенского р-на Московской обл.



Партнеры