ОПЕРАЦИЯ “КООПЕРАЦИЯ”

7 октября 1999 в 00:00, просмотров: 246

Лет пять тому назад, задолго до шахтерских посиделок на Горбатом мосту, на том же месте морозным утром несколько сотен москвичек перекрыли дорогу чиновникам из Белого дома. Женщины — жительницы кооперативных домов — вышли на мост по причине отключения в их квартирах отопления. К тому времени долги ЖСК перед теплоснабжающими службами выросли до астрономических размеров. Чиновники, не мудрствуя лукаво, не разбираясь, кто прав, кто виноват, просто перекрыли вентили. А москвичи (представители почти 40 столичных ЖСК) впервые показали властям, что они — организованная сила. И, как итог, своего добились. Сегодня члены московских ЖСК находятся примерно в той же степени возмущения. Они доведены до ручки незаконными поборами и юридической безграмотностью властей. Система ЖСК принципиально отличается от иных форм собственности на жилье. Кроме жилищных кооперативов в нашей стране существует муниципальное (или ведомственное) и приватизированное (т.е. частное) жилье. В последнем случае превращение граждан в собственников произошло почти задаром. Члены ЖСК приобретали свои квартиры за собственные деньги, полностью оплатив не только непосредственно квадратные метры, но и трубы, электрический и телефонный кабели и т.д. Госчиновники надеялись, что сладкое слово "приватизация" раз и навсегда решит все проблемы по обслуживанию жилищного фонда. Мол, частники будут действовать по-хозяйски. Иными словами, самостоятельно содержать свои дома в образцовом порядке. Но оказалось, что коммунальные тарифы очень многим не по карману. В итоге почти четверть жителей столицы пользуется льготами и субсидиями. А примерно столько же горожан являются "злостными неплательщиками". Любой ДЭЗ может взахлеб перечислять должников, которые месяцами, а то и годами не платят за воду, тепло, вывоз мусора... Несмотря на то что московское правительство неоднократно стращало несознательную часть населения грозными карами вплоть до выселения, реально владельцам приватизированных квартир ничего не грозит. Ну не судиться же ДЭЗу с матерями-одиночками, алкоголиками или новыми русскими, которые не платят просто потому, что им лень дойти до сберкассы! Совсем иное дело — ЖСК. С ними ДЭЗы заключали договора. А невыполнение договорных обязательств — уже другой коленкор. Задолжал жилищный кооператив коммунальщикам? Арбитражный суд оперативно решит исход дела и всякий раз найдет способ, как взыскать деньги с ЖСК. Кооперативный беспредел начался с развалом СССР. До того действия ЖСК регламентировались законом "О кооперации в СССР". Но аналогичного российского закона нет. Поэтому госчиновники стали причислять ЖСК к потребительским кооперативам и относиться к ним как к юридическим лицам. И плевать, что со всех точек зрения это полный нонсенс. Согласно Гражданскому кодексу РФ, потребительский кооператив по меньшей мере должен что-то производить, получать от этого доход и распределять его между членами кооператива. Что может производить ЖСК? Грубо говоря, только отходы жизнедеятельности. Разве с этого можно получить какой-то навар?.. Чиновники сильно заблуждаются и насчет юридического статуса ЖСК. Все тот же ГК РФ расшифровывает понятие юридического лица так: им признается организация, имеющая в собственности, хозяйственном ведении или оперативном управлении обособленное имущество, которым она и отвечает по своим обязательствам. ЖСК же с того момента, когда последний член жилищного кооператива выплатил последний рубль своего пая, утратил все признаки юридического лица — перестал обладать собственностью. Она полностью перешла в руки жильцов. Тем не менее все государственные фонды по сей день продолжают считать жилищные кооперативы дойной коровой и незаконно собирают с них дань. ЖСК вынуждают платить в пенсионный фонд, в фонд занятости, в фонд медицинского и социального страхования... Как любое действующее предприятие, в котором трудятся люди. Впрочем, в ЖСК действительно есть люди, получающие за свой труд деньги. Их всего двое — председатель и бухгалтер. Но, во-первых, они сами являются членами ЖСК и выбираются демократическим путем на общем собрании. (К слову сказать, работа эта не из престижных. Раньше она вообще считалась общественно полезным трудом, и в лучшем случае в конце года председатель мог получить за хорошую работу премию... в 100 рублей.) А во-вторых, даже эти копейки образуются не в результате какой-либо хозяйственной деятельности, а просто собираются из кармана жильцов. Выходит, что государство обкладывает своих граждан налогами дважды. Да, председатель и бухгалтер ЖСК должны как законопослушные граждане отчитаться перед налоговыми органами за свой дополнительный доход. Но при чем здесь остальные жильцы? Они-то ничего не производят, никаких денег за право проживать в кооперативе не получают, налоги по месту работы исправно платят. Почему же их считают работодателями? Риторический вопрос, на который государство ответа давать не хочет... Идем дальше. Дома ЖСК не висят в воздухе. Они крепко вросли в землю. Вопрос, кому она принадлежит, еще со времен революции остался одним из самых насущных и неразрешимых. Столичной землей ведает Москомзем, который должен выдавать документы на право землепользования участками, отведенными под ЖСК. Должен, но не выдает. Почему? Ссылается на вето мэра. В то же время мэр издает распоряжение, согласно которому благоустройство этих участков оплачивается из карманов членов ЖСК. Опять нонсенс. Москомзем границы участков, принадлежащих ЖСК, определить не может или не хочет. Тем не менее эти границы все-таки существуют. И в их рамках ЖСК опять-таки за свои деньги может делать все что захочет: озеленять, строить гаражи, да хоть новый дом, если место позволяет... ДЭЗы же "ошибочно" считают, что эта территория — их вотчина (как в случае с муниципальным жильем). Только член ЖСК попытается установить, например, у себя во дворе "ракушку", ДЭЗ тут же требует с него денег за аренду земли. Чтобы было понятнее, насколько это глупо, представьте себе такую картину. На своем дачном участке вы решили посадить морковку. В этот момент приходит некто и заявляет: "Хочешь рыть грядку — плати!" Кстати, господа власть имущие. Сейчас в домах ЖСК Москвы проживает более 2,5 миллиона человек, которые устали обивать пороги в поисках справедливости. Равно как им надоело постоянное беззаконие. Между тем (если другие доводы не доходят) они — ваш потенциальный электорат. А на носу — выборы. Перед ними игнорировать такое количество москвичей просто-таки опасно. В противном случае члены жилищных кооперативов готовы вновь продемонстрировать свою силу. Жаль, если окажется, что в Москве подобные проблемы можно решить, только выходя на улицы... P.S. "МК" просит считать данную статью официальным обращением в министерства и ведомства, в чьей компетенции — вывести ЖСК из создавшейся ненормальной ситуации.



Партнеры